Зажатый между стадионом и гостиничным комплексом, Измайловский кремль — это место, куда отправляются за дистиллированным и подслащенным русским колоритом. Продавцы пирожков в кокошниках, свадьбы с караваями, выставки художников, изображающих церкви на подносах, и набор странных музеев — именно за этим сюда приезжают гости, причем не только иностранные. Несмотря на то что на противоположном берегу Серебряно-Виноградного пруда стоит архитектурно-парковый ансамбль «Измайлово» — реальный памятник истории, московские школьники и туристы из регионов идут с экскурсиями именно в новодельный кремль.

Здесь можно послушать об истории российского флота и водки, перекусить в современном трактире, заключить брак, сделать селфи на фоне построек под старину, а заодно купить что-то из сувениров. Недавно рядом с резными теремами появился творческий квартал Vernissage с кофейней, баром и тату-студией. Мы побывали в самом современном московском кремле, новом креативном кластере и на блошином рынке, чтобы узнать, как здесь работается.

Фотографии

Анна Михеева

Кремль в Измайлове

Адрес: Измайловское ш., 73ж

Годы постройки: 1998–2007

Автор проекта: Александр Ушаков

Открытие первых пространств: 2003 год

Площадь помещений: более 6 500 квадратных метров


История

Идея постройки развлекательного комплекса, стилизованного под архитектуру допетровской эпохи, принадлежит Александру Ушакову — предпринимателю, тренеру по самбо, потомку адмирала и иконописца. На месте, где сейчас стоит кремль, когда-то планировали возвести еще один корпус гостиничного комплекса «Измайлово» и репетиционную базу для ансамбля народного танца. Позже лужковская мэрия отдала Ушакову пустырь под застройку. Тем более что бизнесмен и его жена Марина Алексеева обещали не только устроить продажу сувениров и масленичные гуляния, но и поддерживать семейные ценности и хранить российские традиции.


В 2003 году уже можно было посетить первые выставочные пространства, но в 2005-м многие деревянные постройки значительно пострадали от пожара.

Несмотря на сказочно-лубочный вид Измайловского кремля, создавался он без всякой иронии. Ушаков утверждает, что проект ему приснился, а он только успел зарисовать терема. По словам бизнесмена, он ориентировался не только на свои сны, но и на реальные чертежи царской резиденции и традиции русского зодчества, а профессиональных архитекторов привлекал только как исполнителей.

В 2003 году уже можно было посетить первые выставочные пространства, но в 2005-м многие деревянные постройки значительно пострадали от пожара. Сам Ушаков рассказывал, что таким образом его пытались заставить освободить часть территории и отдать ее Черкизовскому рынку. Восстановили сгоревшие сооружения спустя несколько лет, опять же при поддержке городских властей. На территории кремля открылись мастерские народных промыслов, рестораны, кафе, несколько музеев — хлеба, народных искусств, истории водки. Они, видимо, и должны были помочь сохранению российской истории и культуры. А для поддержания семейных ценностей в одном из теремов кремля заработал ЗАГС.

С начала 90-х часть измайловского пустыря официально занимал вернисаж — рынок, известный всем любителям антиквариата и винтажа. Здесь до сих пор можно купить не только вещи с бабушкиных антресолей, но и традиционный набор сувениров из России: ушанки, матрешки, магниты, кружки, ручки (иногда китайского производства). На рынок приезжают целые автобусы туристов, которых после осмотра дежурных достопримечательностей гиды везут за покупками, а москвичи приходят на вернисаж за оригинальными предметами старины.

По словам совладелицы «Вернисажа в Измайлово» Марии Выборной, в последнее время выручка от аренды только падала. Ради привлечения молодой и платежеспособной аудитории сюда позвали команду FlaconX, уже открывшую в Москве площадки «Хлебозавод» и «Флакон». В проект Vernissage вложили 16,5 миллиона рублей, и с конца 2017 года на территории бывших складов стали появляться новые арендаторы: магазин одежды московских дизайнеров, секонд-хенд, барбершоп, кафе и бары. В помещениях все еще ведутся работы, полностью готов Vernissage будет только в 2019 году, и тогда же рассчитывают вернуть вложенные инвестиции.

Как здесь работается

Светлана Харитонова

руководитель проектов агентства «Министерство радости»

Экскурсии по сказке

Я училась в Московском университете культуры и искусств на дирижера народного хора. У студентов была возможность подработать, и подруга пригласила меня в Измайловский кремль аниматором-экскурсоводом. Когда я впервые пришла сюда, мне было 19 лет; я позвонила маме и сказала: «Я работаю в настоящей сказке!»

Сначала я водила обзорные экскурсии по территории кремля. Несмотря на то что это новодел, про него можно многое рассказать. Наш кремль создан по оригинальным чертежам XVII–XVIII веков. Как и положено крепости, у кремля есть дозорные башни, внешняя стена, роль которой играют внешние постройки. Согласно верованиям наших предков, прежде чем что-то строить, нужно было освящать землю и закладывать храм. Здесь тоже сначала появился храм Святителя Николая. Это самый высокий действующий деревянный храм не только в Москве, но и во всей России, его высота — 46 метров. Там находится частичка мощей Петра и Февронии, проводятся службы, венчания, крестины.


Все думают, что, работая среди теремов, мы каждый день едим блины и пьем медовуху.


Будни среди теремов

Когда я окончила вуз, мне предложили остаться работать здесь, но перейти на должность менеджера. Потом я возглавила отдел экскурсионного обслуживания и детских праздников. У нас произошло слияние отдела продаж и проектной деятельности, и я стала начальником одного большого отдела. «Министерство радости» проводит мероприятия в Измайловском кремле: детские праздники, корпоративы, свадьбы, конференции, фестивали.

Я работаю по графику пять дней в неделю, но иногда приходится жить без выходных две недели подряд. Многое зависит от сезона: в мае непрерывно идут выпускные, летом начинаются свадьбы, зимой — корпоративы. Все думают, что, работая среди теремов, мы каждый день едим блины и пьем медовуху, на самом деле на территории есть и обычные бизнес-ланчи, например в кафе «Шкатулка».

Наша цель — привлечь в Измайловский кремль разную публику. Как-то буквально за три дня мы организовали фестиваль «Красная горка». По традиции, после того как заканчивается пост, начинают играть свадьбы. И мы в честь этого праздника решили собрать у нас разные развлечения, чтобы показать, как было принято знакомиться и гулять свадьбы на Руси. У нас были зоны спид-дейтинга, куда могли прийти свободные девушки и молодые люди, чтобы встретить свою половинку. Так даже сложилась одна пара, и мы какое-то время следили за ней в соцсетях. Одно из самых популярных наших мероприятий — масленичные гуляния. На проводы зимы собирается около 15 тысяч человек. Мы проводим праздник не только в традиционном русском стиле, но и пробуем оригинальные форматы. Например, в этом году сделали «межгалактическую Масленицу».

Иностранцы нас очень любят. Во время чемпионата мира по футболу проходимость каждый день была как в Масленицу. По нашим наблюдениям, у иностранцев вызывает интерес все, что связано с едой, и мы устроили фестиваль русской кухни — накормили всех щами, селедкой под шубой, сделали 100 килограммов винегрета.

Елена Лукьянова

директор Музея истории водки

Эксперт на застолье

Как-то я написала объявление в фейсбуке, что ищу работу, и откликнулась подруга. В Музее истории водки нужен был гид-экскурсовод, и она посоветовала мне сюда пойти. Мне дали тексты, которые нужно было рассказывать гостям, я их читала, учила. Какую-то информацию сама искала в интернете, изучала книги, которые лежали в музее. Сейчас я веду экскурсии на русском и английском языках, мои коллеги также знают итальянский и французский. В основном к нам приходят на групповые экскурсии от туристических компаний. Бывают, конечно, и частные: собралась компания что-то отпраздновать, заказали здесь в ресторане зал и решили не просто погулять, а еще и интересное узнать.

Когда я только устроилась сюда работать, у всех знакомых было очень много вопросов. Свой рассказ я всегда начинала с того, что работаю в кремле, потом добавляла, что в Измайловском. Как оказалось, многие москвичи вообще не знают об этом месте. Как только я говорю, что работаю в музее, да еще и посвященном истории водки, у людей всегда возникает много эмоций — спрашивают, можно ли зайти в гости, есть ли дегустация. Она и правда есть. Во время праздников на столе часто оказывается водка, и тогда все говорят: «У нас же есть эксперт по водке!» Действительно, я могу рассказать, какой завод выпускает водку, как ее делают, вспомнить какой-то интересный исторический факт.


Свой рассказ я всегда начинала с того, что работаю в кремле, потом добавляла, что в Измайловском.


Сухой закон, штрафная рюмка и Петр I

Ажиотаж у наших гостей всегда вызывает медаль за пьянство. Оригинал хранится в Историческом музее, а у нас только ее макет. Петр I велел в качестве наказания вешать такую медаль на грудь пьяницам, и так ходить надо было целых семь дней. А весила она почти семь килограммов, не считая цепей. Бурными аплодисментами встречают еще один факт про Петра I: именно он разрешил женщинам сидеть за одним столом вместе с мужчинами и распивать алкоголь, до этого им не позволялось даже заходить в комнату, где идет пир. Петру мы обязаны еще одной алкогольной традицией — всем опоздавшим наливать штрафную. Если сейчас это рюмка, то тогда пили полуторалитровый кубок. Водки еще не было, потому наливали 20-градусное хлебное вино.

Водку изобрел Менделеев, у нас есть текст его диссертации «Соединение спирта с водой», в которой химик исследовал оптимальные пропорции напитка. По выведенным им показателям правильная крепость для водки должна составлять 38,5 градуса. Но когда стали вводить акцизы на водку, чиновники округлили и довели крепость до 40 градусов.

Многие из гостей не знают, что во время Первой мировой войны в России ввели сухой закон, который действовал десять лет, до 1924 года. Заводы были перепрофилированы под военные нужды, а спирт использовался в медицинских целях. А во время уже Великой Отечественной войны был издан указ о наркомовских 100 граммах, которые наливали на фронте перед боем или в сильные морозы. Во время войны появилась еще и традиция обмывать что-то новое. Тогда обмывали ордена и медали — их кидали в рюмку водки и выпивали ее.

Надежда Нестерова

главный специалист Дворца бракосочетаний № 5

Работа во дворце

Я всю жизнь прожила в Измайлове и не знала о существовании кремля, пока не пришла сюда на работу. Не знаю, как я могла раньше не замечать это место. Здесь красиво в любое время года!

Каждый сотрудник дворца бракосочетаний пишет речь, которую потом произносит перед парами. Текст утверждает наш руководитель. За годы работы таких речей набирается много, и они все у тебя в голове. У нас всегда есть наготове несколько вариантов. В зал входят жених и невеста, мы их видим и понимаем, насколько пара волнуется и что им лучше говорить. Есть тексты более романтичные, а есть построже, бывает речь подлиннее и покороче. С опытом начинаешь угадывать, что именно люди хотят услышать — про вечную любовь или про крепкую семью.

В воскресенье и понедельник у нас выходные, а так с утра до вечера идут свадьбы. Летом свадеб особенно много, зимой поменьше. Всегда очень виден контраст, когда на одну неделю приходится 31 мая и 1 июня. В конце мая может быть совсем мало пар, а вот с 1 июня свадьбы идут одна за одной. В мае не женятся суеверные люди, но я считаю, что зря. Никакие приметы и красивые даты не являются гарантией семейного благополучия.


Мы уже не удивляемся, когда в зал заходят царь и царица, граф в камзоле и императрица.


Костюмированные свадьбы

Так как мы находимся в достаточно интересном месте, у нас очень часто бывают костюмированные свадьбы. Мы уже не удивляемся, когда в зал заходят царь и царица, граф в камзоле и императрица. Часто бывают невесты в кокошниках и сарафанах, а женихи в красных сапогах и косоворотках — и это ожидаемо. Несколько лет назад Измайловский кремль проводил байк-фест, и байкеры тоже о нас узнали и периодически теперь приходят сюда жениться. Но больше всего мне запомнилась свадьба в стиле зоопарка. Жених в костюме медведя, невеста в костюме белки, и все гости тоже одеты разными животными. А самый милый и трогательный гость — мама невесты в костюме аиста и с грудным ребенком на руках.

Ко мне приходило очень много моих одноклассников и однокурсников, и я всех переженила. Я и сама не только выходила здесь замуж, но и встретила мужа. Он был моим коллегой, а сейчас перешел в управление. На свою свадьбу я не стала наряжаться в кокошник и платье царицы, у меня было короткое белое и, самое главное, удобное платье, а свадебные туфли я до сих пор ношу на работу.

Хим Абдурахманов

директор по развитию творческого кластера Vernissage

Арт-квартал на месте склада

Собственники помещений пригласили команду FlaconX в Измайловский кремль, чтобы мы провели анализ и сказали, возможен ли здесь вообще творческий квартал. Мы год анализировали ситуацию и решили, что возьмем в управление часть территории. Собственник остался прежним, мы просто развиваем эту зону по сценарию креативного кластера.

Мы взяли в управление самую непривлекательную часть — склады при измайловском вернисаже, их частично использовали и продавцы с Черкизовского рынка. В помещениях до этого не только хранили товар, здесь были промышленная кухня, кафе, ночной клуб. Мы это все разгребали, расчищали, выкидывали тонны мусора, демонтировали клетки для стриптизерш.


Мы не хотим искусственно создавать мероприятия, нагонять хипстеров, просто хотим показать, что здесь комфортно находиться.


Первые резиденты

Когда мы подписали договор, мне нужно было начать наполнять пространство резидентами. На переговорах с первыми арендаторами я стоял около двери с планом помещения в руках и уверял людей, что внутри все именно так, как нарисовано у меня на бумаге. Попасть внутрь мы не могли, потому что у нас изначально даже не было ключей от самих помещений. Не знаю, как так получилось, но люди верили нам и приходили сюда.

Сейчас у нас открылись тату-салон Disciplina, где работают 12 мастеров, и отель «Шкатулка» от создателей хостела «Фабрика» на «Красном Октябре». Нашим резидентом стал проект Workplace Fashion, где созданы места для работы дизайнеров, чтобы они могли просто арендовать рабочее место с раскройными столами и швейными машинками. Здесь есть бар «Medvedи», кафе Panama Grill, студия Barber Life, кулинарная студия «Белый хлеб», кофейня «Заварили», магазин «Кальянный кот» и уютная чайная «Кот и город». Музей утюга — это тоже наши резиденты. Я сначала подумал, что это какая-то странная история. Потом мы познакомились поближе, пообщались, и оказалось, что у ребят интересная концепция.

Наша задача состояла в том, чтобы сделать это место интересным для горожан, привлечь сюда новую аудиторию. Мы не хотим искусственно создавать мероприятия, нагонять хипстеров, просто хотим показать, что здесь комфортно находиться. В какой-то момент к нам стали подтягиваться местные жители, люди с района. Если к нам раньше приходили просто выпить, то сейчас уже хотят организовать концерты и мастер-классы.

Ирина Баринская

продюсер Vernissage и соосновательница проекта «Свалка»

Пугающая «Партизанская»

«Свалка» — это сервис по вывозу и реализации ненужных вещей. Мы приезжаем и бесплатно забираем все, что человеку не нужно. Вещи мы сортируем, какую-то часть продаем, что-то отдаем на утилизацию, что-то отправляем в секонд-хенды, а что-то используем для нашего другого проекта «Дебош».

Vernissage — это уже наше пятое место. В связи с кучей событий нам приходилось постоянно переезжать. Когда я рассказываю, что у нас классно, первая реакция бывает такая: «Это же „Партизанская“!» И я сначала думала точно так же: «Сюда никогда в жизни никто не поедет». Представления о вернисаже у меня были тоже очень смутные, я здесь не была лет десять. Когда мы впервые приехали сюда, был декабрь, слякотно, холодно, летали пакеты, лаяли собаки, ходили очень странные, даже пугающие люди. Я смотрела на все это и не понимала, как вообще можно это место оживить.


Когда я рассказываю, что у нас классно, первая реакция бывает такая: «Это же „Партизанская“!»


Два вернисажа

Мы с моим мужем Алексеем Баринским долго тащили все вдвоем, и нам было тяжело. В какой-то момент мы были готовы закрыть помещение «Свалки» на ключ и уехать в Таиланд зализывать раны. Когда мы только сюда заехали, «Свалка» была такой страшной подружкой вернисажа. Vernissage чистый и красивый, с белыми стенами, а заходишь к нам — и все такое непрезентабельное. Нам хотелось соответствовать площадке, и для нас это стало отличным стимулом вырасти.

Многие продавцы торгуют на измайловском вернисаже по 25 лет, но у нас не было задачи вытеснить их, заменить все старое. Мы старались просто внедриться в уже существующую систему. Первое время на нас косо смотрели и говорили, что у нас тут ходит много странных людей с зелеными волосами.

Потом мы начали здороваться друг с другом, общаться. Во время чемпионата мира некоторые резиденты выставили лотки по соседству с давними продавцами советских плакатов. Получилась отличная синергия. Даже когда чемпионат закончился, стало понятно, что площадка развивается, здесь начинают появляться новые люди и все развивается очень гармонично: нам нет причины что-то делить с рынком, потому что у нас совсем разная целевая аудитория, а туристов хватает на всех.

Владимир Боткин

продавец фарфора и других предметов старины

Медали и статуэтки

Я родился и вырос в Ленинграде, преподавал там технические дисциплины в институте, но часто бывал в Москве. Как-то с маленьким сыном мы пошли в парк Горького и решили покататься на лодках. Плывем по пруду и видим: на поверхности лежит бумажный рубль и начинает тонуть. Мы его взяли и решили сразу же потратить. В парке Горького тогда собирались коллекционеры, у них я увидел настольную медаль Сергея Петровича Боткина, а наш род идет из Тульской губернии, из того же корня, что и род известного доктора. Эта медаль стоила дороже, и пришлось купить другую. Но мне очень понравились медали, и коллекционирование меня затянуло.

Хотя я и занимался всю жизнь наукой, меня всегда тянуло и к искусству. Моим хобби была скульптура, я вырезал из дерева. Со временем перешел от медалей к коллекционированию фарфора. Он меня пленил не только своей красотой, но и историзмом. В фарфоре отражается вся эпоха, в которой мы жили.


Здесь мы свободны, находимся не под гнетом,

и потому общение здесь у людей не такое.


Коллекция на продажу

Как-то я узнал, что в Москве есть измайловский вернисаж — место, где можно что-то купить и продать. Я тогда собирал еще старые бумажные деньги, приехал сюда и встал торговать ими прямо на лестнице. Было это 27 лет назад, в то время на вернисаже ходила тьма народу, в том числе и иностранцы. И вот мимо меня идет мальчик, на вид лет 10–12, достает из кармана десятидолларовую бумажку и дает мне ее за мои старые рубли. Тогда это меня поразило: десять долларов были чуть ли не половиной моего заработка научного работника. И меня этот американский мальчик научил, показал путь к финансовой независимости. Так я пристрастился приезжать на вернисаж. Сейчас людей на вернисаже тоже бывает немало. Иностранцы тоже бывают, вот только что женщина купила у меня супрематический чайник.

Продавать коллекцию, конечно, было жалко, но у меня жена и два сына, так что приходится что-то продавать. К тому же торговая жилка у меня есть — дед и прадед были купцами первой гильдии.

Место и люди

У нас очень интересный коллектив, у всех живая кровь. Здесь мы свободны, находимся не под гнетом, и потому общение здесь у людей не такое, как в организациях. Сейчас я приезжаю торговать по субботам и воскресеньям, мне такая коммивояжерская жизнь даже нравится. Раньше сюда привозили редкие вещи со всей Москвы и даже России, постепенно они продались, разошлись по коллекционерам. Ко мне за фарфором приходили и Илья Сергеевич Глазунов, и послы разных стран.

Изначально на месте кремля была поляна, и комплекс «Русское подворье» строился буквально на моих глазах. Я смотрел, как закладывается фундамент, появляются терема. Как ценитель прекрасного, я на кремль всегда любуюсь: здесь не просто окна, а с резьбой, крыша сделана не только чтоб не текло, но еще и красиво было. Эта деревянная рубленая архитектура в русском стиле замечательно смотрится, а еще и капитальная. В храм сюда я хожу, мне и прихожане нравятся, и батюшка — отец Филипп.

На вернисаже мы тоже начинали торговать на каких-то коробках, ставили ящики, на них клали планшеты. У меня со временем появился стол, нашел я его тут рядом, выловил из пруда, куда его кто-то выбросил. Потом здесь поставили прилавки и палатки. Опять же тут все сделали красиво. Там, где я торгую, не просто поставили забор, а сделали его резным, посадили аллею боярышника.