Владимир Путин провел свою 17-ю прямую линию, которая продолжалась 4 часа 8 минут. Следить за событием собирались три четверти россиян. Всего президенту поступило около 2 миллионов обращений, при этом глава государства успел ответить на 81 вопрос. The Village публикует самые интересные ответы Путина. Чем, помимо них, запомнилась прямая линия, читайте здесь.

Когда поднимут зарплаты?

Я не понимаю, откуда информация про зарплаты в 10 тысяч: мы довели МРОТ до прожиточного минимума — 11 280 рублей. Если кто-то получает меньше — это предмет для разбирательства контролирующих инстанций, или человек работает на полставки.

Рост зарплат есть. В 2017 году заработная плата в экономике была 33,2 тысячи рублей, а в этом году уже почти 44 тысячи, последние месяцы — 45 тысяч. Я хочу, чтобы на меня люди не сердились за то, что у них нет таких зарплат, — это естественное дело. Я говорю о средних цифрах.

Пора ли смягчить наказание за хранение наркотиков?

На мой взгляд, нет. Потому что угроза для страны, для нации, для нашего народа очень велика. Если человек хранит незаконно, перевозит, транспортирует, распространяет даже небольшие объемы и дозы, нужно нести за это ответственность. И никакой либерализации здесь быть не может. Другое дело, что нужно наладить контроль за деятельностью правоохранительных органов, чтобы ради галок в тюрьму людей не сажали.

Нужно ли помириться с Западом?

Мы ни с кем не ругались.

Зачем по телевидению показывают так много нового вооружения?

Не грех вспомнить, чему нас древние учили: хочешь мира — готовься к войне. Есть и другое выражение: тот, кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую.

Россия не является лидером по расходам на вооружение, нас опережают США, Китай, Саудовская Аравия, Великобритания, Франция и Япония. И только на седьмом месте Россия. Мы, наверное, единственная великая военная держава, которая сокращает военные расходы.

Москвич или россиянин?

Я петербуржец. Родился в Петербурге, это моя малая родина. Тоже о чем-то говорит.

Главная проблема России?

Рост производительности труда, которого мы обязательно должны добиться.

Есть ли чувство личной ответственности за коррупцию?

Конечно, я чувствую ответственность за это безобразие. Если бы я не чувствовал, вы бы ничего не знали.

Куда ведет страну банда патриотов из «Единой России»?

Те, кто берет на себя ответственность за принятие не очень популярных, но чрезвычайно нужных стране решений, — это зрелые люди, которые ставят своей целью укрепление страны.

Я не буду называть бандой людей, которые были у руля в 90-х годах, но за это время мы довели страну до гражданской войны и поставили ее на грань развала. Далеко не все люди, которые работали в 90-е годы, несут за это ответственность, но наверняка есть и такие, которые ответственность должны нести.

Как отреагировал, когда узнал о миллиардах Захарченко?

Иногда лучше вслух не произносить. Нет слов — печатных, во всяком случае.

Почему такой вежливый?

Я хоть и во дворе рос, но все-таки в ленинградском дворе.

Путин — инопланетянин?

Нет, у меня есть доказательства и свидетели.

Не надоело быть президентом?

Нет.


Фотографии: Михаил Метцель / ТАСС