— Можете подсказать, где в Коммунарке можно починить ручку туристического чемодана?

— Вы покидаете наш Ухань?

Это диалог в группе, посвященной Коммунарке, во «ВКонтакте». Это поселок в Новой Москве — огромный многоэтажный спальник. Пару лет назад там открылась одна из крупнейших школ города, а в июне прошлого года — станция красной линии метро. Тем же летом в 300 метрах от жилых домов на Лазурной улице и Сосенском Стане заработал огромный медцентр — один из самых прогрессивных в стране. В начале марта больница-гигант начала принимать пациентов с подозрением на коронавирус. Сейчас там находятся 121 человек с подтвержденным COVID-19. The Village рассказывает, как изменилась жизнь тех, кто живет рядом с ней.

Текст и фотографии

Алена Дергачева

«Я всю жизнь тут, а куда деваться?»

«Этой заразы на улицах сейчас больше гуляет, чем в самой больнице. У нас есть группа местных, которые дежурили там и снимали все на камеру — за день приезжало не больше двух машин скорой помощи. Некоторые с туберкулезными диспансерами рядом живут, и их это не напрягает», — говорит Валерий. Он работает техником в аэропорту Внуково и считает, что там у него гораздо больше шансов подхватить вирус, чем в Коммунарке.

Его жена Ольга работает бортпроводником, часто летает из Домодедова в Таджикистан, Узбекистан и Армению. Она отмечает, что коронавирус сказался в первую очередь на заработке: «Рейсов нет, а у нас сделка — чем больше налетал, тем больше получил». Валерий видел по телевизору, как Сергей Собянин рассказывал Владимиру Путину, что из больницы сбежали два пациента, а их отследили по камерам и вернули обратно. Он удивился не побегу, а тому, что мэр вообще вспомнил про поселок.

«Да, у нас пандемия, но мне вот эта картина нравится, которая сейчас перед нашими глазами: видите, ребята играют в футбол прямо напротив больницы — очага инфекции в Москве. Еще мне нравится, что все мероприятия, где участвуют больше 50 человек, запретили, но в церквях можно сколько угодно собираться», — рассуждает местный житель Илья.

Вместе с женой Полиной и сыном Лешей они гуляют на одной из детских площадок, которых в Коммунарке очень много. Девушка считает, что жизнь рядом с таким медцентром совершенно ничем не отличается от жизни возле обычной инфекционки, у каких люди живут годами и ничем не заражаются. Она говорит, что больницу бы просто не построили вблизи домов и не везли бы туда людей с подозрением на коронавирус, если бы опасность для местных жителей действительно существовала.

«Это в первую очередь информационный вирус. У нас есть друзья, которые не контактировали с европейцами и китайцами, но все равно решили изолироваться. Мне кажется, они это сделали из-за общей паники, а не из-за сознательности. Я даже не замечаю, что на улицах или в автобусах стало меньше людей. В парикмахерской рядом работают в медицинских масках, но их, видимо, обязали это делать. Сейчас нас ждут три веселых недели. Всех перевели на удаленную работу, а сына в садик мы решили не водить. Я сама только выписалась из больницы, где была три недели, — он соскучился».

«Я всю жизнь тут, а куда деваться? Вот прямо тут народ толпой проходит в метро каждый день. Никто ничего не боится», — удивляется житель самого близкого к больнице дома, который достает покупки из своей машины. Пожилая женщина у подъезда коротко отвечает: «Она с той стороны [больница, отделенная забором], а мы — с этой, поэтому все в порядке». «Ну они же тут не бегают! Хотя, конечно, случается иногда и такое. Это плохо, что они сбегают. Но само наличие этой больницы нас никак не смущает», — смеется жительница, которая фотографирует дочку, катающуюся на велосипеде по тротуару.

Школьники учатся дистанционно, но в садик детей все еще можно водить по желанию. На днях закрыли спортзалы и бассейны. У некоторых возникли из-за этого проблемы. Так, Сергей пытался вернуть оплаченный абонемент, но ему посоветовали обратиться к начальству, а оно молчит. Во время этого разговора мимо проходят два человека в медицинских масках. Они говорят, что таким образом просто соблюдают рекомендации Роспотребнадзора.

Риск есть, понятное дело, считает Александра, но к этой эпидемии все равно относится спокойно — как к сезонному гриппу, хотя и отменила поездку родителей на дачу. Истерии она среди жителей дома, окна которого выходят на медцентр, не замечает — даже в чатах спокойно. Нужно просто соблюдать меры предосторожности, отмечает Сергей. По его мнению, этого своевременно не сделали в Италии и поэтому там сейчас такая ситуация. А еще он считает полным абсурдом историю с главным ставропольским врачом-инфекционистом, которая приехала из Испании и пошла работать и читать лекции студентам вместо самоизоляции.

Аптекарь в респираторе и туалетная бумага по акции

Еще одна женщина на детской площадке прикинула, что из-за вируса паникуют около 30 % жителей Коммунарки. По данным ВЦИОМ, только каждый десятый россиянин считает, что вероятность заразиться коронавирусом очень высока, и 30 % полагают, что в случае реальной угрозы эпидемии власти не смогут защитить жителей от распространения инфекции. Несколько дней подряд, как и в остальной Москве, тут скупали продукты — крупы, макароны, сахар, соль, тушенку, — но сейчас магазины уже пополнили запасы. «Если пациенты с коронавирусом не подходят к тебе ближе чем на три метра, то все в порядке», — считает жительница.

Главная продуктовая сеть прибольничных улиц — «Дикси». В одном из магазинов на полке с солью лежат всего три пачки, в следующем неподалеку — совсем нет гречки, а туалетную бумагу на кассе предлагают купить по акции дня. Видимо, это небольшие последствия двухдневной паники. Хотя кассир сказала, что бумагу делают продуктом дня постоянно, потому что это «ходовой товар».

«Мы страдали, когда приходили в магазин, а там были совершенно пустые полки. Зачем они [соседи] все это покупали? Чтобы подольше из дома не выходить? Война, что ли, завтра начинается? Сейчас же строят из быстровозводимых конструкций больницу рядом с деревенькой в Подмосковье, и ничего. Я вот смотрел сюжет про Иран, где больницу сожгли из-за того, что туда пациентов привезли, вот это ужас», — говорит Николай, который недавно переехал в Коммунарку.

Только в одной из четырех местных аптек удается найти медицинские маски. Как раз там аптекарь работает в респираторе класса защиты FFP1. Она не рассказала, по какой причине его носит, но пояснила, что маски к ним сейчас приезжают из Ивановской области. Сейчас маску в Коммунарке можно купить за 55 рублей, хотя в прошлом году одна штука продавалась примерно за десять. В соседней аптеке женщина работает без защиты, хотя всем сотрудникам, по ее словам, маски уже выдали. Она не хочет их носить, чтобы не пугать лишний раз покупателей.

Официантка в кондитерской «Территория десертов» заметила, что люди ведут себя более осторожно, очень много разговаривают об эпидемии, реже остаются внутри и чаще закупаются едой навынос. Сотрудникам начали измерять температуру, а все поверхности, включая дверные ручки, каждые два часа обрабатывают спиртом. Закрываться заведение не собирается.

Эпидемия повлияла и на услуги страхования: в одной из местных фирм появилась страховка «Коронавирусу.нет». Оператор компании рассказала по телефону, что стоит она 2 или 10 тысяч рублей, выплату можно получить в случае заражения вирусом и зависеть она будет от того, «насколько сильно вы заболели». Вся страховая сумма составляет миллион рублей.

В начале февраля, когда не было известно, что больница будет принимать больных с коронавирусом, в ближайших домах продавалось 77 квартир со средней ценой в 167,5 тысячи рублей за квадратный метр, рассказали нам в «Циане». С тех пор как здания оказались в «центре эпидемии», объем предложения на вторичном рынке снизился на 20 %, а средняя стоимость метра — на 1,6 %, выяснили в сервисе. При этом в целом по Коммунарке зафиксировали прирост цен на 1 % за тот же период. А вот рынок аренды оказался меньше подвержен коронавирусу, отметили эксперты.

Дезинфекция в храме и прихожанин из Латвии

Днем в воскресенье во дворе храма пусто, настоятель Иоанн говорит по телефону. На вопрос, изменилось ли что-то в храме, когда в больницу рядом стали привозить пациентов с коронавирусом, и переживают ли прихожане из-за этого, он недоверчиво отвечает: «Вы знаете, я бы сказал, пока без паники, слава Богу».

В храме всего два посетителя — бабушка и мужчина лет сорока. Он три раза падает на колени и столько же раз целует крест, причем сразу после старушки, а закончив молитву, идет к церковной лавке, где молодая служительница сидит в плотной черной медицинской маске. Мужчина рассказывает, что совсем недавно вернулся из Латвии, на что женщина за прилавком испуганно замечает, что вообще-то он сейчас должен сидеть дома в карантине. Но прихожанин ее успокаивает: там, где он был, совсем мало зараженных.

Еще одна бабушка, которая подходит за свечкой, тоже сразу начинает говорить про эпидемию: «У меня недавно сильно заболело горло, и я испугалась не на шутку. Не знаю даже, всю жизнь оно у меня болит, а тут прям страх настоящий».

Но прислужницы совсем не переживают из-за близости больницы к храму и почти хором приговаривают, что максимально усилили меры безопасности: «Мы тут все дезинфицируем! Вот кто-то в маске сидит, видите? Самое главное — на Бога уповать, молиться. Не бойтесь, мы вас не заразим, оставайтесь с нами, скоро служба». Про официальную молитву против коронавируса, которую прямо в этот день утвердил патриарх Кирилл, они пока ничего не слышали.

Больница и вылечившийся пациент

19 марта, когда в медцентре скончалась первая в России пациентка с выявленным коронавирусом (как выяснилось позже, из-за того, что у нее оторвался тромб, из-за чего ее исключили из официальной статистики), там прошла пресс-конференция с только что выписавшимся Кириллом Максимовым, который рассказал, как его лечили от вирусной пневмонии.

Максимов ездил в командировку в Ломбардию, на север Италии, вернулся 21 февраля и через два дня почувствовал себя плохо — поднялась температура. Десять дней он провел дома вместе с женой и детьми, которые в итоге тоже заболели, а потом его увезли в Коммунарку, где выявили двухстороннюю пневмонию. Коронавирус у мужчины не обнаружили — все три теста оказались отрицательными. В больнице он провел две недели.

Пациент отметил, что первые несколько дней все происходило в режиме полного аврала, он «пребывал в информационном вакууме» и не понимал, что с ним происходит: результаты анализов шли долго, врачи ничего не говорили, поэтому он пытался искать любые новости в интернете. По его словам, многие пациенты тоже переживали и нервничали, но потом все пришло в норму. На вторую неделю медики стали рассказывать Кириллу о состоянии его здоровья.

Репортеры попросили Максимова сделать вид, что он выписывается: пациент подошел к стойке, ему вручили бумажку, которую он подержал пару секунд на камеры вверх ногами. На вопрос, переживал ли он, что у него коронавирус, Кирилл ответил, что волновался только из-за пневмонии, которая приводит к осложнениям. В больнице отличные условия: был даже телевизор в палате, который, правда, не сразу включили, и хорошее питание. Максимов уточнил, что лежал в отдельном боксе. Он допустил, что сейчас ситуация могла измениться, так как пациентов стало больше.

На территории больницы пустынно, только в переходах между стеклянными корпусами видны врачи в защитных костюмах. Прямо под одним из таких переходов летает кучка бахил, прямо у двери с надписью «Контактные, без симптомов». Оттуда же выходит медик в костюме, очках и маске, но тут же закрывает дверь и убегает, когда замечает, что его снимает журналист.