В этом году в Израиле участились случаи, когда российским гражданам запрещают въезд в страну. По информации РИА «Новости», это связано с тем, что россияне массово подают прошения о предоставлении политического убежища в стране. The Village поговорил с иммиграционными адвокатами о причинах этого явления, а также о том, насколько реально сегодня получить вид на жительство в экономически развитой стране, прикинувшись беженцем.

Текст

Ольга Проскурнина

Откуда в Израиле  российские  беженцы


Рами Крупник

адвокат (Израиль)

В Израиле сложилась специфическая ситуация с экономической миграцией после Майдана на Украине и «революции роз» в Грузии — резко увеличилось количество прошений от беженцев из этих стран. Пока заявление рассматривается, соискатели политического убежища получают разрешение на работу. Раньше этот процесс можно было затянуть на два года, и люди пользовались такой уловкой, даже зная, что их прошения в итоге будут отклонены. В конце концов израильское МВД выпустило директиву в отношении граждан Украины и Грузии, чтобы ускоренно рассматривать их заявления о политическом убежище, что привело к значительному понижению количества просьб.

Теперь о России. С 2009 по 2012 год от российских граждан не поступило ни одного заявления о предоставлении политического убежища. С 2012 по 2016 год — считаные просьбы. Зато в 2017 году — 635, а за шесть месяцев 2018 года — 1 344. При этом в 2017 году власти Израиля запретили въезд в страну 1 400 российским гражданам, а за первое полугодие 2018-го — 2 200.

Видимо, прошел слух, что так можно, поскольку какое-то время этот способ помогал гражданам Украины и Грузии.

Определенной директивы об ускорении рассмотрения просьб о статусе беженцев для граждан России нет, и ни одна просьба не была удовлетворена — считается, что их подают исключительно из экономических побуждений. Тем не менее люди продолжают приезжать по экономическим мотивам и подают прошения о политическом убежище. Видимо, прошел слух, что так можно, поскольку какое-то время этот способ помогал гражданам Украины и Грузии. Могу предположить, что это связано с ухудшением экономической ситуации в России из-за санкций. Вокруг такого способа иммиграции уже даже сложилась целая мошенническая индустрия: адвокат берет 3 тысячи долларов за то, чтобы затягивать процесс рассмотрения заявки с помощью апелляций во все возможные инстанции на год или два, а человек все это время работает в Израиле за 2–3 тысячи долларов в месяц. Получается выгодно.

Рекомендую всем, кто приезжает в Израиль как турист, иметь при себе обратный билет, бронь гостиницы и достаточное количество денег. Если вы приезжаете по приглашению родственников, у вас могут попросить этот документ, в котором они подтверждают свое намерение вас принять и гарантируют, что вы не планируете искать в Израиле работу. Когда человек говорит, что приехал в Израиль на месяц, при этом у него при себе только билет в один конец и 100 долларов, это сразу вызывает подозрения у пограничников.


Что нужно знать о политическом убежище

Кристина Ружило

управляющий партнер Migronis

Женевская конвенция регулирует вопросы политического убежища и дает лицам возможность защитить себя в чужой стране. Однако этот способ часто используется не по назначению: те, кто хочет покинуть свою страну, применяют политическое убежище как дешевый вариант легализоваться за границей. Наиболее популярные юрисдикции для этого — США, Канада, ЕС и Израиль, то есть страны с высоким уровнем жизни. В этом случае не нужно покупать недвижимость, вносить инвестиции и так далее. Достаточно просто заявить о притеснениях в родной стране и приложить пакет документов, которые это подтверждают.

Как правило, на время рассмотрения документов государства предоставляют обратившемуся права, аналогичные тем, что есть у местных граждан. Заявители могут получить работу, медицинскую помощь и въезжать в страну вместе со своими семьями. Процесс рассмотрения может занимать от нескольких недель до нескольких лет, и все это время человек может легально находиться в стране и пользоваться всеми ее благами.

К сожалению, этот вариант не может рассматриваться в качестве приемлемого для эмиграции. Власти популярных для иммиграции стран очень тщательно рассматривают основания для предоставления политического убежища заявителям. Собственно, и тем, кто имеет эти основания на самом деле, не так-то просто получить статус, поскольку миграционные службы завалены обращениями с подложными документами. Зачастую миграционные службы проверяют достоверность сведений в стране, откуда уехал заявитель, и по итогам проверок заводят дела по факту мошенничества. Мы бы не рекомендовали такой способ эмиграции тем, кто не имеет для него оснований, хотя некоторые местные адвокаты и приторговывают подобными предложениями.

К сожалению, этот вариант не может рассматриваться в качестве приемлемого для эмиграции.

В некоторых странах заявитель не может покинуть страну во время рассмотрения его прошения. При пересечении границы въехать обратно можно только по специальному разрешению. Вернуться в страну гражданства заявитель на время рассмотрения запроса на политическое убежище тоже не может — если этот факт станет известен властям, прошение может быть отменено, а человек может получить запрет на въезд в страну.

По Женевской конвенции, экономические причины не являются основанием для предоставления политического убежища. Всего таких оснований пять: раса, религия, национальность, политические убеждения и принадлежность к определенной социальной группе. А для экономической миграции внедряются специальные программы, на сегодня они существуют более чем в 20 странах мира. Порог инвестиций в такие программы стартует от 50 тысяч евро и заканчивается 2 миллионами евро. Зато, в отличие от политического убежища, такой статус позволяет сразу передвигаться по миру без ограничений.


Можно ли притвориться политическим беженцем в других странах

Борис Бронштейн

владелец и директор агентства Kaiser Estate (Германия)

Эмигрировать в Германию из России по экономическим мотивам с помощью политического убежища практически невозможно. Легальный способ — бизнес-иммиграция, но она сама по себе стоит дорого: на одно только оформление документов понадобится 50 тысяч евро. Российские бизнесмены, которые перебираются в Германию, обычно располагают капиталом в 2–3 миллиона евро, и никто из тех, кто получил вид на жительство таким способом, не пытался доказывать факт политического преследования на родине.

Так что этот вариант — только для настоящих политических активистов.

Так что этот вариант — только для настоящих политических активистов. Да и такие случаи предоставления вида на жительство здесь редки. После того как Германия приняла около миллиона сирийских беженцев, она свернула дружественную политику по отношению к приезжим и новых беженцев уже старается перенаправлять в другие страны.


Анна Аронова

адвокат по визовым и иммиграционным вопросам в США

Америка — страна эмигрантов. Она построена ими и известна тем, что защищает их свободы. В США работает программа по предоставлению убежища — она нужна тем, кто столкнулся в своей стране с ущемлением и преследованиями из-за расы, религии, национальности, политического мнения или принадлежности к определенной социальной группе, как ЛГБТ. Программа также работает для тех, кто имеет обоснованный страх преследования и может это доказать. Например, страх может считаться обоснованным, если вы вышли на демонстрацию, где производились аресты, а вы оказались в непосредственной близости от опасности. Также такая обоснованность опасений может подтверждаться статистическими данными о стране. Каждый год Госдепартамент посылает своих работников в разные страны, чтобы собрать объективные данные о нарушениях прав человека. Также доказательствами могут служить сведения из СМИ, повестки в суд и другие документы.

Достаточно часто ко мне обращаются бизнесмены, которым не дают развиваться; например заводят сфабрикованные дела. Также стало больше обращений от представителей ЛГБТ, потому что они не чувствуют себя в стране безопасно. Среди них переезд часто выбирают люди с уникальными творческими способностями, которые не претендуют на предоставление убежища, а хотят свободно жить и работать в Америке (в 2017 году россияне подали рекордное количество заявлений о политическом убежище в США. — Прим. ред.).


Анатолий Летаев

основатель компании Migronis

Нынешние власти США борются с экономической миграцией под видом политического убежища. Раньше документы могли рассматриваться в течение четырех-пяти лет, за это время заявитель получал разрешение на работу и обосновывался в США. Сейчас заявки рассматривают в течение двух-трех недель. Если заявитель получает отказ, он должен немедленно покинуть страну. Думаю, так же будет складываться ситуация и в других цивилизованных странах.



Обложка: Africa Studio – stock.adobe.com