Материал не предназначен для читателей младше 18 лет

В субботу, 11 мая, на Боровой улице заработала первая в Петербурге ЛГБТ-френдли-кофейня Rainbow Coffeeshop. Заведение открыла семейная пара двух девушек Карины и Юлии, два года назад запустивших одноименную кондитерскую, в которой на заказ готовят торты, печенье и пряники.

Фотографии

Виктор Юльев

Помимо дневного формата, отличительной особенностью Rainbow среди других петербургских квир-заведений стала подчеркнутая открытость: витрину украшает фирменный логотип — панкейк в цветах радуги, также там можно найти печенье и пряники, украшенные гей- и лесби-символикой. В остальном это вполне обычное кафе, где подают кофейные напитки на основе эспрессо (от 60 рублей), какао (100 рублей), чай (80 рублей), несколько сортов пива (100–120 рублей), сэндвичи (180 рублей) и домашнюю выпечку. Как объясняют создательницы кофейни, они не позиционирует Rainbow как исключительно ЛГБТ-заведение: здесь рады всем, кто не будет косо смотреть на трансгендера в момент перехода или двух держащихся за руки парней.

The Village побывал в кофейне в день открытия и поговорил с Юлией и Кариной об их проекте.

 Rainbow Coffeeshop

Адрес: Боровая ул., 24

Телефон: +7 (952) 218–10–99

instagram

О знакомстве и запуске кондитерской

Юлия: Все началось два года назад, когда мы с Кариной открыли кондитерскую — просто начали печь на заказ печенье, пряники и торты. Я профессиональный кондитер, до этого работала в ресторанах «22:13», Barbaresco, потом в «Северянине» — все это время под руководством шеф-кондитера Аглаи Маджид, я ее ученица.

Карина — моя девушка, проект родился после нашего знакомства, когда я рассказала ей о моей профессии.

Карина: Я тогда спросила: «Ты кондитер?» И Юля показала мне свои работы. Там были торты, пирожные, расписные пряники, выглядели они очень здорово. Потом Юля угостила меня медовиком. Вообще к сладкому я равнодушна, но, когда я попробовала тот торт, сказала: «Кажется, я сладкоежка». Я 19 лет в общепите, успела поработать во многих заведениях, участвовала в проработках, но тот торт был чем-то особенным — ничего вкуснее я в жизни не ела. В общем, я удивилась, что Юля самостоятельно этим не занимается.

Юлия: Когда ты привык работать по накатанной, сложно переключиться и начать делать что-то свое. Страшно. Вдруг ничего не получится. Но вместе мы начали, и как-то понемногу все стало получаться. Сделали проработки, выложили в соцсети. Сидели по ночам — рисовали эскизы, придумывали новые изделия.

О формате 

Карина: Вначале у нас была идея открыть обычную кондитерскую. А потом мы подумали, почему бы не сделать кондитерскую для ЛГБТ? Мы, разумеется, делаем наши изделия для всех, мы абсолютно френдли, но у нас есть свои фирменные вещи — радужные пряники, например. Мы создали группу во «ВКонтакте», первое время она была совсем маленькая. Потом по приглашению Григория Суслова мы приняли участие в съемках правозащитного проекта It Gets Better Россия. После этого о нас узнали, группа стала понемногу разрастаться. Стали поступать новые заказы: мы делали веганские печенья для фестиваля «Бок о бок», делали пряники для клуба Infinity с их логотипом.

Юлия: Ну а о полноценной кофейне мы сначала просто мечтали, думали, как было бы здорово открыть свое небольшое семейное заведение.

Карина: Это была такая мечта, о которой говорят «может быть», «когда-нибудь», «если бы была возможность», но в итоге мы просто приняли решение — и уже через месяц открылись. Все происходило очень быстро: мы не создавали никакого концепта, не прописывали, что у нас где будет. Просто начали делать. Появился лейбл, сама идея стала проясняться. Мы решили, что это будет арт-пространство для людей творческих, решили, что будем делать небольшие выставки, устраивать поэтические вечера, кинопоказы, показывать короткометражки. Нам кажется, что Петербургу таких мест не хватает. У нас много начинающих художников, фотографов, режиссеров, их никуда не берут, они делают что-то для себя, но это остается совершенно невидимым, а ведь порой бывают замечательные вещи. И мы хотим дать немножко пространства и возможности людям себя показать.

Юлия: Первую кофейню мы открыли на Садовой в ноябре. Но смогли проработать там только месяц, а потом нас стало затапливать. Исправить это не получилось, и мы закрылись, стали искать новое помещение. И вот, наконец, нашли.

Пока мы все делали вдвоем — от начала и до конца. Недавно подключилась моя мама, она нам помогает сейчас. В дальнейшем, наверное, нам будут нужны помощники. А вообще мы хотим, чтобы это была семейная кофейня, где мы будем работать своей семьей. У нас есть подрастающее поколение — дети, они уже учатся варить кофе, пробуют расписывать пряники.

Об ЛГБТ-заведениях, дружелюбии и безопасности

КАРИНА: Для ЛГБТ в Петербурге работают только бары и клубы, а вот дневных тематических мест совсем нет. И это проблема. Если ты не похож на других, то вполне можно оказаться в ситуации, когда в тебя будут тыкать пальцем, косо смотреть, можно услышать в свою сторону комментарии вроде «а это мальчик или девочка?» — от резких высказываний ты совсем не защищен. Я не говорю уже о том, что бывают случаи, когда представителям ЛГБТ могут отказать в обслуживании в ресторане или кафе. Мы знаем истории, когда официанты отказывались обслуживать наших знакомых —просто игнорировали столик, и людям ничего не оставалось, кроме как уйти. Хотя они всего лишь хотели перекусить и о чем-то поговорить.

Мы позиционируем себя как «ЛГБТ и френдли»: это наша основная концепция, мы не делаем ограничения ни по религиозным, ни по национальным, ни по каким-либо другим признакам — при условии, что люди позитивно и доброжелательно настроены. Мы рады видеть всех.

Юлия: В смысле безопасности — мы открыты, поэтому, наверное, чувствуем себя спокойно. Мне кажется, все зависит от отношения к людям. Если ты улыбаешься, если к каждому относишься как к другу, если ты приветлив, то и другие будут к тебе относиться так же.

Карина: К нам на Садовую приходили самые разные гости: это были и пожилые пары, и взрослые женщины. И не было негатива. Тебя начинают спрашивать: а это что, а это что? Ты рассказываешь, и люди в большинстве своем говорят: «А, да я вообще-то к ЛГБТ нейтрально отношусь, ни плохо, ни хорошо». Однажды к нам пришла целая компания мужчин-кавказцев. Они увидели наше радужное печенье, говорят: «Вай, какие красивые печеньки!» Не знаю, поняли ли они что-нибудь, но даже если поняли, они сидели, о чем-то своем разговаривали, брали выпечку, пили кофе. Помню, я сначала немного растерялась, но потом поняла, что все в порядке. Хотя нам постоянно пишут в соцсетях, что вот к вам придут, вас закроют. Нет. Все зависит от настроя: если ты позитивен, если расположен к людям, то и в ответ увидишь то же самое.