Семиклассник Саша каждый день выходит на пикет у администрации президента. The Village поговорил с юным активистом, узнал, почему Навальный «не трушный чувак» и как московские школьники относятся к политике.

Автор
Анастасия Лидер

Редакторы
Юлия Рузманова, Андрей Яковлев

Саша Лавут

13 лет


Друзья постарше постоянно говорят мне: «Зачем ты ходишь на пикеты? Подумай о родителях». А моя мама и старший брат сами попали в оцепление на Болотной площади в 2012 году — их чуть не задержали. Государство может как меня отобрать у родителей, так и их у меня. Единственное, что мне нравится в песнях IC3PEAK, — посыл песни «Смерти больше нет». Потому что в этой стране ни для кого ничего больше нет: любому могут подкинуть наркотики, любого могут избить после митинга, любой может попасть не в те руки.

Один берет его телефон и бросает на землю, а остальные поднимают парня за руки и за ноги и кидают в автозак — это мои первые впечатления о власти

Когда мне было шесть, родители рассказали мне про митинг в 2012 году на Болотной площади, на который они ходили. Спустя примерно месяц мы с ними пошли на Красную площадь, где люди с белыми ленточками водили хороводы. Помню, как к парню, который стоит с телефоном и никого не трогает, подлетают четыре мента, один берет его телефон и бросает на землю, а остальные поднимают парня за руки и за ноги и кидают в автозак — это мои первые впечатления о власти.

О пикете у Администрации Президента

Я увидел пикет в поддержку фигурантов «московского дела» 18 сентября в прямом эфире инстаграма «Культраба» (бренд одежды. — Прим. ред.) и сначала решил не ехать. А потом почувствовал, что это неправильно, и быстро собрался. Сам Устинов показался мне довольно странным — бывший росгвардеец и сталинист. Но это не меняет того, что за него нужно выходить. Свой первый плакат я нацарапал карандашом «Свободу всем политзаключенным».

Люди на меня обычно реагируют в стиле: «Тебе что, восемь лет? Что ты тут вообще делаешь?»

На пикете мне нравится, что все ведут себя как большая семья. На второй день ко мне присоединились друзья из параллельного класса. Когда люди подходили к нам и спрашивали: «Зачем мы тут стоим?» — мы отвечали, что за свободу политических заключенных и в частности за свободу Павла Устинова, рассказывали, что есть видео задержания, где видно его незаконное задержание. Один человек спросил нас: «Почему вы верите в кадры на видео? В 90-х МММ обманывало людей через видео с разбогатевшим мужчиной». В ответ на такие вопросы я доказываю, что было несколько видео с разных ракурсов. Но люди на меня обычно реагируют в стиле: «Тебе что, восемь лет? Что ты тут вообще делаешь?»

Родителей я не предупреждал, что пойду, позвонил от администрации президента, спросил, как дела, и упомянул, что на пикете. Родители знают о моей политической осведомленности и поддерживают меня. Но мама после второго дня пикета сказала: «Ну вот на третий день пойди, а потом — в затишье».

Мне не нравится, что сначала люди вышли к администрации президента с плакатами только за Павла Устинова. Независимо от профессии ты должен выходить за всех, потому что остальные фигуранты «московского дела» одинаково заслуживают сочувствия, уважения и свободы. У Устинова такая же трагическая судьба, как у всех, но почему-то именно он заинтересовал поп-звезд и медийных личностей, которые вдруг стали выходить на пикет за него. В их числе, например, Ирина Старшенбаум (киноактриса. — Прим. ред.), которая два года сидит на государственных деньгах.

О школе

Одноклассники знают, что я критикую власть. Мы обсуждаем новости на переменах, а на уроках я люблю поспорить с географичкой, что Крым не наш. Кстати, на каникулах мы должны были ехать в Крым — и никто из класса не поехал: половина из-за политической позиции, а половина потому, что дорого.

Я хожу в довольно либеральную государственную школу. Но со мной в классе учатся дети провластных политиков. Кто-то из них гордо заявляет: «Мой папа борется с коррупцией», — я не верю. Большинство одноклассников боится открыто высказываться, как я. Все говорят: «Ну да, они воруют, но мы же как-то едим». Некоторые любят говорить со мной о политике, но выходить на пикеты считают неправильным. Они лучше выложат пост в инстаграме, чем встанут с плакатом, — так безопасней. Хотя на примере Владислава Синицы мы убеждаемся в обратном.

У меня есть идея снять шоу про одноклассников и их мысли о происходящем в стране. Первую серию я снял год назад, она получилась не супер, но мысли были интересные. Например, мой лучший друг сказал, что Россию надо делить, чтобы одна большая страна преобразовалась в несколько стран среднего размера. Тогда у каждого гражданина будет больше денег и больше забот. Мы сняли вторую серию, но она получилась очень плохой, даже не захотели монтировать. Скоро мне дадут хорошую технику, и я продолжу снимать уже со старшеклассниками.

Раньше мне нравилось выкладывать в соцсети фотографии, где я показываю «фак» полицейским. Мой классный руководитель, которому 24 года, уважает мою позицию, но после таких постов просил быть осторожнее. Еще у меня преподает очень крутая учительница Надежда Ароновна Шапиро, которая в эфире «Дождя» читала и угорала над недавно выпущенной детской конституцией в стихах. Кстати, она же запустила флешмоб подписей учителей в поддержку фигурантов «московского дела».

О несменяемости власти

Проблема России в том, что это постсоветское пространство. Я не могу судить о Советском Союзе из-за возраста, но я чувствую, что осталось много людей с внутренней установкой «молчать» и «раньше было хуже». Люди сами выбрали молчание, а не своевременную реакцию. В результате Путин у власти уже 19 лет.

Лучше быть за Путина, чем не иметь позиции

Насколько я знаю, до 2004 года Путин правда поднимал Россию с колен, а после началась коррупция и убийства журналистов. Люди решили, что он выполнил свою работу, ну, пусть стоит и дальше у власти, хуже же не делает. Еще у нас есть Чечня и Дагестан — государства в государстве, с охотой на геев, убийствами, отменой концертов и так далее. Они тоже рушат идею единого народа с едиными законами. Мне кажется, сейчас от Путина в России ничего не зависит. Естественно, что он лицо, которое утверждает базовые вещи, но у власти, думаю, спецслужбы.

Молодежь только сейчас начала реагировать на политику. Хотя многие просто тусуются, ходят в универ, и им достаточно. Мой старший брат такой, ему 22, и он не имеет позиции по политическим вопросам. Я считаю, что лучше быть за Путина, чем не иметь позиции.

О Навальном

Меня беспокоит Навальный, мне кажется, он совершенно не трушный чувак. Я не сторонник конспирологических теорий и не верю, что он агент Госдепа. Но когда человек на протяжении семи лет встает впереди оппозиции и выходит на митинги плюс регулярно разоблачает чиновников, очень странно, что он еще существует. Я не уверен, что человек с такой репутацией может спокойно подлететь на дроне и снять дачу Медведева. Власть бы точно нашла, как прикрыть эту контору.

Возможно, у Навального есть цель, которой он добивается с помощью других людей. Преимущество Алексея в том, что он из народа. Но если он придет к власти, ничего не изменится. Он ничем не отличается от Путина, только тем, что он в оппозиционной тусовке.

О будущем

Я хочу стать журналистом либо правозащитником. Мой прадед был диссидентом и защищал крымских татар — для меня это честь. Политиком быть не хочу, потому что власть уничтожает человека, и это проблема любого политического режима.


Обложка: Саша Лавут