Четыре собаки на станции метро «Площадь Революции», которым все трут нос на удачу, носят одно имя — Ирма. Внук архитектора станции и художник Алексей Душкин знает его с детства. Он рассказал The VIllage, как на станции появился образ собаки, а еще почему у младенца с мозаики на «Новослободской» старческие залысины.


Алексей Душкин

художник

С 1938 года сотни миллионов потрогали Ирму. Может быть, у некоторых сбылись их желания. Я не исключаю того, что Ирма заряжена на удачу и содержит в себе прану. Но до сих пор она была для всех безымянной, а сейчас вдруг все узнают, как ее зовут. Может возникнуть переполох, который только усилит магический эффект скульптуры.

Собака Ирма жила с моим дедушкой в коммуналке, в роскошном двухэтажном особняке, где сейчас находится посольство Мали. Ирма — немецкая овчарка, она была чемпионкой всей Украины, а потом и России на собачьих выставках. Породистая медалистка, знающая команды. Дед вообще собачник, охотник и лошадник. Животные — это неотъемлемая часть его жизни, у него было много живописи с собаками, и сохранился даже портрет Ирмы.

На фотографии: станция метро Площадь Роволюции

Мой дедушка Алексей Душкин — архитектор станции «Площадь Революции» (также он архитектор «Маяковской», «Кропоткинской» и других станций. — Прим. ред.). Изначально пластической идеей станции была мировая революция, такой подземный энергетический взрыв. Я видел эскизы станции без скульптур и переходов на другие станции посередине. Выглядело как кипящее пространство, где низкие арки по бокам похожи на котлы или ядра.

Но потом дедушка получил в нагрузку скульптора Матвея Манизера с группой скульпторов из Ленинграда. Архитекторы, как известно, не очень котируют скульптуру, но дед был молодой, а Манизер — уже известный и влиятельный. Так на станции появились скульптуры, и Ирма вошла в историю. Наверное, они пили чай и обсуждали пограничника Карацупу (считается, что Никита Карацупа — это прообраз пограничника на «Площади Революции». — Прим. ред.), у которого было пять собак. У него были все кобели, а дедушка с Манизером решили поставить его с дедушкиной сукой Ирмой, которая к тому же живет в двух шагах от Кремля. Манизер смотрел на нее, умную, красавицу, да и вдохновился.

На фотографии: Олег, старший сын архитектора Алексея Душкина, с Ирмой (справа) и Фредом, английским сеттером

Традицию тереть нос собаке начали студенты Бауманки. Они приходили на станцию перед экзаменом потереть зачетку — на удачу. И до сих пор трут нос той собаки, которая смотрит в сторону станции метро «Бауманская». Поэтому сейчас этот нос стерт сильнее остальных. И из-за того, что нос стерли, морда собаки стала острее, как будто у добермана. А девушки, кстати, ласкали туфельку скульптуры студентки, которая читает книгу. Погладишь — и удачно пройдет свидание или избавишься от несчастной любви.

Про Ирму я знаю со слов своего отца, который на самом деле тоже ее не застал. Она умерла перед войной, а отец родился только в 1940-м. Но зачат в том доме, где жила Ирма. Как ребенок может отреагировать на новость о том, что в метро стоит скульптура семейной собаки? Так же, как и на все остальное. Вот это твои игрушки, вот это твой портфель, вот твой велосипед, а вот скульптура твоей собаки в метро. Все логично и закономерно. Счастье — как здоровье: когда оно есть, ты его не замечаешь.

Мне приятно, что собачка увековечена и дарит счастье. Не каждому человеку ставят памятник, а Ирме стоит. Но я далек от мистических состояний и не испытываю нежности к скульптуре. Я же понимаю, что она сделана из бронзы, поэтому она интересна мне как художнику. Не помню, тер я когда-нибудь ей нос или нет. Мне все-таки жалко тереть — портится форма. Я, скорее, по спине или лапе ее поглажу. Вообще, у меня метрофобия, и я редко бываю около Ирмы.

На фотографии: станция метро Новослободская

Зато я очень люблю «Новослободскую». На станции есть огромная мозаика, на которой Мадонна держит младенца. К слову, в свое время мозаику, чтобы спасти от разрушения, прятали за фальшстену. Но самое интересное в другом. Работу заказали известному живописцу Корину, другу дедушки. Корин пошутил и изобразил мою бабушку в виде Мадонны, а дедушку — в виде младенца. Если посмотреть на голову младенца на руках, то можно увидеть его старческие залысины и черты взрослого человека на лице. Так Корин выразил, что бабушка, по сути, вскормила и воспитала дедушку, который всегда находился в творческих заботах о городе и стране, а она заботилась о семье, была эдаким мотором. Например, со своим прямым характером могла сказать Хрущеву, чтобы дали квартиру. У посвященных в тайну это всегда вызывало улыбку. А теперь пусть все улыбаются, зная, как шутили художники в советское время.



Фотографии: обложка, 1 – Денис Ларкин / Фотобанк Лори, 2 – личный архив Алексея Душкина, 3 – Анастасия Пожидаева