В «Аптекарском огороде», или Ботаническом саду МГУ имени М. В. Ломоносова, — более 5 тысяч видов растений, но при этом нет ничего случайного. Даже участок со знакомыми и привычными деревьями и травами оказывается искусственно созданным фрагментом растительности средней полосы России. В саду есть дендрарий с двумя сотнями деревьев, альпийская горка и огород с настоящими лекарственными травами. Круглый год в «Аптекарском огороде» открыто несколько оранжерей с пальмами, лианами, кактусами, суккулентами и хищными растениями. Мы попросили сотрудников «Аптекарского огорода» рассказать об этом необычном месте и своих рабочих буднях среди папоротников и орхидей.

Фотографии

Анна Марченкова

Ботанический сад МГУ имени М. В. Ломоносова, «Аптекарский огород»

Адрес: Москва, пр-т Мира, 26

Год основания: 1706

Более 5 000 видов, сортов и форм растений

Цена билета: 300 рублей

Годовой абонемент: 4 000 рублей

hortus

История

«Аптекарский огород» появился в Москве в 1706 году по указу Петра I. По легенде, царь собственноручно посадил здесь три хвойных дерева, чтобы горожане научились их различать. Одно из них — лиственницу, растущую недалеко от главного входа, — можно увидеть и сегодня. Удар молнии расколол ее на две части — сейчас она держится благодаря искусственной опоре.


В XVIII веке Аптекарский огород был научным центром. Здесь не только выращивали растения, но и готовили из них лекарства.


В XVIII веке Аптекарский огород был научным центром. Здесь не только выращивали растения, но и готовили из них лекарства, исследовали полезные свойства разных сортов, выводили новые виды, обучали студентов. Первым директором сада в 1735 году стал немецкий ученый, врач и ботаник Трауготт Гербер, в честь которого назван цветок гербера. В Москву он приехал специально «для учреждения огорода, к умножению аптекарских плантов и собиранию особливых трав, яко нужнейших натуралиев в медицине». Ученый устраивал ботанические экспедиции, искал среди дикорастущих растений целебные и фиксировал полученные сведения в своих рукописях.

Несмотря на то что сейчас «Аптекарский огород» находится в ведении МГУ, появился он на 49 лет раньше самого университета и перешел к нему только в 1805 году. До этого садом управляли Аптекарский приказ, госпиталь, училище и Медико-хирургическая академия. С переездом академии в новую столицу — Петербург — заниматься огородом стало некому, и вскоре он оказался заброшен. Как раз в это время Московский университет стал искать место для нового ботанического сада: его растениям было тесно на Моховой улице.

Важным преимуществом «Аптекарского огорода» оказалась не только большая площадь, но и значительная коллекция ботанических редкостей, так что университет приобрел его за 11 тысяч рублей серебром.

В середине XIX века до России дошла мода на английские сады. На смену прямым дорожкам, террасам и регулярным грядкам пришли искривленные тропинки, поляны и отдельно стоящие деревья. В 1850-х годах «Аптекарский огород»перестроили в духе последних тенденций, здесь появились скамейки и цветы, которые просто украшали территорию, а не служили науке. В сад стали приходить простые горожане. Так исключительно утилитарное место стало общественным пространством для отдыха и прогулок москвичей. Сейчас о старой планировке напоминают прямые главные аллеи — западная, восточная и две поперечные. Чтобы показать, как сад выглядел несколько веков назад, на его территории по старинным планам воссоздан участок лекарственных трав с прямыми грядками полезных растений.

«Аптекарский огород» несколько раз находился под угрозой исчезновения. Он пострадал в пожаре 1812 года, был практически разрушен в 1930-е, во время войны в нем вырыли бомбоубежища и устроили коллективный огород, а в 1990-е саду не хватало денег на обустройство. Сейчас «Аптекарский огород» снова стал одним из самых посещаемых и фотографируемых мест Москвы. Даже в полдень рабочего дня найти здесь уединенное место не так просто: сотни посетителей идут в оранжереи, на выставки и к цветочным полянам. По вечерам и выходным в «Аптекарском огороде» еще более людно: здесь устраивают концерты, кинопоказы, фестивали и ярмарки. Рекорд сада — 8 500 посетителей, которые собрались на семи гектарах площади в мае 2018 года.

Как здесь работается


Антон Дубенюк

Главный садовник


Цветы жизни

Я кандидат сельскохозяйственных наук, окончил Тимирязевскую сельскохозяйственную академию. Я занимался лекарственными растениями, озеленением и много чем еще, связанным с растениеводством, включая выращивание грибов. Но последние 20 лет жизни я посвятил «Аптекарскому огороду». Как главный садовник я отвечаю за состояние растений в открытом грунте, проведение экологической и коллекционной политики сада, за то, чтобы растения правильно сажали и за ними велся надлежащий уход. 


В моем подчинении 15 садовников. Но я и сам могу что-то посеять, высадить, пообщаться с растениями.


Комнатные растения я не развожу, только сажаю кое-что на даче, но это совсем другое. Здесь мы все-таки преследуем еще и образовательную цель, стараемся дать людям новые знания, показать яркое, красивое, необычное. Мои любимые растения — это древовидные пионы. Они гордость «Аптекарского огорода», их любят многие посетители. Сирень — еще одно легендарное растение, которое нравится всем, в том числе и мне. Мы создали несколько новых коллекций современных сортов сирени. В моем подчинении 15 садовников. Но я и сам могу что-то посеять, высадить, пообщаться с растениями.

Работа садовника сезонная. Мы следуем за природными ритмами, но, конечно, не спим зимой, как медведи: наличие оранжерей сглаживает сезонность. Больше всего мы загружены весной, в мае и осенью, когда идет посадка. В межсезонье мы выполняем другие работы, которыми некогда заняться сейчас. Дел хватает и зимой: мы проводим выставки, думаем о новых экспозициях, заказываем растения, благоустраиваем территорию. Например, прошлой зимой делали скворечники, заготавливали нужные материалы.

Особый подход

Сложных растений у нас много. Есть дикие виды, только взятые из природы, с ними пока люди не работали. Мы проводим интродукцию, то есть определяем, как нужно это растение выращивать, и вводим его в культуру. Другие растения очень чувствительны ко всем тонкостям агротехники. К примеру, азалиям нужна особая почва и влажность воздуха. У хризантем должен быть свой световой режим. Это капризные растения, про которые все известно, но выполнить их требования довольно сложно. Хотя, в принципе, любые растения можно вырастить. В нашем саду несколько тысяч видов, сортов и форм растений — и все они благополучно существуют рядом друг с другом. 

Еще 20 лет назад у нас были растения, которых не было больше нигде в России — например, «Теофраста Царственная», привезенная из тропиков в XIX веке. Но сегодня благодаря развитию науки те же орхидеи, которые мы нашли пять лет назад в джунглях Боливии, уже размножены и доступны даже любителям. Поэтому сейчас вопрос редкости очень относительный. Если есть интерес, то примерно за год растение может стать из уникальной новинки массовым растением, которое продается в садовых центрах.

Ольга Архипова

PR-директор и SMM-менеджер


Все сама

В «Аптекарском огороде» я работаю с ноября 2014 года, а до этого была редактором ленты новостей на сайте Spletnik.ru. Меня сюда привел мой бывший преподаватель из МГУ Иван Засурский. Мы с ним общались по-дружески, он мне сказал: «Хочешь в садике работать?» — и долго не мог толком объяснить, что тут надо делать. Оказалось, что директор сада решил заняться раскруткой этого места, а Иван об этом узнал. Он собрал своих друзей и знакомых, которым нужна была работа. Получилась целая команда — люди, которые должны были заниматься соцсетями и сайтом, фотограф, копирайтер. Но за месяц все куда-то разошлись, и осталась только я.


За четыре года мы стали самыми популярными в инстаграме среди всех ботанических садов и парков мира и достопримечательностей России. И это безо всяких накруток и ботов.


Я в «Аптекарском огороде» занимаюсь и соцсетями, и пресс-релизами, и рассылкой новостей. Мы все обмениваемся информацией и идеями: я, директор, ландшафтный архитектор, главный садовник. Когда я только пришла, мы с директором согласовывали каждую новость по два дня, он часто был занят, и в итоге терялось время. А сейчас он может мне доверить написать и выложить текст самостоятельно. Так мы не теряем ни минуты, а в наше время скорость очень важна.

Сложно начинать работать, когда ты кого-то сменяешь, тебе передают дела. А мне пришлось делать все практически с нуля. Это намного проще — терять-то нечего.

Когда я пришла, у инстаграма «Аптекарского огорода» было всего 50 подписчиков, никаких новостей про него никто не публиковал. Поразительно, что такое место в центре Москвы, и у него даже не было активных соцсетей. Тем более что раскрутить сад очень легко: здесь постоянно распускаются экзотические цветы, плодоносят бананы — а все молчат. За четыре года мы стали самыми популярными в инстаграме среди всех ботанических садов и парков мира и достопримечательностей России. И это безо всяких накруток и ботов. 

Самым сложным для меня был первый год. Приходишь — и о растениях ничего не знаешь. Мне практически ничего не рассказывали про растения, пришлось все узнавать методом самообучения, максимально долгое время пребывать в саду. Теперь мне удалось завести нормальные отношения с кураторами, и они по дружбе мне говорят, что и где у них цветет.

Конкретной цели по числу гостей у нас нет — чем больше, тем лучше. Во время весеннего фестиваля цветов и в майские праздники приходит больше 7 тысяч человек в день. Очень интересно наблюдать за реакцией СМИ: когда цветут подснежники, к нам приезжают со всех телеканалов, если заплодоносил банан, тут тоже будет огромное количество людей.


Если мы выкладываем фотографию кота, она собирает лайки намного лучше, чем любое растение.


Я к растениям вообще индифферентна. Это поразительно, но многие мои друзья очень любят растения и постоянно меня про них спрашивают. Но на животных можно заработать еще больше лайков в соцсетях. У нас есть Главный цветочный кот, который в основном спит в ресторанах, черепахи, осетровые рыбы, красные утки — огари. Если мы выкладываем фотографию кота, она собирает лайки намного лучше, чем любое растение. Помогают и мои селфи, но я понимаю, что это должна быть соответствующая фотография. У меня много друзей в Facebook — политики, журналисты. Так выложишь свое фото — и они сразу вспомнят про «Аптекарский огород» и что у нас еще и концерты проходят.

Алексей Филин

научный сотрудник, куратор экспозиций


Городской оазис

Я курирую в «Аптекарском огороде» очень важные экспозиции: Теневой сад, Дальневосточный сад, «Растения средней полосы европейской части России» и Сад лекарственных трав. На мне их ботаническое наполнение: надо понять, какие виды нужно в этом месте высадить, как их выращивать, объяснить садовникам, что делать. За внешний вид этих участков я тоже отвечаю. 


Многие специально ездят на дачу за город, а у меня дача в центре Москвы.


Официально в саду я работаю три года, но вообще я с ним связан около десяти лет. Когда я делал дипломную работу по саду лекарственных трав, который, кстати, сейчас курирую, очень полюбил это место. Многие специально ездят на дачу за город, а у меня дача в центре Москвы. Дома у меня стоит один единственный фикус, которому, наверное, уже лет 20. Я его стригу, чтобы он был маленьким. Это все, на что меня хватает. Все силы по выращиванию растений я оставляю здесь, потому каких-либо огородов, кроме «Аптекарского», не держу.

Я по образованию биолог и защищал диссертацию по физиологии растений. Они все-таки живые: многим кажется, что их можно рвать, ломать, но на самом деле они все чувствуют и им это не нравится. У нас посещаемость — 200 тысяч человек в год, а садик маленький, и для него это огромная нагрузка. Самая большая проблема в том, что люди совсем не бережно относятся ко всему, что их окружает, топчут траву, срывают листья. Мы написали правила для посетителей, они очень простые: не сходите с дорожек, не трогайте растения, ничего не рвите, но часто людям все равно. Приходится объяснять, что если каждый сорвет листочек, то сад будет голым.

Символы сада

В саду есть лиственница Петра I. Чтобы определить ее возраст, мы просверлили ее ствол специальным буром и насчитали примерно 280 лет, и еще 20 лет можно накинуть — это время, пока ствол еще только растет. Поэтому получается, что этой лиственнице как раз где-то 300 лет. Другим нашим деревьям всего по 50 лет, потому это вполне может быть то самое дерево, которое Петр I посадил «для наущения граждан в их различии». Он был человеком разносторонним, любил и государством управлять, и корабли строить, и зубы выдергивать, и ботанику тоже очень любил. Так что посадить лиственницу в «Аптекарском огороде» — это вполне в его манере.

У нас живет Главный цветочный кот, или просто ГЦК. Его узнать очень легко: если вы увидите черного упитанного кота с белыми лапками и пузом, то это точно он. У него еще есть ошейник, фотографироваться он не хочет и на кис-кис не отзывается. Кот у нас живет достаточно долго, все его любят, а сам он любит сидеть по ресторанчикам в фуд-корте. Там его подкармливают, потому пузо кота с каждым годом становится все больше и больше. ГЦК — это наш негласный символ, мы еще называем его Ваше цветочное величество. Мы рассказываем такую легенду: это потомок тех самых кошек, которые жили у Петра I и ловили мышей. Конечно, в саду есть и другие коты и кошки, мы их любим. А вот с собаками у нас сложнее: они роют норы и вообще сильнее травмируют сад.

Виталий Алёнкин

научный сотрудник, куратор коллекции тропических растений


В тропиках круглый год

Я слежу за коллекцией тропических растений, за видовым составом, за поступлением новых растений и пополнением коллекции, состоянием растений, вредителями. В ботанических садах мы ориентируемся в основном на видовые растения — созданные самой природой. Орхидеи, растения с пестрыми листочками и яркими цветами выведены людьми — для нас это не такой ценный материал. Мы стараемся сохранить то, что есть в природе. Если когда-нибудь этот вид исчезнет, то будет возможность из ботанического сада снова его вернуть в природу. Так что наш сад — это такое хранилище библиотеки растений.


В оранжереях всегда повышенная влажность, постоянно летают споры от папоротников и других растений, а мы этим дышим.


Сейчас я учусь в аспирантуре в МГУ на биологическом факультете. Но моя научная деятельность никак не связана с тропиками, я изучаю растения средней полосы. В свое время, когда я пришел к заведующему кафедрой и сказал, что хочу заниматься тропическими растениями, он ответил, что живущие в тропиках ученые сами разберутся со своими растениями, а у нас, в России, есть своя неизведанная флора. Сейчас я изучаю растения семейства бурачниковых — незабудки, бурачник, окопник.

Работа у нас считается довольно вредной. Зимой очень большие перепады температур: в оранжерее плюс 25 градусов, а на улице может быть серьезный минус. В оранжереях всегда повышенная влажность, постоянно летают споры от папоротников и других растений, а мы этим дышим. Когда мы обрабатываем растения от вредителей, в воздухе потом некоторое время находятся эти вещества. У многих сотрудников из-за этого появляется аллергия. Поэтому у нас рабочий день укорочен — с девяти утра до четырех часов дня, и отпуск длиннее.

Цветение по часам

Коллекция тропических и субтропических растений находится в пяти оранжереях «Аптекарского огорода». Две из них открыты для свободного посещения — Большая пальмовая и Викторная оранжереи, — в остальные могут заходить только сотрудники. Климат во всех оранжереях разный. Одним растениям круглый год нужна одинаковая температура и влажность, другим зимой приходится сокращать полив и даже обеспечивать некоторую прохладу. Иногда приходится даже закрывать крышу оранжереи, потому что за зиму растения отвыкают от света, и весеннее солнце может им навредить.


Наша «Виктория Амазонская» цветет второй год подряд. Я вычислил время, когда открывается цветок, и сидел ждал всю ночь.


Водорастущие растения очень капризные, потому у них самая дорогая оранжерея на территории сада. Там находится одна из сложнейших культур — самая большая кувшинка в мире «Виктория Амазонская». Ей нужна постоянная циркуляция воды температурой плюс 28–29 градусов и много света. В других ботанических садах России «Викторию Амазонскую» выращивают как однолетнее растение, так как осенью ей не хватает света. Но у нас она растет 2,5 года. Мы повесили тысячеваттные лампы, которые светят 365 дней в году. Кувшинка растет в огромной чаше, которая заполняется большим количеством земли с конским навозом. Вода перегоняется через фильтры и озонаторы, чтобы не развивались лишние водоросли и микроорганизмы. Наша «Виктория Амазонская» цветет второй год подряд. Я вычислил время, когда открывается цветок, и сидел ждал всю ночь. Конечно, в книгах я и так про это читал, но нужно было удостовериться лично и все сфотографировать.

Наталья Морозова

техник первой категории


Ананасы и кофе

Я окончила Агрономический институт, а потом пришла в «Аптекарский огород». Я работаю в закрытой оранжерее, посетители к нам не заходят. В нашем отделении семь человек на пять оранжерей. Я здесь нахожусь пять дней в неделю, а по выходным кто-то из сотрудников выходит и работает во всех оранжереях. Растения же нельзя оставить без присмотра, нужно ухаживать за ними постоянно, чтобы они не погибли. Особенно летом, когда все пересыхает.


В пальмовой оранжерее вызревают бананы, ананасы, гуава. Все это можно есть, и все очень вкусное.


В нашем отделении — тропические и субтропические растения, небольшие коллекции гераней, бегоний, пальмы, семейство бромелиевых, немного фикусов. Я вот особенно люблю герани. Сейчас они практически все выпустили бутоны, чему я очень рада. А вот у нашего начальника любимые растения — из семейства бромелиевых. С ними сложно: нельзя ни пересушить, ни залить, нужна определенная влажность воздуха, иначе не будут цвести. У нас есть растение, которое спит полгода. Сейчас оно цветет и будет таким еще три месяца, потом цветы и листья понемногу отсохнут и останутся одни клубни. Полгода они стоят в земле, поливать в это время растение не надо, оно просто наращивает свою массу. Потом мы его пересаживаем в питательный грунт — и оно снова зацветает.

В пальмовой оранжерее вызревают бананы, ананасы, гуава. Все это можно есть, и все очень вкусное. У нас сейчас есть ананас, он пока плодоносит, хотя такие случаи были. Еще в пальмовой оранжерее растет кофе разных сортов, дает много плодов. У нас сейчас тоже появилось одно кофейное зерно, и я жду, когда оно созреет, чтобы его посеять.