Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
Как я из генетика стал художником

Как я из генетика стал художником

The Village поговорил с художником Ильёй Федотовым-Фёдоровым о том, как прийти к искусству из науки и журналистики

Чукотский полярник — о жизни на необитаемом острове и отношениях с дикими зверями

Чукотский полярник — о жизни на необитаемом острове и отношениях с дикими зверями

The Village познакомился с биологом Анатолием Кочневым, который большую часть жизни провёл бок о бок с дикими зверями и чукчами

Я охочусь за хакерами

Я охочусь за хакерами

The Village познакомился с Вестой Матвеевой — ловцом преступников в виртуальной реальности

Как я попробовал на себе четыре вида психотерапии

Как я попробовал на себе четыре вида психотерапии

Как я попробовал на себе четыре вида психотерапии

Как я попробовал на себе четыре вида психотерапии

По просьбе The Village корреспондент Стас Кузнецов испытал на себе четыре вида психотерапии и рассказал, что из этого вышло

Менеджер IKEA из Швеции — о «зелёном» образе жизни в Москве

Менеджер IKEA из Швеции — о «зелёном» образе жизни в Москве

Эва Стол рассказала The Village, как она сортирует мусор в Москве и почему здесь трудно экономить ресурсы

«И не нужен там никакой Ося»: Как делают квест про Маяковского и Брик

«И не нужен там никакой Ося»: Как делают квест про Маяковского и Брик

В Петербурге открылся новый квест, посвящённый отношениям Владимира Маяковского и Лили Брик. The Village поговорил с создателем игры

Я — ипохондрик

Я — ипохондрик

Человек, много лет страдающий ипохондрией, рассказал The Village о страхе перед смертельными заболеваниями и борьбе с ним

Польский градостроитель Куба Снопек — о пяти годах жизни в Москве и отъезде из России

Польский градостроитель Куба Снопек — о пяти годах жизни в Москве и отъезде из России

Польский градостроитель Куба Снопек — о пяти годах жизни в Москве и отъезде из России

Польский градостроитель Куба Снопек — о пяти годах жизни в Москве и отъезде из России

The Village поговорил с бывшим преподавателем «Стрелки» о том, насколько удачными оказались московские нововведения

Василий Зоркий — о том, каково быть «Неизвестным горожанином»

Василий Зоркий — о том, каково быть «Неизвестным горожанином»

Василий Зоркий — о том, каково быть «Неизвестным горожанином»

Василий Зоркий — о том, каково быть «Неизвестным горожанином»

Автор анонимных колонок на The Village рассказывает о себе и спектакле по мотивам своих текстов

Как организовать кругосветное путешествие

Как организовать кругосветное путешествие

Путешественник из Перми Эльнар Мансуров рассказал The Village о том, как отправиться в кругосветку и сколько это может стоить

Как мы перестали выплачивать валютную ипотеку

Как мы перестали выплачивать валютную ипотеку

Многодетная семья валютных заёмщиков рассказала The Village о своей жизни после краха рубля

Московский клерк — о своей жизни в Соловецком монастыре

Московский клерк — о своей жизни в Соловецком монастыре

Трудник монастыря — о жизни на Соловках, поисках себя и о том, почему люди добровольно едут туда, куда раньше отправляли умирать

Как петербургские профеминисты создали школу для мужчин

Как петербургские профеминисты создали школу для мужчин

Как петербургские профеминисты создали школу для мужчин

Как петербургские профеминисты создали школу для мужчин

Два Даниила — Грачёв и Яровиков — рассказали The Village, зачем мужчинам бороться с патриархатом и как перевоспитать сексиста

«Скоро нас будет трое»: Как лесбиянка из Великобритании нашла счастье в Москве

«Скоро нас будет трое»: Как лесбиянка из Великобритании нашла счастье в Москве

The Village записал историю медсестры Светы, которая после 19 лет брака оставила мужа и поняла, что любит женщину

Мой ребёнок — трансгендер

Мой ребёнок — трансгендер

Отец московского трансгендера рассказал The Village о многолетних попытках принять тот факт, что его дочь — на самом деле сын

Московский лесник — о жизни в лесу, битцевском маньяке и диких животных города

Московский лесник — о жизни в лесу, битцевском маньяке и диких животных города

Московский лесник — о жизни в лесу, битцевском маньяке и диких животных города

Московский лесник — о жизни в лесу, битцевском маньяке и диких животных города

The Village познакомился с Дмитрием Гладковым — человеком, больше 20 лет проработавшим в Битцевском лесу

«Было постоянно страшно»: Как гей, живущий с ВИЧ, покинул Россию

«Было постоянно страшно»: Как гей, живущий с ВИЧ, покинул Россию

The Village записал историю тридцатилетнего спортсмена Амира, который ради спасения собственной жизни сбежал сперва из Ставрополя в Москв...

Видеть мир через сжатый кулак: Как живёт в Москве слепоглухой человек

Видеть мир через сжатый кулак: Как живёт в Москве слепоглухой человек

Видеть мир через сжатый кулак: Как живёт в Москве слепоглухой человек

Видеть мир через сжатый кулак: Как живёт в Москве слепоглухой человек

The Village провёл день с больной синдромом Ушера и выяснил, с какими трудностями она сталкивается в большом городе

Закошмарили: Как город ополчился на небольшую хумусную

Закошмарили: Как город ополчился на небольшую хумусную

The Village записал историю московской закусочной Hummus Sapiens, которую демонтаж вывески почти довёл до закрытия

Как художницы-феминистки стали шить юбки для женщин и мужчин

Как художницы-феминистки стали шить юбки для женщин и мужчин

Участницы швейного проекта «Швемы» из Петербурга рассказали The Village, чем современные кооперативы отличаются от советских

Как я полюбил русскую смерть

Как я полюбил русскую смерть

Как я полюбил русскую смерть

Как я полюбил русскую смерть

The Village узнал у издателя журнала «Археология русской смерти» Сергея Мохова, откуда у него появился интерес к похоронам и кладбищам

Одна на миллион: Что делать, если тебе осталось жить три года

Одна на миллион: Что делать, если тебе осталось жить три года

Одна на миллион: Что делать, если тебе осталось жить три года

Одна на миллион: Что делать, если тебе осталось жить три года

The Village записал историю молодой девушки, у которой нашли очень редкое аутоиммунное заболевание — хроническую тромбоэмболическую лёгоч...

Как я провела лето на космодроме «Восточный»

Как я провела лето на космодроме «Восточный»

The Village записал монолог московской студентки, которая работала в стройотряде на Дальнем Востоке

Как вернуть городу старинные вывески

Как вернуть городу старинные вывески

The Village поговорил с Натальей Тарнавской, которая занимается реставрацией исторических деталей Москвы

«Грубо говоря, кафе»: Как автослесарь открыл общественное пространство в Котловке

«Грубо говоря, кафе»: Как автослесарь открыл общественное пространство в Котловке

The Village отправился в спальный район, в котором местные жители создали центр локального сообщества

Как открыть в Сочи экоотель для вегетарианцев-фрилансеров

Как открыть в Сочи экоотель для вегетарианцев-фрилансеров

В Красной Поляне в июле начнёт работать «Фриланс-отель». The Village узнал у его организатора Романа Саблина, как будет организована жизн...

Повесть о настоящем постчеловеке

Повесть о настоящем постчеловеке

The Village побывал на первой московской конференции киборгов и узнал, как и зачем они модифицируют своё тело

Как три девушки организуют «Архитектурную дачу» для детей и родителей

Как три девушки организуют «Архитектурную дачу» для детей и родителей

В июле на берегу озера Отрадное в Ленобласти начнёт работать проект «Архитектурная дача». The Village узнал у организаторов, как заброшен...

Как живётся в Москве девяностолетнему человеку

Как живётся в Москве девяностолетнему человеку

Архитектор, проживший в столице 70 лет, рассказывает The Village о возрасте и о том, как на его глазах менялся город — от трущоб до совре...

Художник Владимир Чернышев — о том, зачем ездить по заброшенным российским деревням

Художник Владимир Чернышев — о том, зачем ездить по заброшенным российским деревням

Автор проекта «Заброшенная деревня» рассказал The Village, почему простые люди интереснее модных стрит-арт-художников и чем прекрасна сме...

Рубрики