С момента введения режима всеобщей самоизоляции число обращений в кризисные центры от жертв домашнего насилия в России увеличилось на 25 %. На самом деле, эксперты считают, что эта цифра может быть куда больше. Дело в том, что именно сейчас жертвы находятся в замкнутом пространстве с агрессорами 24 часа в сутки и не могут обратиться за помощью. Ситуацию усугубляет то, что многие некоммерческие организации не могут работать в привычном для себя режиме. Получается, что даже если бы человек мог вырваться из дома, идти ему все равно было бы некуда.

The Village Екатеринбург спросил у общественных организаций «Аистенок», «Женский юрист» и Ресурсного центра для ЛГБТ о том, как изменилось количество обращений в Свердловской области с начала введения карантина и с чем приходится сталкиваться жертвам домашнего насилия в условиях самоизоляции.


Число обращений по случаям домашнего насилия у нас увеличилось на 20 %

Наталья Голоснова

руководитель общественной организации «Женский юрист»

В Европе говорят, что число жертв домашнего насилия увеличилось на 30 %. Поскольку европейцы находятся в режиме изоляции чуть дольше, чем мы, то у них есть более полная статистика. Но уже сейчас можно сказать, что число обращений по случаям домашнего насилия у нас увеличилось на 20 %. Люди жалуются на применение физической силы и психологического давления. Мы прогнозируем, что эта цифра будет расти, пока не снимут ограничения по передвижению.

Когда люди находятся вместе, они не всегда могут позвонить и сообщить о своей проблеме. Как правило, абьюзер максимально контролирует жертву. Мы даже боимся предположить точное число жертв, которые не обращаются за помощью. Речь идет не только о женщинах, но и о детях и людях старшего возраста. К нам обращаются, в основном, женщины, потому что дети и пожилые люди часто даже не знают о том, что есть организации, которые могут им помочь.

После того, как в регионе ввели режим всеобщей самоизоляции, нам пришлось отменить еженедельные офисные консультации. Сейчас мы стараемся общаться по электронной почте или телефону. Это значительно осложняет работу, потому что для нас важен личный контакт.

До нас доходила информация о том, что в некоторых регионах приостановлена работа участковых. Если это так, то ситуация с домашним насилием со временем будет только ухудшаться. Проблему усугубляет еще и то, что разводы приостановлены до 1 июня.

В городе не хватает кризисных центров. Если раньше жертвам было некуда идти, то сейчас — тем более. В России нет законодательной базы, которая защищала бы жертв домашнего насилия от агрессоров. Все это, наложенное на режим самоизоляции, приведет к печальным результатам. Думаю, что мы узнаем о них совсем сокро.

«Женский юрист»

женский юрист

телефон: +7 (343) 278-70-68


«Муж с участковым смеялись над моим заявлением» 


Мы ожидаем всплеск обращений не по домашнему насилию, а по бедности и обнищанию. Многие были не готовы к кризису

Лариса Лазарева

руководитель общественной организации «Аистенок»

Режим самоизоляции в Свердловской области официально действует две недели. Для нас за это время принципиально ничего не изменилось. Мы по-прежнему работаем очно, принимаем звонки по телефону. За последние дни мы получили два запроса по домашнему насилию — даже меньше, чем обычно. До самоизоляции люди обращались к нам с этой проблемой в два раза чаще.

Завтра мы заселяем в кризисную квартиру двух женщин. Одну с тремя детьми, другую с одним ребенком. Еще одну женщину мы проконсультировали по телефону, и этого пока оказалось достаточно. Она переехала жить к матери. Но в целом кризисная квартира и кризисный дом работают в штатном режиме. Каждый день туда приходят психолог и специалист по соцработе. В условиях самоизоляции наши постояльцы, как и все, выходят прогуляться только во двор.

Жертва, которая находится в одной квартире с насильником, и в обычное время не могла выйти из дома, а сейчас многие не могут даже позвонить. Думаю, что в нашем регионе пока не ощутили рост числа жертв домашнего насилия, потому что заканчивается лишь вторая неделя самоизоляции. Масштабы проблемы будут понятны позже.

Мы ожидаем всплеск обращений не по домашнему насилию, а по обнищанию и бедности. Многие были не готовы к кризису, у них не было накоплений на «черный день». Все деньги, которые они зарабатывали, тратили тут же, в течение месяца. Не нужно быть ясновидящим, чтобы сказать, что люди станут беднее, а бизнес просядет. Нас уже просят помощь с продуктами, потому что людям нечего есть.

На этой почве может появиться психологическое и экономическое насилие. Даже самые спокойные люди, находясь в замкнутом пространстве, могут терять самообладание. Особенно если у этих людей не будет работы и, следовательно, средств на существование. Когда в нашей жизни происходят подобные неприятности, то в первую очередь мы вымещаем злость на самых близких. Люди так устроены.

«Аистенок»

aistenok

телефон: +7 (343) 367-47-35


Кто живет в тайном убежище для переживших насилие 


«Мы жили в вагончике на автостоянке»: Зачем Екатеринбургу группа дневного пребывания детей 


Конкретных запросов, связанных с бытовым насилием, не было. Сейчас люди заняты вопросами выживания — сохранением работы и заработка

Ресурсный центр для ЛГБТ

В нашу психологическую службу продолжают обращаться люди, но в меньшем объеме. Скорее всего, это связано с тем, что многие люди не верят в правоохранительную систему, в органы опеки и попечительства — воспринимают их как карательные органы, а не как защищающие.

Конкретных запросов, связанных с бытовым насилием, не было. Сейчас люди заняты вопросами выживания — сохранением работы и заработка, поиском альтернативных способов дохода в режиме изоляции. Кто-то полностью занят заботой о здоровье близких людей, присматривает за детьми.

У нас работает служба экстренной помощи для тех, кто оказался в сложной жизненной ситуации. Мы можем не только проконсультировать людей, но и помочь заселиться в безопасное место на некоторое время. Сейчас это сделать трудно, потому что хостелы закрыты, но у нас есть другие возможности. И мы думаем, что если дома жизни и здоровью человека угрожает опасность, то это уважительная причина, чтобы его покинуть.

На прошлой неделе к нам в экстренную службу поступило обращение от парня, которого родители выставили из дома, забрав паспорт, когда он совершил каминг-аут. Мы сразу начали искать варианты, как и куда его временно заселить, но, к сожалению, он перестал выходить на связь. Надеемся, с ним все в порядке.

Ресурсный центр для ЛГБТ

vk

telegram

gmail


The Village вместе с проектом «Правовой инициативы»  сделал пошаговую инструкцию о том, как грамотно заявить о насилии даже во время карантина, чтобы полиция не отказала вам в помощи.


обложка: Noah Buscher / unsplash.com

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО: