Голубую (Филевскую) линию метрополитена, а точнее ее наземный участок, реконструируют с октября 2016 года. Это одна из старейших веток, ее построили в 1959 году по проекту архитектора Римидалва Погребного — и с тех пор не ремонтировали. Сейчас под реконструкцию попали станции «Кунцевская», «Пионерская», «Филевский парк», «Багратионовская», «Фили», «Кутузовская» и «Студенческая», а движение поездов на время работ не останавливали.

После открытия большинства станций оказалось, что изначальные проекты утратили почти все исторические детали, на стенах платформ появились  примитивные рисунки про школу и войну 1812 года, а стеклянные вестибюли снесли и построили новые — в стиле «хай-тек». The Village решил сравнить фотографии после реконструкции с архивными снимками, а также попросил экспертов по архитектуре оценить результат.

Наземный участок Филевской линии придумывали в самый разгар советской «борьбы с излишествами в архитектуре»: сталинская неоклассика тогда ушла в прошлое, но понимания «новой советской архитектуры» ни у кого еще не было. Голубая ветка стала памятником не только зарождающегося «наивного модернизма», но и новых инженерных технологий, рассказывает редактор канала «Архитектурные излишества» Константин Антипин.

Вестибюль станции «Багратионовская»
Интерьер станции «Багратионовская»

Константин Антипин

сотрудник фонда «Внимание»

К сожалению, в процессе реконструкции почти все вестибюли были утеряны полностью, а редкие сохранившиеся изменились до неузнаваемости. Была уничтожена оригинальная облицовка, расстекловка, утрачена вся фурнитура — у этих станций забрали практически все прекрасное, что у них было. А что дали взамен? Дешевую облицовку вентфасадом наружных стен, тошнотворно блестящие материалы в интерьерах... Единственное, что мне понравилось из результатов реконструкции, — это замена половины глухих стен платформ на прозрачные стекла. В то же время вторую половину стен покрыли безвкуснейшими и совершенно неуместными панно.

Первые станции — «Студенческая», «Кутузовская» и «Фили» — отсылают к архитектуре конструктивизма 1920-х годов. Здесь используются возможности и сборного, и монолитного железобетона, что позволяет создать шикарное панорамное остекление вестибюлей. Стены кассового зала были облицованы панелями из слоистого пластика белого и голубого цветов — этот материал в конце 1950-х считался перспективным. В то же время полы вестибюлей покрывала, казалось бы, архаичная плитка. В этом смешении эпох и заключается интерес раннего, наивного модернизма.

Лестница на платформу станции «Кутузовская» и стеклянные галереи
Интерьер вестибюля станции «Кутузовская»
Интерьер вестибюля станции «Кутузовская»
Платформа станции «Кутузовская» и новые панно на стенах
Вестибюль станции «Кутузовская»

Найти автора примитивных панно и всего дизайна станций The Village не удалось: метро не проводило конкурс на проекты обновленных станций, потому что и дизайн, и сами строительные работы выполняла одна компания — «Мосметрострой» (принадлежит владельцам «Трансмашхолдинга» Бокареву и Махмудову совместно с госбанком ВТБ), через «закупку у единственного поставщика» на 3,7 миллиарда рублей. Такой контракт «с кем хочется» госзаказчик всегда должен чем-то оправдать. В случае с Филевской веткой метрополитен объяснил свой выбор «аварийными работами по укреплению» несущих конструкций станций, с которыми может справиться, видимо, только «Мосметрострой» — один из самых крупных подрядчиков по новым линиям метро.

Вестибюль станции «Студенческая», полностью снесен, новый построили «под старину»
Платформы станции «Студенческая»
Платформа станции «Студенческая» и новые панно на стенах

Денис Ромодин

историк архитектуры

Конечно, облик станций можно было сохранить, хотя бы по половине участка, а остальные обновить. Можно было бы целиком сохранить «Студенческую» — просто отреставрировать станцию, все элементы отделки и даже восстановить то, что было утрачено. У станций «Студенческая», «Кутузовская» и «Фили» оставили лишь опоры и каркасы козырьков на платформах, но в результате нового бокового остекления и светодиодных полос светильников облик существенно изменился.

Я не скажу, что стало хуже. На «Студенческой» это решение выглядит уместным, а вот на станции «Фили» — странным. Если полностью демонтировали «Кунцевскую», то было бы логично построить более удобную современную платформу, спроектировав новую станцию, а не повторять в более грубых формах предыдущий проект. Тем более что остекление станций получилось иным, отделка вестибюлей и платформ тоже, а новые, более широкие, лестницы «съели» часть платформ.

На мой взгляд, если невозможно было сохранить старые станции и не было цели полностью восстановить первоначальный облик, то лучше было бы спроектировать абсолютно новые и привлечь современных архитекторов, устроив архитектурные конкурсы.

Платформа станции «Фили»
Платформа станции «Фили»

В проектах эти станции были легкими, изящными павильонами с козырьками, которые должны были парить над платформами. Увы, в реализации (при постройке, в 1950-е годы. — Прим. ред.) формы оказались грубее. Но все же белоснежные стены и сплошные остекленные поверхности павильонов стали символом эпохи оттепели. Да и сама типология станций была иная — это уже не подземные дворцы, а уличные платформы, которые существенно отличались от железнодорожных своей стерильностью. Архитектура вестибюлей «Студенческой», «Кутузовской» и «Филей» даже наследовала формы авангарда.

Интересно, что схожий открытый участок появился в Киеве в 1965–1968 годах — от станции «Гидропарк» до «Черниговской» — и как «Черниговская» почти копирует станции второй очереди Филевской линии. Особенно вестибюль. Сейчас именно этот вестибюль и напоминает то, как выглядели «Багратионовская», «Филевский парк», «Пионерская» и «Кунцевская» до реконструкции.

«Багратионовская», «Филевский парк», «Пионерская» и «Кунцевская» до 1990-х годов имели карнизное освещение с молочными стеклами — это давало мягкий свет (его, впрочем, заменили еще в 90-е).

Частично то, старое, освещение [до нынешней реконструкции] оставалось в вестибюлях, например, на «Студенческой» и «Кутузовской» — скрытое и направленное вверх, свет отражался в потолке. Кроме того, были подобраны и материалы, которые облегчали восприятие интерьера вестибюлей первой очереди: красная кафельная напольная плитка и глазурованная белая плитка стен лестниц, а также хромированные детали конструкций рам. На самих платформах были деревянные лакированные диваны, которые, к сожалению, [сейчас] тоже исчезли.


Фотографии: обложка, 2, 4, 6, 8, 10, 12, 14, 16, 18, 20, 22, 24 – Наталия Куприянова, 1, 3, 5, 7, 9, 11, 21, 23 – Станислав Константинов, 13 – Алёшина Оксана/Фотобанк Лори, 15, 17 – Николай Галкин/ТАСС, 19 – Денис Ларкин / Фотобанк Лори