The Village нашел мужчину, который зарабатывает на жизнь своими секс-услугами. На условиях анонимности герой рассказал о том, как проделал путь от работы в крупной компании и зарплаты в 500 тысяч к торговле телом, а также о том, кто его клиентки, с какими желаниями к нему обращаются, почему женщины готовы платить просто за разговор и что он понял о сексе, любви и верности в Москве.

Интервью

Артур Кубов

Редактор

Юля Рузманова

Иллюстрации

Лиза Зафт

Однажды со второй женой мы коснулись темы секса втроем: женщина, мужчина, женщина. И я закинул на сайт для содержанок объявление «ищем девушку» со своим номером телефона и почтой. Мне стали каждый день кидать сообщения в WhatsApp — просили прислать фото, расспрашивали. Приезжим девчонкам поучаствовать в таком за 10–15 тысяч — за радость. После начали звонить и писать женщины лично мне — предлагать интим за деньги. Мы смеялись над этим, а моя супруга посылала их на хер, она очень ревнивая. Думаю, женщины клевали на мое спортивное тело на фото. Я тогда стабильно три-четыре раза в неделю ходил в спортзал.

После развода со второй супругой я понял, что у меня осталось наличными около 3 миллионов. Я тратил в месяц по 500 тысяч рублей — на квартиру, на детей и на жизнь. В течение полугода у меня закончились деньги. А я давно не менял номер, и мне после того объявления продолжали поступать звонки и эсэмэски сексуального характера. За все это время их накопилось штук 20. Я стал перезванивать — кто-то говорил «пошел вон», а кто-то звал меня встретиться. Мне даже звонили из агентств, предлагали разные условия. Когда я развелся, решил, что можно покуражиться, еще и деньги получить.

Как я пришел к такой жизни

Конечно, это последнее дело — на жизнь хером зарабатывать, и никаким героем я себя не чувствую. А еще раз в пару месяцев меня стабильно накрывает депрессия — когда понимаю, что я скатился от строительства государственных объектов и должности с зарплатой в 500 тысяч к занятию проституцией.

Я прилетел в Москву в 2012 году из маленького городка к моей будущей невесте. Когда уже переехал, узнал, что ее отец — важная шишка в газовой компании. Через год мы поженились. На свадьбу потратили больше 80 миллионов. Руководители департаментов у нас любят мериться друг перед другом письками. Нам подарили квартиры, загородный дом и машины, сундуки наличных — но их гости дарили как взятки ее отцу.

В своем городе я получал 20 тысяч. Теперь же я, недавно переехавший в Москву 20-летний парень, не знал, куда девать деньги. Тогда у меня появилась куча непонятных друзей-тусовщиков, я начал изменять жене и кутить на выходных — с алкоголем и девушками. В 2016-м у нас родился ребенок, а через два года мы развелись.


Одна девушка предлагала мне жить в ее квартире и обещала хорошо платить просто за то, чтобы она садилась на меня и на мне чистила зубы


Где-то за год до развода я встретил другую девушку. Мне показалась, что я влюбился по-настоящему, какое-то время жил на две семьи. Она была в Питере, и я летал туда якобы по работе. Когда все выяснилось, мне повезло: тесть оказался нормальным человеком и никак наказывать меня не стал. Перед разводом я уволился с работы, чтобы не быть ничем обязанным этой семье. У меня к тому моменту скопились деньги, и я со своим хорошим товарищем открыл компанию по строительству.

Новую невесту я перевез из Санкт-Петербурга в мою московскую квартиру. Она была беременна, когда выяснилось, что вместе мы жить не можем. У нее были психологические проблемы, с которыми я не смог справиться, хотя тратил много денег на психологов и психиатров. Проблемы такого рода — я выхожу за порог, и каждые три-пять минут мне поступает звонок: где ты, с кем, покажи фотографии. Она звонила мне в день буквально по 100 раз.

Это влияло на концентрацию. Однажды мой партнер по бизнесу предложил выбрать, что для меня важнее — семья или работа. Естественно, я выбрал семью, отписал строительную компанию ему и оставил бизнес. Жена родила мне дочку, а через три месяца я ушел из семьи. В результате этих отношений я потерял компанию, продал три авто, потратил почти все свои накопления, похудел килограммов на 15. Развелся и с этой женой, оставив ей квартиру. 

Чего хотят девушки

С девушками мы встречаемся у них дома, у меня или в отелях. Если им удобно встречаться до двух часов дня в отеле, а вечером они просят им не звонить, я понимаю, что они семейные. Женщины, чтобы их не поймали на измене, очень изобретательны. Например, когда выходят из дома, клонируют приложение WhatsApp и входят в него через левый номер, а когда возвращаются, удаляют программу — даже если муж возьмет распечатки у оператора, то ничего не узнает.

Материальной планки у меня на самом деле нет — каждый раз, когда договариваешься с девчонками, решаешь: либо устраивает, либо нет, охота тебе ехать или нет. Максимальный чек был с девушкой по имени Вера. Мы договорились с ней просто поговорить на личные темы за копейки — 15 тысяч рублей. Она сказала: «Мне интим не нужен, но, если что, продолжение может быть». В моем родном городе 20 тысяч зарабатывают в месяц, а тут 15 — за разговор! Я поехал. Мы обсуждали ее детей, мужа, где они с ним отдыхали, как ее муж изменял, как она терпела. В итоге мы прообщались восемь часов, вообще без интима. Она оставила мне на пианино конверт. Когда я сел в машину и открыл его, там оказалось 300 тысяч рублей. Меня мучила совесть, я хотел вернуть, но она сказала, что это деньги ее неверного мужа. Типа будь Робин Гудом — забери у богатых и раздай бедным.


У меня были две девчонки, которые платили за то, чтобы я их встретил в аэропорту. У меня черный джип, и сам я красавец, им очень завидовали подруги


Чего хотят девушки

С девушками мы встречаемся у них дома, у меня или в отелях. Если им удобно встречаться до двух часов дня в отеле, а вечером они просят им не звонить, я понимаю, что они семейные. Женщины, чтобы их не поймали на измене, очень изобретательны. Например, когда выходят из дома, клонируют приложение WhatsApp и входят в него через левый номер, а когда возвращаются, удаляют программу — даже если муж возьмет распечатки у оператора, то ничего не узнает.

Материальной планки у меня на самом деле нет — каждый раз, когда договариваешься с девчонками, решаешь: либо устраивает, либо нет, охота тебе ехать или нет. Максимальный чек был с девушкой по имени Вера. Мы договорились с ней просто поговорить на личные темы за копейки — 15 тысяч рублей. Она сказала: «Мне интим не нужен, но, если что, продолжение может быть». В моем родном городе 20 тысяч зарабатывают в месяц, а тут 15 — за разговор! Я поехал. Мы обсуждали ее детей, мужа, где они с ним отдыхали, как ее муж изменял, как она терпела. В итоге мы прообщались восемь часов, вообще без интима. Она оставила мне на пианино конверт. Когда я сел в машину и открыл его, там оказалось 300 тысяч рублей. Меня мучила совесть, я хотел вернуть, но она сказала, что это деньги ее неверного мужа. Типа будь Робин Гудом — забери у богатых и раздай бедным.


У меня были две девчонки, которые платили за то, чтобы я их встретил в аэропорту. У меня черный джип, и сам я красавец, им очень завидовали подруги


Не все девушки хотели от меня секса. По моим расчетам, где-то 40 % хотят просто поговорить про работу, разводы или другие проблемы. Например, с одной девушкой мы иногда просто созваниваемся — она любит разговаривать обо всем именно с незнакомцами, упасть на уши тем, кто не выдаст на общих мероприятиях. В основном гордятся они в своем кругу, а плачут и жалуются незнакомым.

У меня были две девчонки, которые мне платили за то, чтобы я их встретил в аэропорту. У меня черный джип, и сам я красавец, поэтому, когда я забирал у них чемоданчики, чмокал их в щечку и сажал в свою машину, им очень завидовали подруги.

То, чем я занимаюсь, нельзя назвать чисто секс-услугами. Где-то надо поговорить, где-то покрасоваться. Поэтому я больше подружка, а не секс-кукла. Но есть девушки, к которым не успеваешь зайти, как они стаскивают с тебя одежду.

Большинство женщин от 40 лет — состоятельные извращенки, которые хотят больше жести, чтобы на них пописали, покакали или ударили. Но я не сторонник таких отношений и сразу оговариваю, что будет, а чего нет. Например, одна девушка предлагала мне жить в ее квартире и обещала хорошо платить просто за то, чтобы она садилась на меня и на мне чистила зубы. Я отказался.

Очень много попадается неверных жен. Они говорят, что и муж у них хороший, и семья, но они не отказывают себе в удовольствии иметь мужика помоложе, ведь все равно никто не узнает. Иногда я проецирую эту на себя и боюсь эффекта бумеранга: вот женюсь, а моя невеста закрутит с мужиком помоложе, потому что она просто хочет и никто об этом не узнает.

Иногда меня и других жиголо приглашают на секс-вечеринки для массовки. Например, просто за баром посидеть. На последней вечеринке было где-то 20 на 20 девушек и мужиков, плюс десять трансвеститов.

Иногда попадаются знаменитые девушки, которые снимаются в сериалах, встречал таких на девичниках. Туда меня пригласили вроде просто посидеть, но потом разошлись и воспользовались моими профессиональными услугами.

Особенности профессии

Мне 33. В моей профессии есть профдеформация. Девчонки думают: если мужчине по вызову больше 35 лет, то с ним что-то не так, и с ним становится уже неинтересно проводить время. Поэтому в этой сфере долго нельзя задерживаться: придется со временем врать, что тебе не 35.

Больше всего меня выматывает постоянно следить собой. Например, у меня около носа морщинки — нужно подкалываться, ведь мой контингент клюет на обложку. Чтобы быть мужиком по вызову, нужно хорошо выглядеть и постоянно за собой ухаживать, принимать анаболики и стероиды с их побочками: например, от стероидов у меня стоит 24/7, поэтому мои клиенты постоянно рады. Но если бы даже не стоял, то в запасе есть волшебные таблетки. Еще у меня много татуировок. Бывали случаи, что я раздевался, а девчонки пугались: думали, что я из тюрьмы, предлагали заплатить неустойку и расстаться, а кого-то это, наоборот, возбуждает.

Мальчик по вызову должен быть не только хорош в постели, я должен быть еще и приятным собеседником, быть интересным девушке. Например, у меня есть одна флористка — перед тем как с ней встретиться, я прочитал кучу информации о разных букетах, декоре и композиции. Я узнавал про комплекты роз и разные страны привоза цветов. Сейчас мы общаемся с этой девушкой месяцев семь, и она до сих пор удивляется, говорит: «Не понимаю, как ты попал в точку, как мы так хорошо сошлись». В этом плане говорить на интересные девушке темы — это маленькая хитрость.

Мои отношения с клиентами можно озвучить так: я выполняю капризы девчонок, конечно, обманываю — даю им ложное чувство влюбленности. Они ведь сами должны понимать: любовь не купить за деньги, и если они идут на такое, то это их выбор.


В Москве есть специальные агентства, где можно заказать проверку жены на верность


Сложности индустрии

Есть женщины, которые просят нереальные вещи. Однажды я приехал в частный дом на вызов, а когда входил, то ко мне начали скоординированно подходить трое мужчин — попытались меня избить, но я ношу с собой травмат, поэтому нам удалось договориться. Оказалось, женщина хотела, чтобы эти мужики меня избили у нее на глазах — вот такое у нее было желание. Позже она передо мной извинилась, скинула денег, но дальше я отказался с ней работать — кто знает, что ей еще в голову придет.

Я много читал про неопытных парней, которых избивают на вызовах. Какие-то кавказцы выходят на тебя, связываются через подставных девушек, а когда приезжаешь на вызов, тебя избивают и снимают на видео, но лично я пока с таким не сталкивался.

Я думаю, что выгоднее быть женщиной-проституткой, чем мужиком, потому что состоятельных мужиков процентов на 80 больше, чем состоятельных женщин. Тех же женщин-олигархов мало — их можно по пальцам пересчитать. Я недавно встретил девушку из моего родного города — она содержанка у какого-то мужика уже четыре года, и он ее спонсирует. Я видел ее десять лет назад и сейчас — ее не узнать. Она молодец — берет хорошие деньги. Спонсор говорит: «Я хочу, чтобы у тебя была грудь», она говорит: «Давай деньги». Он говорит: «Хочу, чтобы у тебя была попа» — она берет деньги, апгрейдится за его счет. Может, он скоро ей хвост пришьет, много извращенцев.

Вообще, мужская проституция — очень большой бизнес: есть агентства, содержанки, сопровождения, стрип-клубы, секс-вечеринки. Мне звонили из стрип-клубов и предлагали работать там, но я отказался: стараюсь не влезать в эту тему с агентствами, в них нужно отработать сумму и вернуть им, пока ты сам не начнешь зарабатывать. В стрип-клубах все так устроено: приходят женщины, смотрят на мужиков, подают меню с фотографиями, и если женщина кого-то выбирает, то мальчику говорит: «Тебя заказали, вот номер клиента».

В Москве есть специальные агентства, где можно заказать проверку жены на верность. Устроено все так: ты должен соблазнить жену какого-нибудь чиновника за деньги. Заказчик платит агентству, а агентство — уже исполнителю. После того как все выясняется, муж самостоятельно разбирается, что дальше делать со своей верной или неверной женой. В этой ветке эскорта я не работал — мне лень и неприятно участвовать в таком, возможно, я сторонюсь этой темы потому, что не слишком рисковый.

Я выбираю женщин постарше

Обеспеченным женщинам нужно куда-то девать свою энергию, потому что их богатые мужики тратят всю энергию на работу или любовницу. Есть женщины, которых жалко. Например, одну клиентку муж лупит стабильно через день, но уйти она от него не может, потому что их дети учатся за границей, а муж занимает важный пост и грозится, что, если та уйдет, он отправит ее в деревню, из которой она приехала, и детей за ней следом.

Моя целевая аудитория — женщины постарше. Сейчас у меня на постоянной основе есть 15 женщин 34–47 лет. Не знаю почему, но выстрелила тема с женщинами этого возраста — возможно, потому, что у меня раньше были любовницы старше меня. Мне одно время хотелось встречаться с такими женщинами, казалось, что они будут спать со мной как в последний раз.

Например, у меня была любовница-секретарша, когда мне было 27, а ей — 41, очень красивая, как кукла, но необычайно умная, можно было разговаривать с ней хоть круглосуточно. Мне кажется, она меня научила общаться с женщинами постарше.

Чем старше женщины, тем больше они любят комплименты — хотят чувствовать свою нужность, что к ним относятся хорошо и с любовью: ту же дверь открыть, маникюр похвалить. Девчонки любят мелочи. Сейчас я вспоминаю, что моя жена делала маникюр, а я его не хвалил, а теперь понял, что в мелочах вся эта любовь и есть.

Нельзя сказать, что при общении с девушками я ориентируюсь на деньги. У меня нет ценника, все дело в симпатии. Но у меня никогда не получалось бесплатно: даже когда я говорил, что денег не надо, деньги мне все равно давали.

С молодыми девушками я не люблю разговаривать, толком не о чем, у всех одинаковые интересы: инстаграм, куда-то съездить или покурить кальян — скукота. Взрослые — другое дело, можно болтать про строительство, бухгалтерию или аудит, про воспитание детей. Все-таки, если взять 20-летнюю и 45-летнюю, то за эти 20 лет она узнала много интересного, и с ней становится интереснее. И многие женщины за 45 лет красивые — не представляю, где они себя штампуют. И выглядят даже женственнее, чем девушки в 25.


Сейчас я вспоминаю, что моя жена делала маникюр, а я его не хвалил, а теперь понял, что в мелочах вся эта любовь и есть


Я выбираю женщин постарше

Обеспеченным женщинам нужно куда-то девать свою энергию, потому что их богатые мужики тратят всю энергию на работу или любовницу. Есть женщины, которых жалко. Например, одну клиентку муж лупит стабильно через день, но уйти она от него не может, потому что их дети учатся за границей, а муж занимает важный пост и грозится, что, если та уйдет, он отправит ее в деревню, из которой она приехала, и детей за ней следом.

Моя целевая аудитория — женщины постарше. Сейчас у меня на постоянной основе есть 15 женщин 34–47 лет. Не знаю почему, но выстрелила тема с женщинами этого возраста — возможно, потому, что у меня раньше были любовницы старше меня. Мне одно время хотелось встречаться с такими женщинами, казалось, что они будут спать со мной как в последний раз.

Например, у меня была любовница-секретарша, когда мне было 27, а ей — 41, очень красивая, как кукла, но необычайно умная, можно было разговаривать с ней хоть круглосуточно. Мне кажется, она меня научила общаться с женщинами постарше.

Чем старше женщины, тем больше они любят комплименты — хотят чувствовать свою нужность, что к ним относятся хорошо и с любовью: ту же дверь открыть, маникюр похвалить. Девчонки любят мелочи. Сейчас я вспоминаю, что моя жена делала маникюр, а я его не хвалил, а теперь понял, что в мелочах вся эта любовь и есть.

Нельзя сказать, что при общении с девушками я ориентируюсь на деньги. У меня нет ценника, все дело в симпатии. Но у меня никогда не получалось бесплатно: даже когда я говорил, что денег не надо, деньги мне все равно давали.

С молодыми девушками я не люблю разговаривать, толком не о чем, у всех одинаковые интересы: инстаграм, куда-то съездить или покурить кальян — скукота. Взрослые — другое дело, можно болтать про строительство, бухгалтерию или аудит, про воспитание детей. Все-таки, если взять 20-летнюю и 45-летнюю, то за эти 20 лет она узнала много интересного, и с ней становится интереснее. И многие женщины за 45 лет красивые — не представляю, где они себя штампуют. И выглядят даже женственнее, чем девушки в 25.


Сейчас я вспоминаю, что моя жена делала маникюр, а я его не хвалил, а теперь понял, что в мелочах вся эта любовь и есть


Планы на будущее

Для моих близких и родных я занимаюсь строительством — мой отец работает в госструктурах, поэтому у него случился бы инфаркт, если бы он узнал, чем я занимаюсь на самом деле.

Сейчас я стараюсь заниматься некоторыми делами по строительству и вкладывать деньги в бизнес, чтобы внезапно не остаться ни с чем. Например, мои знакомые вкладывают деньги в недвижимость: покупают строящиеся квартиры на котловане, тратят 5 миллионов, а на выходе получают 10–12.

Я не противник любви, но молодым людям, только начинающим свой путь, я бы дал советы: вести своих девушек на полиграф, особенно в Москве, и быть готовым к последствиям любви. Кто-то ведь самоубийством заканчивает. Строишь планы на жизнь, потом человек уходит — планы рушатся, наступает пустота, кажется, что дожил свою жизнь. Например, один мой знакомый, солидный мужчина, не смог свыкнуться с тем, что его жена ушла к каменщику, и спрыгнул с девятого этажа.

В будущем я хочу нормальных отношений с любимой женщиной, ведь все-таки это разные вещи: возвращаться к той, которая тебя любит, и к той, которая тебе платит.