В Петербурге — городе, гордящемся водными ресурсами, от Невы до Финского залива — доступ обычных людей к прибрежным землям нередко ограничен. Например, из-за элитного ЖК «Северный Версаль» сейчас не пройти к одному из пляжей Лахтинского разлива, а недавняя попытка чиновников очистить от заборов берег в Усть-Ижоре и вовсе закончилась потасовкой.

Есть такой непростой адрес и гораздо ближе к центру Петербурга, на Васильевском острове. В устье реки Смоленки, на берегу Финского залива существует неофициальный пляж, куда ходят отдыхать несколько поколений местных жителей. В июле и августе 2018 года здесь проходили «Генератор пати» — вечеринки с уборкой территории, на последней собралось более 600 человек.

А осенью проход на пляж перегородили «самым растиражированным архитектурным проектом в России» — бетонным забором с ромбиками. Ограждение установило АО «Терра Нова» — компания, которая занимается созданием намывных территорий Васильевского острова.

Текст

Юлия Галкина

Фотографии

Виктор Юльев

С тех пор горожане объявили забору войну. Желающие попасть на пляж перелезали через ограждение, а на Change.org запустили петицию с требованием забор убрать. Весной на бетонных ромбиках кто-то написал «За забором пляж!», а в одной из секций неизвестные прорубили дыру-проход. Недавно граффити закрасили, а секцию с дырой переместили так, что теперь бродить сквозь брешь нельзя. Впрочем, в начале июня другую секцию ограды повалили — и проход на пляж открылся. В «Терра Нова» «действия несознательных граждан» назвали «неправомерными» и пообещали отреагировать «в строгом соответствии с законом».

 

Петиция с требованием убрать забор, закрывающий проход к берегу Финского залива

change.org

Что говорят люди, которые приходят на пляж

Территория, которую называют «пляжем на Васильевском», формально находится на острове Декабристов (бывший Голодай). Это часть забуксовавшего советского мегапроекта по созданию морских ворот Ленинграда. Для того чтобы попасть на дикий пляж, надо пройти от станции метро «Приморская», мимо длинного дома ЦФТ, нового ЖК «Морской каскад» и очередного забора, огораживающего устье Смоленки в том месте, где инвесторы хотели построить апарт-отели, а местные жители — разбить парк. В будке охраны выбито стекло, участок выглядит заброшенным.

Как, собственно, и та территория, которую местные жители считают пляжем. На бетонном заборе — информационный стенд «временное ограждение», который установили для «производства плановых работ» до 2026 года. Никаких работ не видно. В теплый воскресный день сюда бесконечным потоком стекаются отдыхающие. Они сидят у кромки воды, загорают, жарят шашлыки, строят замки из песка, выгуливают собак. Кто-то занимается йогой, кто-то курит кальян, кто-то играет на гитаре.

С пляжа можно любоваться (или ужасаться) «Лахта-центром» и гигантскими лайнерами, а ближе к забору — новым участком ЗСД с белыми «рогами» опор и вантовым мостом, заштриховавшим вид на еще одну свежую достопримечательность — инопланетную тарелку стадиона «Санкт-Петербург». Под забором, изнанка которого стала холстом для уличных художников, лежат груды мусора.


Кира Алексеевна, 80 лет; Татьяна Михайловна, 71 год

пожилые женщины с палками для скандинавской ходьбы сами останавливают нас у забора и спрашивают, открыли ли, наконец, проход на пляж

«Когда появился забор, мы гуляли рядом и зубами щелкали на залив: единицы, спортсмены, через забор перелезали — а бабулям-то как? До появления забора тут была зона отдыха, сюда еще наши бабушки приходили. Потом — раз, и перекрыли: мы ходим и облизываемся, нашу зону отдыха ликвидировали, что нам делать, куда идти? По Васильевскому острову особо не погуляешь. По линиям? Смешно, там мало зелени. Единственная отрада была — на залив выйти. А сейчас пришли с правнуком и так обрадовались: забора нет, люди ходят. К вечеру тут будет очень много народу, особенно когда все узнают про эту дырку. Говорят, тут собираются делать намыв, но сколько можно, разве в Питере мало земли? Залив — такая роскошь. Мы же морской город, а нас лишают доступа к воде».


Константин, 35 лет

говорит, что сам он из Астрахани, а в Петербурге сейчас работает

«Я здесь не в первый раз, был на 1-е и 9 мая. Откуда узнал про пляж? Просто гуляли с друзьями и нашли. Здесь все отдыхают: и наши, русские, и мусульмане, и китайцев полно. И взрослые, и дети; и местные, и приезжие. Маленько грязно тут, конечно: мусор, думаю, все подряд оставляют, но больше отдыхающие — тут просто некуда его выкинуть. Столиков нет. Но а так — место хорошее. Здесь бы поставить мусорные баки, столики, сетку для волейбола — будут развлечения для семьи, для друзей, для детей».


Иван, 20 лет

гуляет с собакой у кромки залива — непослушная хаски путается в поводке, пытается сбежать; ни по-русски, ни по-английски Иван почти не говорит, мы общаемся с помощью переводчика в его смартфоне с разбитым экраном; выясняется, что он студент из Китая, в Петербурге живет последние полгода, обучается живописи

«Я живу здесь, вижу море. Иду, иду, иду и нахожу это место. Мне нравится морской свет».


Гюнай, 31 год

молодая женщина с мужем и маленьким ребенком любуются на залив с пригорка

«Мы когда-то жили у „Приморской“, так что про это место знаю с детства, но последние лет шесть тут не была. Раньше здесь все было по-другому: не было домов (показывает на новостройки. — Прим. ред.), порта, «Лахта-центра», сам пляж был совсем другой — выглядел пустым, но сюда все равно приходили, купались в заливе. Мне кажется, сейчас все выглядит намного красивее. Мне нравится пляж в Солнечном: аккуратненький, ничего лишнего, песок там чище — если бы тут было так же, совсем замечательно».


Николай, 31 год

идет в сторону воды с полуторалитровой бутылкой, наполненной жидкостью желтого цвета

«Я здесь недалеко живу, постоянно бываю на пляже примерно с 1990 года. Раньше тут заброшки были, намывной территории не было — было чище и народу меньше, но не так красиво. Были неплохие пляжи, потом строить ЗСД начали. Сейчас — мусор, отдыхающие, шашлычники, собачники. Многие купаются, но лично я трезвым в воду не захожу. Что тут можно сделать, чтобы было хорошо? Смотря какие цели преследовать. Если делать пляж для отдыхающих — стоило бы поставить кабинки, организовать вывоз мусора, облагородить территорию, вытащить из воды столбы, тогда будет классно. Но и от простого парка с набережной я не откажусь».


Даша, 34 года; Ася, 34 года

молодые женщины, загорающие у кромки залива, беспокоятся, что после публикации The Village на пляж потянется больше людей

«Об этом месте мы узнали года два назад от друзей. Собираются здесь в основном василеостровцы, других таких мест на острове нет. Загорают, шашлыки жарят. Некоторые купаются — в основном те, кто пописать хотят. Хорошо бы убрать забор, тогда сюда больше людей сможет приходить. С другой стороны, тогда тут будет такой же перенаполненный пляж, как в Сочи. Есть своя прелесть в том, что об этом месте мало кто знает. Если поставят кабинки для переодевания и кафешки, вся прелесть пропадет».


Дима, 21 год

два студента сидят на пригорке и смотрят на залив; один из них, Дима, говорит, что показал пляж приятелю, итальянцу Мануэлю, когда он поселился в общежитии на Кораблестроителей

«Пляж — культовое место для общежития СПбГУ, все студенты о нем знают. Здесь отмечают День первокурсника, говорят, проводят какие-то обряды, прыгают через огонь, но я не ходил, поэтому точно не знаю. Осенью тут поставили забор, потом написали, что за ним — пляж, недели три назад надпись закрасили. Все перелезали через забор, в том числе с маленькими детьми, с колясками. В центре Хельсинки есть похожий пляж, тоже на Финском заливе — вот если бы здесь сделать что-то похожее, возможно, с деревянным настилом… И воду бы очистить. А так, конечно, надо хотя бы от мусора избавиться, там же прямо при входе помойка».


Что говорят в компании, которая установила забор

Отвечая на запрос The Village, в компании «Терра Нова» сразу подчеркнули: «В сознании граждан сложилось ошибочное мнение, что данная территория является общественной, тем более, что она является пляжем». По словам представителей компании, в 2006 году «Терра Нова» арендовала у города «для комплексного освоения» участок на западе Васильевского острова. Инвестпроект «предполагает образование территории и строительство на ней объектов общественно-делового и жилого назначения (всего более 3,5 миллиона квадратных метров недвижимости)».

«В частности, земельные участки, находящиеся за установленным забором, предназначены для размещения коммерческих объектов, не связанных с проживанием населения. В связи с чем указанные земельные участки, которые находятся в собственности и аренде АО „Терра Нова“, и их часть вдоль уреза воды в настоящее время не являются общественным объектом или объектом благоустройства», — добавили в компании, пообещав, что «ограничения по доступу» пересмотрят «по окончании работ». Какие конкретно работы идут сейчас, в июне 2019 года, в компании не уточнили.

Завершиться работы могут 8 июня 2026 года — именно до такого срока Смольный недавно продлил разрешение на намыв новых территорий Васильевского острова.

В конце 2018 года активисты направили запрос в Росприроднадзор. «Мы считаем, что своими действиями „Терра Нова“ нарушает положения Водного кодекса о свободном доступе к общей береговой линии, — поясняет координатор движения „Защитим остров Васильевский“ Вадим Суходольский. — Ответ пришел, по сути, в виде отписки. Они обратились в ГАТИ, выдавшей разрешение на забор. Суть позиции ГАТИ и „Терра Новы“, что это частный участок — и не береговая линия, а строительная площадка новых территорий намыва. Да, территория планируется к освоению и дальнейшему намыву. Но это только планы. По факту там нет техники и никаких работ не ведется. Потому мы и отстаиваем право горожан отдыхать на этом участке, право пользоваться землей, которую не использует „Терра Нова“».