В воскресенье, 3 февраля в Петербурге открылась единственная в России кофейня-коворкинг только для женщин «Симона» (в честь Симоны де Бовуар: ее «Второй пол» — одна из самых значимых книг в истории феминизма). Проект запустили на базе «Ребер Евы» — феминистской площадки в Фонарном переулке: днем она будет работать в режиме male-free, на вечерние мероприятия, по словам создательниц кофейни, смогут по-прежнему приходить «люди любых гендеров и полов». Мы поговорили с соосновательницей «Ребер Евы» Ледой Гариной и кураторкой кофейни-коворкинга Светой Нартаховой о том, зачем нужно свободное от мужчин пространство и почему это не обратный сексизм.

Текст

Юлия Галкина

Фотографии

Виктор Юльев

Кофейня-коворкинг

Просто так с улицы попасть в «Симону» довольно трудно. Кофейня-коворкинг находится на первом этаже исторического здания в Фонарном переулке, 3, — там же, где и почетное консульство Гватемалы, но вход в «Симону» со двора, закрытого воротами с кодовым замком. Вывески нет. Фонарный переулок — в центре города, но место не очень туристифицированное; впрочем, даже здесь есть несколько обычных кофеен (например, Bake Me Up в восьмом доме).

«Симона» же, по сути, — это площадка «Ребер Евы», «социально-художественного проекта, посвященного борьбе с гендерной дискриминацией» (как сообщают в соцсетях проекта). Сама площадка работает около двух лет (а как проект — три года). Теперь ежедневно с 11 до 19 она функционирует в формате male-free, то есть «свободном от мужчин» (это омофон mail-free, «свободный от почты», поэтому создательницы проекта предлагают другой вариант — «только для женщин»). Вход на вечерние мероприятия — дебаты, кинопоказы, мастер-классы и прочее — по-прежнему для всех. «У нас как в бане. В бане же нет дискриминации: есть женские дни и мужские. А у нас есть женские мероприятия — и есть общие. После семи вечера все желающие могут точно так же приходить и пить кофе», — говорит Леда Гарина.

Интерьер кофейни-коворкинга простой: низкий потолок, светлые стены, разноцветные бинбеги, diy-эстетика. Максимальная вместимость — 90 человек, комфортная — пара десятков. В нише — стойка, за которой работает профессиональная бариста и художница Света Нартахова (позже, возможно, подключатся волонтерки). Стену за стойкой расписала она же, как и туалет кофейни (в нем в преддверии открытия также установили контейнеры для раздельного сбора мусора). Часть антуража для «Симоны» создательницы получили в подарок — причем не только от женщин. Например, один из столов принес мужчина: «Он сказал: „Для меня важно, чтобы были женские коворкинги“», — поясняет Света. «Потому что он не сексист», — добавляет Леда.

Кофемашину в безвозмездное пользование отдал благотворительный проект «Спасибо!». Меню — как в обычной кофейне, но названия — с феминитивами: «латесса», «американка», «капучинесса», «какаиня» и так далее. Все продукты (молоко, печенье) веганские. Еды в меню нет. Цена на все единая — 150 рублей. Столько же можно заплатить, чтобы пользоваться площадкой как коворкингом, хоть все восемь часов подряд. Работать или пить кофе, впрочем, не обязательно: можно просто отдыхать, даже спать.


У нас как в бане. В бане же нет дискриминации: есть женские дни и мужские. А у нас есть женские мероприятия — и есть общие


Вход в «Симону» открыт в том числе для трансгендерных женщин (а не только биологических). Феминистские взгляды не являются необходимым условием: ограничения — строго поведенческие. «У нас довольно жесткие правила, и в отношении женщин — тоже. Например, за агрессивное поведение или нетрезвое состояние мы удаляем вне зависимости от гендера», — поясняет Леда.

«Мы думаем, что женщины, которые не близки к феминистским кругам, вряд ли узнают о нашем пространстве. Я рассчитываю на таких, как я сама: когда с утра — первая встреча, вторая — вечером, а в середине дня хочется поработать где-то, где тихо и есть нормальный интернет. Такие места сложно найти», — добавляет кураторка «Ребер Евы». «Если сюда захочет прийти женщина, чтобы поработать в комфорте, — супер, отлично. Необязательно кидать феминисткие лозунги», — в свою очередь говорит Света Нартахова.

Леда Гарина

Не сексизм

Леда Гарина называет три причины появления «Симоны». Первая — запрос женской аудитории «Ребер Евы» на безопасное пространство: «Мы проводим мероприятия, и нас постоянно спрашивают: «„А когда будет male-free, а почему не male-free? Если не male-free, мы к вам не придем“. Мы такие: ну нет, мы же за просвещение среди любых гендеров и полов. Но мы поняли, что если есть такой запрос, почему бы не сделать уютное безопасное пространство».

Вторая причина — финансовая. В 2019-м проект «Ребра Евы» остался без финансирования (предыдущие два года пространство функционировало за счет гранта). «Сейчас мы думаем, за счет чего сможем существовать и проводить в том числе наши бесплатные мероприятия», — поясняет Леда. Соосновательницы собирают 450 тысяч рублей на полгода работы проекта: это оплата аренды, коммунальных услуг, интернета и зарплата одной из координаторок. На сегодня проекту пожертвовали более 100 тысяч рублей, этого хватит на два месяца аренды. О том, как поддержать проект, можно узнать тут.

Третья причина — желание Светы Нартаховой открыть свою кофейню. Она работала в одной из крупных сетевых кофеен, но недавно уволилась — по ее словам, из-за сексизма: «Мне было абсолютно некомфортно постоянно терпеть менсплейнинг (снисходительная манера разговора, используя которую, мужчина объясняет женщине что-то, что она и так знает. — Прим. ред.). Кроме того, я выяснила, что моя зарплата на 15 тысяч рублей меньше, чем у коллеги мужского пола на той же должности. И мне не дали адекватного ответа на вопрос почему. Это супернесправедливо. Потом к нам устроился новый парень, у которого по непонятной причине зарплата тоже оказалась выше, чем у меня. Мне было очень плохо из-за этого. Я сообщила об идее собственной кофейни подругам в «Ребрах Евы», они сказали: „А давай“».


Если сюда захочет прийти женщина, чтобы поработать в комфорте, — супер, отлично. Не обязательно кидать феминисткие лозунги


Аудитория отдельных мероприятий «Ребер Евы» на треть состоит из мужчин: например, многие приходят на занятия по йоге. До запуска «Симоны» у проекта было только два события, куда мужчин не допускали: группа поддержки для женщин в трудной жизненной ситуации и «Шмоткапати» (обмен одеждой). «Очень часто к нам приходят мужчины с запросом на информационное и эмоциональное обслуживание. Они приходят, например, на мастер-классы, которые женщины проводят для женщин, и тянут одеяло на себя. Считают, что мы должны им все разъяснить, потратив свое время», — рассказывает Леда. Добавляя, впрочем, что многие активисты «корректны и понимают, чем мы занимаемся, пытаются помогать в конструктивной форме».

Кофейню, в которую не пускают мужчин, координаторки сексистской не считают, апеллируя к тому, что обратного сексизма не существует в принципе. Сексизм — дискриминация по признаку пола; дискриминировать может только доминирующая группа — в данном случае мужчины, — а не наоборот. «Это был бы сексизм, если бы обычно мужчины страдали от домогательств в публичных местах. А так мы делаем место, где от домогательств можно спрятаться, передохнуть», — говорит Леда.

Света Нартахова

Света добавляет, что male-free-кофейня принципиально отличается от формата барбершопа, в котором не станут обслуживать женщину даже с короткой стрижкой: первое — про эмоциональный комфорт и безопасность, второе — про услугу и традицию. «Существует традиция мужских клубов, которую барбершопы поддерживают. То же самое со спортивными клубами, в которых на женщин будут смотреть косо. Эта традиция не оспаривается в публичном пространстве. Но как только говорят о создании чего-то только для женщин — и это что-то не про детей, — сразу начинается бурление… мозга», — считает Леда. Кстати, в «Симону» можно приходить с детьми: «Но тогда родительницы отвечают за тишину для других участниц, если в коворкинге параллельно работают люди, которым она нужна», — поясняет кураторка «Ребер Евы».

Кафе и кофейни формата female-only (при этом не лесбийские клубы) явление совсем не новое. Но если в Европе они стали ответом на усиление феминистской повестки, то в Палестине, Египте и Афганистане — скорее убежищем, где женщина может на время почувствовать себя в безопасности от преследований и запугиваний. Female-only-проекты (но не кофейни) есть и в Москве: это, например, радикальные инициативы Fem-band и «Роса», которые регулярно проводят вечеринки только для женщин, а также образовательные феминистские летние палаточные лагеря без мужчин. Создательницы «Симоны», впрочем, говорят, что не ориентировались на другие male-free-проекты.