The Village пообщался с русской женщиной, которая переехала в Грозный два с половиной года назад, о чеченских обычаях, запрете в республике на алкоголь, культе личности Кадырова и воспитании дочери.

Многие знакомые спрашивают, почему в Чечне нельзя ходить на улице в шортах? Мне кажется, это можно объяснить обычным словом «уважение». Но уважение в кавказском понимании и в понимании «большой земли» — это абсолютно разные вещи. Просто мужчинам, как и женщинам, не следует показывать оголенные части тела. Хотя на деле женщины все равно находят способы продемонстрировать себя — например, носят длинные, но облегающие платья.

Я спокойно ношу джинсы. Бывает, конечно, когда гуроны свистят мне вслед и что-то говорят, но большинству людей все равно, во что ты одет. Гуроны — это те, кто с гор спустились и никогда женщину в брюках не видели. Дикие люди, это как раз они танцуют лезгинку на Красной площади. Как-то раз я ехала автобусом в Москву, и ко мне подошел чеченский парень-малолетка и говорит: «О, ты русская, пошли со мной в гостиницу». Для них в силу воспитания русская женщина — это *** (распутная женщина).

В Грозном мужчины в основном носят брюки или джинсы вместе с футболкой или рубашкой. Никаких маек — плечи должны быть закрыты. На ногах необязательно мокасины, не знаю, откуда взялся такой стереотип. В спортивных костюмах тоже не ходят — это считается для вайнахов неуважением. Выйти в спортивном костюме на улицу — то же, что и выйти в пижаме. Но я могу позволить себе такую роскошь.

Настоящий хиджаб здесь встретишь редко. Это же покрывало, которое прячет все тело, кроме рук и лица. В западном мире за хиджаб принимают традиционный арабский платок. До войны в Чечне их вообще никто не носил, только последние лет десять начали закутываться, причем часто хиджаб носят в сочетании с достаточно облегающим  платьем. Обычно женщины в Грозном носят косынку и юбку ниже колена. А многие девушки, которые закутываются с ног до головы, делают это из-за дани моде — к религии это не имеет никакого отношения. Религиозная женщина, надев хиджаб, не может наносить косметику. У нее не должно быть макияжа и накрашенных ногтей. Это лицемерно по отношению к религии.

Молодежь вообще невежественна в вопросах веры. Многие просто фанатики, интернетные мусульмане. Я их спрашиваю: «Зачем пост Ураза в священный месяц Рамадан? Зачем ты ее держишь?» А мне отвечают: «Ну, предки держали, и я держу». Это неосмысленная вера, как дань традиции. Получается лицемерный пост: весь месяц ходите чуть ли не святые, не кушаете, не пьете, а зачем — не знаете. Но практически каждый с пеной у рта будет доказывать правильность своей религии, хотя мало кто живет по столпам истинного ислама. Во время Уразы Грозный вообще вымирает, днем на улице практически нет людей.

Множество адатов (адаты — это неписанные законы, их исполнение считается обязательным, а неисполнение наказуемо. По мере исламизации народов Кавказа к адатам стали добавляться нормы мусульманского теологического права — шариата) идут вразрез с исламом. Например, в исламе не принято танцевать и петь. Также неприемлем культ личности, и все же ни одно административное здание в Грозном не обходится без портрета первого президента ЧР Ахмата-Хаджи Кадырова, а также Владимира Владимировича. Зачастую к ним присоединяется и портрет самого Рамзана Ахматовича. Я в шутку называю их «Святая Троица»: отец, сын и Святой Дух. Также популярны кружки, брелоки, магнитики и прочие сувениры с портретом самого Рамзана. У нас и футбольная команда «Терек» стала командой «Ахмат». Был даже проект переименования Грозного в Ахмат-Калу. Это уже перебор. На моей жизни все эти вещи не сильно отражаются, но могу точно сказать, что в республике существует жесткая диктаторская система и открытая коррупция.

Личная жизнь и переезд

Впервые в Чечню я приехала летом 2015-го. Меня позвали в гости чеченцы, с которыми я имела честь вместе работать. Стереотипное мнение про республику навевало опасения: до поездки знакомые говорили мне, что в Чечне опасно, на улице стреляют, и творится беспредел. Но мое любопытство победило: я хотела посмотреть обычную жизнь чеченцев, а также увидеть своими глазами мечеть и высотки. В итоге я влюбилась в Грозный и его гостеприимство.

В городе очень чисто и аккуратно. Нет вызывающих неприятных личностей, и все одеты скромно. Чечня — на первый взгляд обывателя — гнетуще спокойный регион. Ничего страшного в республике не происходит, просто нужно соблюдать определенные правила поведения. На мой взгляд, это разумные нормы культуры и нравственности, которые, к моему глубокому сожалению, практически утеряны во многих городах нашей большой родины.

Грозный оставил о себе исключительно положительные впечатления, и я приняла решение о переезде. Знакомство с будущим на тот момент супругом (уже бывшим) произошло настолько неожиданно и красиво, я чувствовала себя счастливой и защищенной от всего мира. У нас с мужем не было официального штампа в паспорте, только некоторые религиозные договоренности. Говоря по-русски, мы жили в гражданском браке. Конечно, у меня были стереотипные представления о кавказских мужчинах, я думала, что буду чувствовать себя за ним как за каменной стеной. Он очень красиво ухаживал за мной: дарил много подарков, говорил красивые слова и давал кучу обещаний, которые остались просто обещаниями. Обещал и чуть ли не полет на Марс.

Читать также

О том, почему Чечня — это эпицентр полицейского насилия и беспредела

перейти


Женщины вообще всегда сидят отдельно. В присутствии старших, особенно мужчин, женщине нельзя брать на руки ребенка и целовать его. Нужно вести себя сдержанно, без проявления положительных или негативных эмоций. Все должно быть мило, корректно и без повышения голоса


Семейная жизнь оказалась не такой, как я представляла. У мужчины на Кавказе супруга должна сидеть дома и заниматься воспитанием детей. Работать она может только с разрешения супруга. При этом большое место в жизни кавказского мужчины занимают друзья и родственники, а на собственную семью времени практически не хватает. Мужчины обычно нет весь день дома, а когда он приезжает, всюду должен быть порядок, а дети накормлены. Если он приехал с друзьями, женщина должна накрыть на стол и уйти из комнаты. Она может зайти, чтобы что-то подать или убрать, но не может принимать участия в застолье. Женщины вообще всегда сидят отдельно. В присутствии старших, особенно мужчин, женщине нельзя брать на руки ребенка и целовать его. Нужно вести себя сдержанно, без проявления положительных или негативных эмоций. Все должно быть мило, корректно и без повышения голоса. На людях муж с женой общаются просто как друзья — никаких проявлений чувств.

Я с самого начала говорила мужу, что я не чеченка и не пятнадцатилетняя девочка, которую можно воспитывать. Я взрослая женщина со своими принципами, и я не могу моментально начать жить по вайнахским адатам. Навязывать мне традиции бесполезно, нужно сделать так, чтобы я сама захотела их соблюдать. А от меня что-то требовали, и я даже не понимала, что именно. Никто не подсказывал, как правильно себя вести, и я читала о традициях в интернете. Муж требовал их соблюдения, а сам никаких усилий не прикладывал, поэтому у меня не возникло желания продолжать отношения. Мне не хватило элементарной заботы, и мы тихо-мирно разошлись. Кстати, буквально полтора часа назад он мне звонил — мы иногда общаемся.

Чаще всего мы ссорились из-за того, что мужа не было дома. Отсутствие заботы и его самого сильно угнетало. Все остальное, в том числе соблюдение традиций, можно было решить. Вторая причина расставания — полный запрет общения с моими друзьями, знакомыми и коллегами. Не поощрялось заведение новых знакомств, тем более с мужчинами. Я оказалась практически отрезана от общества, хотя всегда имела активную позицию в жизни.

Я сложный человек и понимаю это. У меня есть принципы и цели в жизни. Я люблю путешествовать, а чеченское замужество это практически исключает. Ну раз в пять лет муж вывезет меня на море — и что, я должна быть рада, аплодировать в ладоши и целовать его во все места?

Жизнь и обычаи Чечни

После того как мы с мужем разошлись, я думала о том, чтобы уехать из Грозного, но ключевую роль в принятии решения сыграло воспитание, которое может получить в Грозном моя дочь: она недавно пошла в первый класс. В Чеченской Республике ребенок приобретает ценности, которые давно утеряны в нашем обществе, к сожалению, их сложно привить за пределами Кавказа. Например, уважение к старшим.

К Грозном еще сохранилось это понятие, в общественном транспорте всегда уступят место старшему, часто заплатят за проезд знакомый или знакомая, которых встретишь на остановке. А также традиция гостеприимства — она уникальна, за пределами Кавказа она отсутствует или чаще похожа на сочинскую: любой каприз за ваши деньги.

На улицах «большой земли» можно увидеть использованные шприцы и пустые бутылки даже на детских площадках, что абсолютно исключено в Грозном. Не скажу, что в Чечне нет наркомании или алкоголизма, но это не так массово и обозримо. Менталитет различается даже в республиках Северного Кавказа. Чечня и Ингушетия — это две единственные республики с полным запретом на алкоголь и ночных клубов (в 2016 году в Чечне закрылись все торговые точки по продаже спиртных напитков. — Прим. ред.). В Грозном спиртное можно купить только в одном магазине с 08:00 до 10:00 и только русским. Если чеченец попробует, ему сразу дадут 15 суток только за намерение. Но, зная нрав Рамзана Ахматовича, я не считаю нужным рассказывать о конкретных случаях: это может негативно повлиять на репутацию Чечни.

Читать также

О противоречиях и традициях на Северном Кавказе

перейти

Отношения между мужчиной и женщиной в Чечне

То, что в Чечне не принято разводиться, — это стереотип. Но да, женщине после развода действительно будет сложнее выйти замуж. Таковы традиции. Мужчине же жениться повторно совсем не сложно. У меня есть знакомый, который женился уже восемь раз. Хотя в прошлом году Рамзан приказал  воссоединить разведенные семьи. Специальные комиссии приходили к мужчинам и ставили ультиматум: или ты идешь к жене и возвращаешь ее, или мы тебе по шапке настучим.

Дальнейшие отношения с чеченскими мужчинами я не рассматриваю. Вайнахам сложно иметь полноценный брак с женщиной другой веры, а я принимать ислам не планирую. Своему ребенку я дала полную свободу в выборе религии. Препятствовать в желании принять ислам я не стану. Не могу сказать, что в чеченских школах навязывается религия. Да, ученики разучивают молитвы и обязательно учат чеченский язык, но на результаты чаще закрывают глаза и ставят тройки. Даже директор школы, где учится моя дочь, не знает литературный чеченский.


Есть в Чечне и многоженство, никто не скрывает этого. Я знаю много полигамных семей, которые прекрасно и благополучно живут. В таких семьях все зависит от мужчины. Все его женщины должны быть равны


Русские в Чечне есть, но я с ними почти не общаюсь: как говорится, не то пальто. В Чечне все сидят в WhatsApp, и какое-то время я состояла в группе русских женщин Грозного. В основном в чате были жены военных, которые приехали сюда по долгу службы. Встречаются и девчонки, которые приехали по собственной воле и прекрасно живут. По крайней мере, показывают, что прекрасно живут. На самом деле, в плане отношений мужчины и женщины регион очень специфический. От мужчин исходит очень много лжи. Мужчина может соврать, что он не женат. Они чуть ли не с первого сообщения пишут: «Все, женщина, ты моя». Идешь по улице, подходит парень, спрашивает номер телефона. Если ему отказать, он тут же начнет тебя оскорблять.

Есть в Чечне и многоженство, никто не скрывает этого. Я знаю много полигамных семей, которые прекрасно и благополучно живут. В таких семьях все зависит от мужчины. Все его женщины должны быть равны. Если одной шубу купил, то и второй обязан купить. Если одной купил квартиру, значит, и другой. Так же обстоит ситуация с уделением времени. Ни одна жена не имеет право претендовать на время другой жены. Для своего бывшего чеченского мужа я была первой женой, а он хотел вторую, чего я, конечно, не понимала и была против. Но сейчас, думаю, я бы могла стать частью такой семьи.

Гостеприимство и спокойствие

К одинокой женщине в Чечне не должен ходить в гости мужчина. Но меня это не касается, я же не чеченка. Ко мне часто ходят знакомые чеченцы в гости, плюс я принимаю туристов со всего мира через каучсерфинг. У меня и по пять мужчин-путешественников одновременно ночевали. Для соседей такая картина, конечно, в диковинку.

В Чеченской Республике много хороших мест: Грозненское море, музыкальный фонтан, второй в мире после Дубая. Но я уже все исходила, и мне это не особо интересно. В плане инфраструктуры меня все устраивает. Везде есть банкоматы и терминалы. Хотя не хватает квалифицированных специалистов практически во всех сферах: начиная с медицины и заканчивая ресторанным бизнесом.

Главная достопримечательность республики — это гостеприимство и отношения между людьми. Например, туристам никогда не позволяют жить в палатках и приглашают в дом. Здесь никогда не оставят человека в беде. Чем смогут, тем помогут. Как-то раз мне пришлось срочно уехать, и гостей, которые должны были остановиться у меня, бесплатно приютил водитель, который просто их подвозил.

Я часто бываю в соседних республиках, и порой в это время у меня хотят остановиться туристы. Я без проблем оставляла ключи от дома у соседки или продавца в ближайшем магазине. Меня, конечно, спрашивали, не боюсь ли я, что меня ограбят. А я не боюсь: вас, если что, потом найдут. Порой я забываю закрыть входную дверь на ночь, и ничего страшного не происходит — регион спокойный.

Карьера

В Грозном я также работала в одной из крупнейших торговых компаний республики, но не совсем вписалась в коллектив. Во-первых, из-за того, что я русская, а во-вторых, потому что всегда говорю правду и в лоб, — а чеченцам это не нравится, им нужна корректность и похвала.

В Грозном много компаний, которые урвали денег во время строительства города после Первой и Второй чеченских войн. В свое время они легко заработали деньги, а сейчас их финансовая подушка кончается. Мое мнение таково: если в соседнем регионе откроются филиалы крупных торговых сетей, таких как «Леруа Мерлен», «Икея» и прочие, все местные компании разлетятся в пух и прах. В день мы совещались по четыре часа, и на одном из совещаний у меня не выдержали нервы: «Ребят, вас семь братьев, а я одна». Чтобы вы понимали: на утверждение обсуждение одного вопроса мы тратили по три-четыре дня.

Бизнес в республике, чаще семейный, что мне не очень нравится. Это примерно так же, как руководитель — трехголовый Змей Горыныч, и каждая голова желает своего. Идти в государственную структуру тоже нет желания. Я не хочу быть связана по рукам и ногам. Да, на госслужбе можно добиться квартиры, но тогда ты становишься рабыней Рамзана Ахматовича. Не лично, конечно, но через посредников. Все равно пришлось бы по каждому его чиху подскакивать. У нас тут жила девочка Ася Белова (Ася Белова — журналистка, проводила свадьбу 17-летней Луизы Гойлабиевой и начальника РОВД Ножай-Юртовского района Чечни Нажуда Гучигова. — Прим. ред.), которая работала на радиостанции. Недавно она уехала в Ижевск, хотя ей дали в Грозном квартиру. Не думаю, что она бы уехала, если бы здесь ей все нравилось.

Конечно, можно найти работу в Грозном, но я предпочла работать удаленно из дома. Обычный мой день связан с компьютером. Могу выбраться вечером по городу погулять, но это бывает крайне редко. Ну и занимаюсь ребенком: приготовить покушать, сделать уроки, вечером — семейная традиция, чай у соседки. Летом я практически не бываю в Чечне и путешествую.

С режимом Кадырова я не сталкивалась, на меня он не распространяется, и я чувствую себя абсолютно свободно. Национальной травли нет, если бы такое было, я бы дошла до Рамзана. Никаких историй про похищения я не знаю. Конечно, родственникам Кадырова позволено больше, чем другим. Многие мои знакомые приближены к нему. Порой они выражают мне свое недовольство. Но, понятное дело, со мной они могут так открыто говорить, а ни с кем другим не могут. Они понимают, что дальше меня это никуда не уйдет. А что они говорят, я не расскажу.

Возможно, я уеду из Грозного, но все-таки хочу остаться на Северном Кавказе. Мне очень нравится Нальчик, даже есть мысль о переезде, но в силу происходящего в настоящее время межнационального конфликта между кабардинцами и балкарцами я отложила эту мысль.