Театр на Таганке досрочно закрыл арт-лабораторию «Смещение». Причиной стал один из перформансов проекта, в ходе которого руководителя «Театр. На вынос» Алексея Ершова задержали на Красной площади с протестным плакатом. The Village узнал у организаторов постановки, в чем ее смысл и почему руководство театра так резко отреагировало на задержание.

Пикет Ершова не был протестной акцией — полицейских намеренно вовлекли в спектакль, за которым наблюдали зрители

В начале недели Театр на Таганке запустил арт-лабораторию «Смещение», главным условием которой было отсутствие актеров на сцене. На сайте театра заявлено, что это первая подобная программа в мире. Куратором проекта стал театральный критик и режиссер Виктор Вилисов, автор книги «Нас всех тошнит. Как театр стал современным, а мы этого не заметили». 

Спектакли лаборатории должны были продлиться с 27 мая по 2 июня, но закончились раньше — 31 мая. В итоге из 40 запланированных работ 15 показать не успели. Администрация театра объяснила закрытие тем, что куратор и участники нарушили концепцию и этический регламент проекта. Решение приняли после перформанса «Тридцать первая» Алексея Ершова, в ходе которого артист вышел на Красную площадь с плакатом «Против системы Станиславского». Курирующий проект Вилисов назвал этот плакат ироническим жестом против обобщенного драматического театра.

В разговоре с The Village Ершов подчеркнул, что это была не протестная акция, а совместная театральная постановка с Вероникой Никульшиной из Pussy Riot, которая стояла в пикете с таким же плакатом в парке «Лосиный Остров» (по словам Вилисова — в «Сокольниках»). Все происходящее транслировали в зал со зрителями с помощью трех камер, включая одну скрытую в виде айфона в рубашке Ершова. «Мы знали, что нас могут задержать, перед постановкой спектакля читали закон», — отметил артист.

Спустя семь минут после начала перформанса руководителя проекта «Театр. На вынос» действительно задержали. Как рассказал Ершов, к нему подошел полицейский и вежливо сообщил, что тот задержан за нарушение правил проведения пикета. Таким образом, по словам Никульшиной, сотрудники полиции, сами того не зная, стали участниками спектакля. Все произошло так, как и было задумано. Трансляция со скрытой камеры прервалась уже в отделении полиции в Китай-городе, когда у Ершова сел телефон.

Театр на Таганке решил откреститься от постановки с задержанием и закрыл проект — просто от испуга, считают организаторы лаборатории

После перформанса с задержанием руководство Театра на Таганке потребовало от Виктора Вилисова как организатора лаборатории публично извиниться за действия Ершова и Никульшиной и выразить неодобрение произошедшему, рассказывает сам Вилисов. Куратор «Смещения» не стал перекладывать ответственность на артистов, и проект закрыли.

По словам критика, участников выгнали из театра «за полчаса с реквизитом и вещами». Теперь организаторы проекта попробуют найти новую площадку вместо «унылой» старой.


Виктор Вилисов

куратор проекта «Смещение»

Мы выбрали направление «театр без людей», потому что человек на сцене — это то, без чего массовое сознание до сих пор не может представить театр в принципе. Театр уже давно дрейфует в сторону современного искусства, музыки, работы с объектами и медиа в качестве актеров. Если мы хотим что-то изменить, нужно убрать из театра самое очевидное — человека — и посмотреть, что получится. Это был изначально радикальный и рискованный проект, который я делал с одной простой целью: продолжить процесс вытаскивания российского театра из застоя.

Мне казалось странным делать лабораторию в условно прогрессивном театре. А Театр на Таганке довольно унылый по всем параметрам, поэтому я и пошел туда. Участники выбирались мной из почти 200 заявок, полученных за месяц. Леша Ершов и Ника Никульшина подались в общем порядке, в заявке говорилось о двух одиночных пикетах, которые транслируются зрителям в зал. Это полностью отвечает критериям лаборатории.

В результате получилась не просто акция, а полноценный спектакль, абсолютно изящная, ироническая и важная работа. Точно не знаю, предполагалось ли, что ребят задержат, но надеюсь, что да (Никульшина подтвердила The Village, что спектакль предполагал задержание. — Прим. ред.).

Реакцию директора Ирины Апексимовой и ее заместителя Муртуза Манилова вызвало само упоминание театра в контексте акции на Красной площади. Они же все пугливые очень, не думаю, что их можно в этом обвинять. Это мы с вами понимаем, что пугаться нечего, а там все существует на уровне ощущений. Когда театр хоть как-то связывается с протестной энергией, в руководстве сразу появляется напряжение.

На самом деле проблемы возникли раньше, на второй день, после ночного показа проекта «Хрустальная одиссея» Олега Мартыненко. В нем очень подробно рассказывается о гомосексуальном изнасиловании. После показа замдиректора Муртуз Манилов позвал меня к себе, сказал, что это слишком жестко, и попросил нигде про это не писать. Он же потом поставил мне ультиматум (извиниться после акции на Красной площади или закрыть проект. — Прим. ред.). На показе никого из дирекции, разумеется, не было.

Теперь мы намерены искать площадку под оставшиеся проекты. Театр остался должен участникам за реквизит и аренду техникам, некоторым еще не выплатили гонорары. Надеюсь, не возникнет с этим проблем, пока не уточнял их позицию по этому вопросу. Ни с кем из театра после того, как команду выгнали, мы не общались.


Оперативно связаться в выходные с представителями Театра на Таганке The Village не удалось.