В конце октября Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи (ВЛКСМ) отметил свое столетие. Крупнейшая молодежная организация СССР прекратила существование вместе с ним в 1991 году и дала дорогу многим влиятельным политикам и бизнесменам. В ноябре коммунисты отпраздновали 101-ю годовщину Октябрьской революции.

The Village Екатеринбург поговорил с пятью молодыми коммунистами, членами комсомола и партии в возрасте от 15 до 23 лет, о том, что их не устраивает в современной России и почему, по их мнению, городской аэропорт заслуживает имени Иосифа Сталина.

Андрей Пирожков, 23 года


Об убеждениях и противоречиях

Историей и политикой я интересовался еще со школы. Смотрел выступления политических деятелей, мастодонтов российской политики, лидеров парламентских политических партий: ЛДПР, СР, КПРФ и «Единой России». Анализировал то, что говорят эти люди, и сопоставлял с тем, что мне рассказывали в школе на уроках истории и обществознания. Находил противоречия, углублялся в них, приобрел критическое мышление. К примеру, во всех учебниках истории герой — Колчак, белогвардеец. Я не считаю его героем — он являлся контрреволюционером и был настроен против народных масс.

По истории до десятого класса мы изучали все подряд, а когда перешли к советской истории, началась подготовка к ЕГЭ — о периоде говорили мало, никто не углублялся в хитросплетения. Но в целом, если открыть любой учебник открыть, лейтмотив будет следующим: люди жили плохо, всего не хватало, еды не было, все забрали у нас проклятые коммунисты. А то, что войну выиграли — так это не руководство страны, это люди: они недоедали, ходили раздетые, но совершали такие героические поступки, что СССР смог победить. Я не преуменьшаю подвига самих людей, но думаю, что было бы глупо говорить, что к этому причастны только они. Руководство страны сыграло большую роль — тот же Жуков, тот же Сталин.

Из последних противоречий: буквально год назад глава нашего государства Владимир Путин говорил, что Ленин заложил атомную бомбу под нашу страну. Это полное вранье, даже шутить подобным образом о таком человеке как Владимир Ильич Ленин, который управлял нашей страной и повлиял на мир в целом, не совсем корректно. В последнее время насаждается антисоветизм, переименовываются улицы, названные в честь коммунистов — Толмачева в центре города превратили в Царскую.

О Сталине и переименовании Кольцово

Недавно я присутствовал на заседании Общественной палаты, где обсуждали вопрос о переименовании аэропорта в Екатеринбург. Видно, что переименование аэропортов по всей стране лоббируют РПЦ и Министерство культуры. Я предложил назвать аэропорт в Екатеринбурге в честь Иосифа Сталина, потому что Екатеринбург ему более чем обязан, и построен был по большей части именно при нем. Люди в ответ странно на меня посмотрели: было видно, что внутри у них в тот момент что-то перевернулось. Мне сказали, что пусть аэропорт называют так в Волгограде, бывшем Сталинграде. Хотя некоторые все же покивали, явно со мной соглашаясь.


Я предложил назвать аэропорт в Екатеринбурге в честь Иосифа Сталина, потому что Екатеринбург ему более чем обязан и построен был по большей части именно при нем. Люди в ответ странно на меня посмотрели: было видно, что внутри у них в тот момент что-то перевернулось


О партии

В комсомол я пришел около пяти лет назад. Смотрел по сторонам и понимал, что с этим миром что-то не так — и вообще, а туда ли мы идем? Действительно ли в обществе правильно распоряжаются ресурсами?

В партии все любят называть друг друга товарищами — это говорит об определенной степени доверия. Правда, у нас много было товарищей, которых в 91 году мы тоже называли товарищами — у них были и партийные, и комсомольские билеты, но надежд они не оправдали. Ельцин, к примеру, всей своей политической карьерой обязан партии.

Мы смотрим в первую очередь не на наличие документа, а на то, как человек относится к несправедливости. Я по образованию юрист, с юридической точки зрения справедливость — это соотношение деяния и наказания. В общественном понимании справедливость — это распределение ресурсов в равном количестве между всеми членами общества. Сейчас у нас совершенно обратная история, которую предполагает капитализм.

О проблемах и идеальном государстве

Главная проблема России — олигархат, те люди, кто управляют страной, областью, городом. Зачастую даже не те, кто у власти, а люди, которые непосредственно на нее влияют. Большая часть ресурсов сосредоточена у небольшой кучки людей, все остальные этой кучкой эксплуатируются.

Я не идеализирую коммунизм и не говорю о светлом будущем — в настоящий момент коммунизм это утопия, но мы в состоянии переориентировать государство на социальное направление. Нужно сократить выделение бюджета на оборону и непонятные вещи вроде «Экспо», ведь Екатеринбург не выиграет конкурс на него (23 ноября стало известно, что «Экспо-2025» пройдет в городе Осака, — прим. ред). Вместо этого сейчас государство постоянно отказывается от своих обязательств вроде пенсии, образования и медицины. Не так давно была проведена оптимизация российской медицины — по факту просто позакрывали много больниц. В то же время на лечение больных раком детей средства собирают с помощью сообщений на Первом канале.


Говорят, коммунисты плохие, потому что жгли церкви. Жгли, было дело, но я вот в этом году во Владимире был — знаете, там очень много старинных соборов: Дмитриевский, Успенский — что-то их не сожгли


Все пенсионеры работают после того, как выходят на пенсию. Политики говорят: так у нас бабки-то вон какие крутые, живут в центре Екатеринбурга — пусть продают квартиру да едут в область, оставшихся денег хватит, чтобы дожить до конца жизни. Понятно, что вот это все не может вызывать никакой ответной реакции. Ответ партии понятен: государство должно быть социальным, должно обеспечивать своим гражданам социальные гарантии. У нас ситуация обратная, и чем дальше, тем больше людей это понимают. Готовы ли они говорить об этом вслух — не уверен, но об этом точно думают.

Правда, в последнее время люди уже начинают махать рукой и смиряться, занимают рабскую позицию. Если в ближайшее время будут новости о том, что какой-то министр украл миллионы или миллиарды, пошумят два дня и успокоятся. Напомните им через неделю, и реакция будет следующей: «Нашел чем удивить». Когда у нас премьер-министр, глава правительства может позволить себе определенные вещи, то что говорить о рядовых людях.

Об опыте Советского Союза

Коммунизма в СССР не было, как и социализма. Была попытка построить социалистическое государство, а позже в идеале отказаться от руководства и государственности, но этого не произошло.

В партии сознательно не говорят публично что-то плохое о Союзе, но мы понимаем, что проблем в нем было достаточно. В начале периода СССР была война, был царизм, от которого необходимо было отказываться, потом — Вторая мировая. Все это наложило огромный отпечаток в плане ассоциаций. Да, в Советском Союзе были талоны — но, извините меня, война недавно закончилась, понятно, что у нас талоны, а вы как хотели? Враги почти до Москвы дошли, всех под себя подмяли, кроме нас, вы хотите сказать, что мы сейчас будем всем обеспечены и довольны? Естественно, конец эпохи СССР — это прогнившая номенклатура, прогнивший от и до верх — люди, которые и предопределили развал.

Было расслоение, были руководящие и подчиненные. Ключевое отличие — в социальном лифте. Было понимание, что если будешь хорошо работать, то добьешься определенных результатов. Сейчас хоть уработайся, но если у тебя мама работает в школе дворником, а папа — трудовик, то ты тоже пойдешь учителем в школу и, скорее всего, в ту же самую. В России любят подтягивать на хорошие места всех своих родственников — решают либо связи, либо деньги. Бывают исключения, но есть и правило.

Говорят, коммунисты плохие, потому что жгли церкви. Жгли, было дело, но я вот в этом году во Владимире был — знаете, там очень много старинных соборов: Дмитриевский, Успенский — что-то их не сожгли. Досталось только тем, кто протестовал — кто пытался присоединиться к государству и говорил, что вся власть от Бога, поэтому ее нужно финансово обеспечивать. Коммунисты этого не хотели.

О терроре и сталинских репрессиях

За 1937 год было репрессировано полмиллиона человек. С 1991 года ежегодно больше людей умирает просто от условий жизни. Сколько людей перестреляли, сколько умерло от наркотиков? Сколько человек не доехали до больниц? Сколько людей скончалось в отечественных автомобилях? Условия, которые были созданы во времена Советского Союза, способствовали развитию человека как личности. Были репрессии, но они есть и сейчас — не хочу даже вспоминать истории про тюрьму за посты во «ВКонтакте».

ГУЛАГ — хорошая вещь, на самом деле. Раньше людей отправляли под надзор работать на благо общества — от них хотя бы была польза. Сейчас заключенные — насильники и убийцы — чифирят и больше ничего не делают, а мы тратим на их содержание свои деньги. Есть интересное сравнение: кормящей матери выделяется субсидия — меньше пятисот рублей в месяц, в зависимости от региона, содержание одного заключенного в российской колонии обходится государству в сумму около 60 тысяч рублей в год. Было бы логично, если бы этот заключенный хотя бы делал что-то для страны, которой он и так должен, потому что провинился перед обществом.


Раньше людей отправляли под надзор работать на благо общества — от них хотя бы была польза. Сейчас заключенные — насильники и убийцы — чифирят и больше ничего не делают, а мы тратим на их содержание свои деньги


О книгах

Большое впечатление на меня произвела книга Николая Островского «Как закалялась сталь». В особенности — знаменитые слова Корчагина о том, что «нужно прожить жизнь так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Сама идея необходимости помогать обществу, изложенная Островским, кажется мне правильной.

Я разговаривал со многими товарищами, некоторые разделяют мое мнение и считают произведение гениальным. Сейчас его нет в школьной программе, я сам прочитал его недавно. Мне кажется, что это настольная книга коммунистов — она помогает понять, как человек должен ощущать себя в обществе, в мире, что он может сделать для ближнего и для страны.

О благах капитализма

У нас много депутатов по всей стране, есть коммунисты на руководящих должностях — это позиция борьбы. Ты продвигаешь свои идеи, но в то же время делаешь это с умом, без фанатизма и радикализма.

Мы живем в эпоху капитализма, который, к сожалению, никак не хочет заканчиваться. Нет ни одного адекватного подтверждения, что рыночная экономика лучше плановой. Тем не менее, определенные социальные моменты в капитализме уже появляются: можно посмотреть, как сейчас продают товары и услуги. Встает вопрос о том, что хорошего ты можешь сделать для потребителя. Обращают внимание на качество: «Услуга вас устроила?», «Можете по 10-балльной шкале оценить качество обслуживания?» В «Старбаксе» вам подписывают стакан «Аленочке», «Светланочке» — это же классно, приятно. Вопрос встает про эфемерное благо, про человечность — а не про быстрый обмен и больше денег.

Что касается благ капитализма и айфонов в руках коммунистов — я бы не стал приписывать эти блага капитализму. Все то же самое и в таких же количествах может быть и при коммунизме, и при социализме, только распределенное иначе.

Анастасия Зыкова, 18 лет


Об убеждениях

Мои личные взгляды соответствуют идеологии коммунистической партии: я считаю, что все должны быть равны, что никто не должен быть обделен. Такие убеждения сформировались у меня еще в раннем возрасте, когда я видела, что у одних что-то есть, а у других ничего нет.

В моей школе было достаточно много богатых детей — я училась в гимназии № 202 «Менталитет». Жила на окраине города, дальше шли только частные дома и бараки. Я также общалась и играла во дворе с детьми из бедных семей. Я видела, насколько разные у них жизненные ситуации. В моей маленькой голове это не укладывалось: почему все не могут быть одинаковыми, почему до этого еще никто не додумался?

Когда я стала постарше, бабушка стала рассказывать мне про Советский Союз. Она говорила, что все были приблизительно одинаковыми — мне это очень понравилось. Позже, на уроках истории за девятый класс, нам рассказывали про идеологию марксизма-ленинизма. Тогда я поняла, что коммунизм — это идеальный мир, в котором не будет денег, но люди будут получать все необходимое и работать на благо общества. Для этого у людей должно быть абсолютно другое сознание. В современном мире человек не хочет кому-то помогать, он хочет работать для себя. А мне меркантильные цели противны.

О революции

В первую очередь нужно изменить систему, а для этого необходима революция — только так люди поймут, что есть не только они, но и люди вокруг них. Кто-то боится революции из-за того, что в последние годы происходит на Украине. Там была националистическая революция, а мы выступаем за социалистическую. Принципиальное отличие между ними в том, что социалистическая революция дает простому человеку возможность получить то, чего при капитализме достичь невозможно — социальные блага. А на Украине просто произошел переход от одного вида капитализма к другому, еще более радикальному и неправильному с точки зрения морали.

До недавнего времени я думала, что социальная революция произойдет путем выборов. Я думала, что наша партия победит и издаст необходимые законы, введет прогрессивный налог. Но были вбросы, поэтому этого не случилось. Как говорил Сталин, неважно, кто и как будет голосовать — важно, кто и как будет считать голоса.


Я считаю, что репрессии были оправданы. Говорят: «Посадили и расстреляли ни за что», но на самом деле было много вредителей


О партии и комсомоле

В партию я вступила в августе 2018 года, в 18 лет. В комсомол пришла в 17 лет. С ребятами из организации я познакомилась на митинге 7 ноября. Я давно интересовалась идеологией, но не знала, что у партии есть молодежное крыло — думала, нужно обязательно дожидаться совершеннолетия, чтобы стать причастной.

В ленинский комсомол можно вступить с четырнадцати лет, состоять в организации можно до 35 лет. Комсомол сотрудничает с партией по политической части и занимается гуманитарной помощью. Мы занимаемся благотворительностью — два года назад увозили вещи на Донбасс, недавно ходили в детский дом.

Не так давно партия проводила несколько митингов против повышения пенсионного возраста, комсомольцы в них тоже участвовали. В партии на данный момент у меня нет никаких полномочий, над всеми задачами мы работаем вместе с другими ребятами.

Я считаю, что наше партийное руководство идет правильным путем. Если я буду не согласна, могу выразить свое мнение — абсолютных авторитетов у меня нет. Я привыкла жить своим умом. Хочу стать депутатом, потому что на данный момент мало кто идет во власть, чтобы развивать город или область — чаще всего это происходит ради достижения личных целей. Надеюсь, мне хватит ума, сил и упорства.

Об идеальном государстве

Ленин хотел сначала совершить революцию во всем мире, а уже потом строить социализм и коммунизм. Сталин решил построить социализм в отдельно взятой стране, но это невозможно: все равно остаются товарно-денежные отношения, необходимо взаимодействовать с другими странами, идти на компромиссы и сотрудничать с капитализмом — это неправильно.

Идеальное государство в моем понимании включает в себя все части нашей планеты. Людям в нем должны предоставляться все социальные блага: человек должен жить, а не выживать. Естественно, не должно быть никакой платной медицины, платного образования — человек должен иметь возможность развиваться на благо общества. Я не считаю, что это утопия — в Советском Союзе это удалось реализовать частично, в меру технического прогресса, который был на тот момент.

О терроре и сталинских репрессиях

Я считаю, что репрессии были оправданы. Говорят: «Посадили и расстреляли ни за что», но на самом деле было много вредителей. В конце 20-х годов бывшие кулаки не хотели смиряться с обобществлением ресурсов и просто портили орудия труда, чтобы те не достались никому. Много репрессированных было после войны на территории, захваченной немцами. Но наказаны были именно те, кто укрывал врагов и помогал им.

О религии

Долгое время я была верующим человеком. Не считаю этот опыт плохим, потому что в тот период я обрела необходимые моральные ценности благодаря простым истинам — библейским заповедям. Я поняла, что не нужно ждать смерти, чтобы попасть в рай: рай нужно делать на земле. Сейчас я агностик. Не могу отрицать существование Бога, но также не вижу доказательств того, что он есть. Раньше я ходила в церковь, потому что меня водила туда мама.

Мама — очень верующий человек, и не любит коммунистов. Она не рада, что я состою в коммунистической партии. Из-за этого у нас часто возникают конфликты. Больше всего ее задевает расстрел царской семьи — людей, которых сейчас назвали святыми, но святостью там и не пахнет. Царь, который расстрелял на площади тысячи человек, которые вышли к нему с просьбой восьмичасового рабочего дня — извините, какой он святой? Он должен гореть в аду.

О молодости

Не могу сказать, что я — человек консервативных взглядов, который хочет все вернуть и постоянно ностальгирует, так ведут себя наши пожилые коммунисты. Я пришла к коммунистической идеологии через собственные взгляды. Пожилые постоянно говорят, что не хотят ничего нового, хотят вернуть Советский союз, что «раньше было лучше». Мне в их возрасте тоже было бы сложно измениться и настроиться на прогресс, принять для себя что-то новое.

Молодых в партии довольно много — в нашем городе это процентов сорок. Разногласий между коммунистами разных поколений нет — взрослые нас любят и относятся к нам как к свои детям: воспитывают, передают свои ценности.

О книгах

«Как закалялась сталь» Островского — моя любимая книга. Мне нравятся в ней герои, которые самоотверженно выступали за дело революции, не щадя себя. Они отдавали свои жизни, здоровье на благо других. Меня поразил эпизод, где комсомольцы поехали строить узкоколейку в мороз, когда в городе не было отопления, чтобы доставить туда дрова — как они выживали в нечеловеческих условиях в неотапливаемом помещении без теплых вещей. Я бы так не смогла, но я к этому стремлюсь.

Мне нравится книга Горького «Мать» — она о становлении человека. О том, как человек меняется и превращается из неграмотного, смиренного, живущего сегодняшним днем в личность, которая загорается чем-то большим.

Аркадий Сорокин, 15 лет


Об убеждениях и комсомоле

У меня довольно обеспеченная семья, но несмотря на это я вижу, что люди, которые меня окружают, живут лучше — у них есть то, чего нет у меня, хотя мои родители трудились не меньше. Это не вещи первой необходимости, но мне бы тоже хотелось их иметь. Например, айфон — у кого-то он есть, а у меня нет. Айфон я и не хотел, но еще в детстве у всех одноклассников были сенсорные телефоны, а у меня обычный кнопочный. Почему-то внутри меня тогда такой огонь загорелся — я вообще с раннего возраста негодую от любой несправедливости. Коммунизм — это политическое течение, основанное на зависти: бедные завидуют богатым и требуют перераспределения ресурсов.


Коммунизм — это политическое течение, основанное на зависти: бедные завидуют богатым и требуют перераспределения ресурсов


С тринадцати лет я начал ходить в комсомол — разносил листовки, ходил на мероприятия. Даже писал на почту одному из депутатов госдумы от КПРФ: спрашивал, могу ли я вступить в комсомол, не дожидаясь четырнадцати лет — возраста, определенного уставом. Когда мне исполнилось четырнадцать, в свой день рождения я пришел в офис партии. Позже в торжественной обстановке получил билет со значком. Самое ценное, что я получил здесь — человеческое общение. В комсомоле много хороших людей — здесь все мои товарищи, которые уже стали мне второй семьей.

Я получаю бесценный опыт общения с обычными людьми перед выборами и на всяких митингах, когда ко мне подходят бабушки и делятся проблемами, просят им как-то помочь. Я понимаю, что на самом деле им нужна не помощь, им просто хочется кому-то выговориться. Я открытый человек, люблю общаться с людьми, посмеяться, обсудить что-то, поспорить — комсомол мне это дает.

В комсомоле нам нужно платить членские взносы в размере пятидесяти рублей в месяц, ходить на мероприятия. До 2018 года взнос был 40 рублей — я тогда заплатил за несколько месяцев вперед и чувствовал себя так, будто доллар по 35 рублей купил. В принципе мероприятия можно и игнорировать, опаздывать на них — комсомол это не работа, это обычный досуг.

О семье

Семья к моему решению вступить в комсомол отнеслась спокойно: они видят, что я открытый человек и люблю со всеми общаться. Даже обрадовались, что я наконец-то нашел себе какую-то платформу. Взгляды мои они не разделяют: они против действующей власти, их не устраивают многие решения, но идеи социализма и коммунизма им не близки. Они сами сформировались как личности только в 90-х и говорят, что сейчас лучше, чем тогда, но можно и лучше. Сказки про идеальность СССР они не рассказывают, как и бабушки — те говорят, что раньше было хорошо, но не идеально. Бабушка с дедушкой насмотрелись репортажей о задержаниях молодежи на митингах и переживают за меня.

Об идеальном государстве

Как комсомолец я должен сказать, что при коммунизме нет денег, нет государства. Но я не коммунист, я больше социалист. Идеальным я могу назвать государство с большими мегаполисами и отсутствием централизации. Хочется, чтобы не было переполненных городов и умирающих деревень, а жизнь при этом была везде — на любой дороге. Чтобы ресурсы распределялись равномерно. Сейчас меня не устраивает, что природные ресурсы принадлежат на народу — мы не получаем с них ничего.

Другая проблема России заключается в том, что у нас отсутствует прогрессивная шкала налогообложения. Она была бы очень уместна в наших условиях: человек, который имеет в своем кармане несколько миллиардов долларов, спокойно может расстаться с частью — ему от этого плохо точно не будет. Слесарь, который получает восемь тысяч рублей в месяц, платит такой же процент налогов, что и этот миллиардер — его это не устраивает. Но миллиардеров мало, а слесарей много.

Об опыте Советского Союза и его интерпретации

Я не жил в Советском Союзе, поэтому мало что о нем могу рассказать — привык опираться только на свой опыт. Если бы я пожил при Сталине и увидел, как на самом деле в СССР жили люди — узнал об этом не из в сериалов по Первому каналу показывают, что НКВДшники ночью приезжали и забирали людей, то могу бы и сам рассуждать. Моя бабушка, ее родители спокойно жили при Сталине и работали — никто за ними не приезжал. Сейчас в фильмах почему-то говорят, что если ты попал в плен, то ты предатель Родины — а люди спокойно возвращались, работали дальше.


РПЦ — это бизнес, к которому я отношусь негативно


СССР в наших учебниках подается максимально непредвзято — как государство со своими социальными гарантиями, льготами, но при этом без избытка товаров в магазине. Это специфика развивающегося государства: Советский Союз не существовал 200-300 лет, как США, в которых хвастались новомодными кухнями и автомобилями, когда Союз только-только появился. Гигантская страна не может стать идеальной по щелчку пальца даже с коммунизмом и социализмом. Чем больше страна, тем сложнее — нужно обеспечить всем необходимым не только большие города, но и все захолустные районы.

В новостях в последнее время про Советский Союз вообще не говорят — максимум про 90-е, где было очень плохо. При этом сразу после этого показывают сюжет о том, что президент принес цветы к памятнику Ельцина. Сразу после идут сериалы про СССР и злых НКВДшников, которые я сразу выключаю — это что-то ужасное. Если у нас снимут действительно хороший фильм про СССР, я его не увижу — до меня он не дойдет, его запретят, потому что идеализировать Советский Союз сегодня немодно.

О религии

Религия — это что-то глобальное, созданное для управления массами. Вера полезна, религия вредна сама по себе. У нас председатель партии спокойно ходит в церковь, потому что для него важна не религия, а вера. Людям спокойно в храме — даже мне, как русскому человеку, иногда хочется сходить в церковь, просто посидеть. Я не молюсь, не смотрю на иконы — просто там спокойно и пахнет свечами, иногда поет хор.

Меня крестили в детстве, но я отношусь к этому отрицательно — я тогда даже разговаривать не мог, а за меня все решили. Может, я сейчас захочу ислам принять, имамом стать, а я уже крещеный — все, жизнь разрушена.

РПЦ — это бизнес, к которому я отношусь негативно. В 90-е начали отстраивать все храмы, которые были уничтожены в Советском Союзе. Село Водоватово в Нижегородской области — хороший пример. Там жители собрали деньги на храм, отстроили его и в 90-х все скинулись на машину священнику. Сначала это было простая волга, но будучи пьяным, он ее разбил. Они скинулись на новую, потому что христианство учит прощать — он и ее разбил. Но христианство все равно учит прощать, поэтому жители скинулись на третью буквально недавно. Он разбил и ее — больше жители не скидываются, но, наверное, священника они простили.

Люди верят, но порой вера доходит до абсурда. С другой стороны, вера полезна: у меня есть прабабушка, которая недавно перенесла второй микроинсульт. Она не говорит, не узнает родных, лежит молча, но недавно в Пасху на слова «Христос воскрес!» она сходу ответила «Воистину воскрес». Возможно, вера дает некоторым людям смысл жизни — иначе бы они просто лежали на кровати.

Дмитрий Терентьев, 19 лет


О пути к комсомолу и партии

Я — из маленького города Нижняя Салда, где живут меньше 20 тысяч человек. В пионерию вступил в 2011 году, когда мне было 13 лет — уже там у меня начали формироваться какие-то взгляды. Стал смотреть на мир другими глазами. Поездил вместе с первым секретарем партии по детским домам, посмотрел, как живут другие люди, в чем нуждаются — задумался, почему государство не обращает на них должного внимания.

В мае 2015 года я вступил уже в комсомол. Сразу же возглавил молодежный совет, стал продвигать определенные идеи: социальные гарантии и качество жизни в Нижней Салде. Занялся молодежной политикой, спортом. Встретился со всеми депутатами городского округа, каждый месяц мы устраивали открытый диалог по меньшей мере с тремя из них — спрашивали, что те сделали, что планируют сделать, чем мы можем им помочь. Совместно мы проводили субботники — началась движуха, депутаты стали работать. Им самим стало круто — их поддержала молодежь, даже глаза загорелись.


Им хочется чего-то нового, хочется, чтобы власть оправдала их надежды, но нового Ленина еще не появилось. Надеемся, что скоро будет


Сейчас мне 19 лет. В коммунистическую партию я вступил ровно через месяц после того, как стал совершеннолетним. Нужно было собрать бюро, дождаться, пока все обсудят, примут решение, вручат мне партийный билет. По уставу коммунистической партии мне нужно было предоставить двух человек, которые могли бы за меня поручиться и дать на меня положительную характеристику. Для совсем новых ребят также существуют испытательные сроки — два-три месяца, за которые нужно проявить себя, показать с хорошей стороны. В партию приходит достаточно много новых людей, особенно перед выборами и другими значимыми событиями. Людей сюда обычно приводят переживания, взгляды, убеждения.

Сейчас я занимаюсь информационной политикой и освещением деятельности партии в интернете. Иногда езжу по городам, рассказываю о партии, о комсомольской организации, о федеральных проектах. Я избирался в молодежный парламент, в городскую думу — депутатом я смогу стать в любом случае, но могу и не быть им и все равно помогать людям.

О государстве и сталинских репрессиях

В нынешнем государстве меня не устраивает в первую очередь социальная несправедливость. Есть Конституция, которую постоянно нарушают. Люди устали от того, что их постоянно обманывают. Им хочется чего-то нового, хочется, чтобы власть оправдала их надежды, но нового Ленина еще не появилось. Надеемся, что скоро будет — решительный, он поведет за собой людей и через какое-то время сможет возглавить государство.

И к Ленину, и к Сталину я отношусь положительно. К сталинским репрессиям я тоже отношусь положительно — в лагеря отправляли заслуженно, если человек делал что-то плохое. Если в Китае расстреливали, то у нас способ исправления был более гуманным — людей отправляли работать, делать что-то для общества. Историю делают в первую очередь люди — если Сталин кого-то отправил в ссылку, значит, так было нужно. Если бы я был на его месте, возможно, сделал бы так же.

О религии и отношениях

К религии я отношусь нейтрально и верующим себя назвать не могу. Церковь я не уважаю, потому что это бизнес. Моя девушка училась при Епархии. Она говорит, что даже не думала, что среди нас, коммунистов, есть хорошие ребята. Религия о нас говорит с плохой точки зрения — рассказывает, что коммунисты это зло, что без Бога жить нельзя. Какое-то время девушка даже была в молодой гвардии. Свои взгляды она поменяла после встречи со мной — открыла, что все совсем по-другому, не так, как ей говорили. Я после знакомства с ней лишний раз удостоверился в том, что РПЦ — это плохо. У девушки прабабушка завещала квартиру церкви при том, что есть живые наследники, которым она нужнее. РПЦ от этого кайфует — продает свечки, иконы, которые налогами не облагаются. Это большая империя.

РПЦ пытается от нас отдалиться, но выборы показали, что социальная несправедливость волнует и христиан. К нам стали приходить настоятели храмов — в партию не выступают, но становятся нашими сторонниками. Правда, просят нас не говорить об этом церкви. Многим не нравится позиция РПЦ по отношению к нам, они пытаются найти общий язык на уровне обычных людей.

О молодости и непонимании окружающих

Семья хорошо относится к тому, что я состою в партии. Когда я только вступил в пионерию, могли говорить: «Дим, зачем тебе это?» Сейчас у меня уже есть свой аргумент: для того, чтобы стало лучше. Если полагаться на других и не шевелиться самому, ничего такого не произойдет. Глава моего родного города про меня говорит: «Учитесь у этого коммуняки».

Непонимание окружающих я встречаю часто. Слышу: «Да ладно, коммунисты еще существуют?» В 90-е годы коммунисты считались злом, относились к ним как к меньшинству. Из-за этого получилось, что выпало почти целое поколение людей, которым симпатичен коммунизм. В партии люди либо от пятидесяти, либо двадцатилетние. Сейчас молодежи даже больше, и главная задача партии в том, чтобы еще увеличить молодежную организацию. Время показывает, что молодежь приходит постоянно. В день о вступлении нам в группах пишут минимум 2-3 человека, часто это люди из маленьких городов. Говорят: «У нас нет молодежной организации, которая сможет помочь нам воплотить наши желания в жизнь». Мы ведем беседу. Так в этом году открылось отделение комсомола в Карпинске, сейчас работаем над другими муниципалитетами.

Денис Курочкин, 23 года


Об убеждениях и должности

В 2011 году, когда мне было 16, я увидел ту несправедливость, которая царит в обществе. Тогда же узнал о деятельности коммунистической партии, почитал ее программу. В партию мне было рано, поэтому я вступил в комсомол, нашу молодежную организацию. Стал посещать акции, мероприятия, был инициатором, активно себя проявлял — наши товарищи поддержали меня и избрали первым секретарем областного отделения. На этой должности я с 2014 года. Работаю в аппарате областного комитета партии, планирую и дальше заниматься политической деятельностью. Сейчас в мои обязанности входит работа с молодежью. Помимо этого, я комсорг по Уральскому федеральному округу — курирую и координирую региональные отделения по всему округу.


Идеально, когда государства нет вообще — на смену нынешней его форме должно прийти коммунистическое общество


Об идеальном государстве и революции

Государство несправедливо. Большая часть богатств принадлежит маленькой кучке людей, большая часть населения не имеет таких денег. Огромное количество людей в стране живет за чертой бедности. Я считаю это несправедливостью. Ситуацию можно изменить — для этого у нас есть программа партии. Нужно национализировать нефтегазовую промышленность, ввести прогрессивную шкалу налогообложения — это две основные вещи, которые принесут в бюджет государства большие средства. Деньги можно будет пустить на развитие промышленности, которая сейчас загнивает, и на развитие страны в целом.

Идеально, когда государства нет вообще — на смену нынешней его форме должно прийти коммунистическое общество. Думаю, сейчас к такому обществу не позволяют перейти технологии: с развитием робототехники людям не придется работать, они смогут заниматься творчеством и развитием себя и получать необходимые блага, ничего не отдавать взамен. Есть страны, которые развиваются — наша страна пока нет, ничего не происходит, повсюду одна торговля. Екатеринбург в прошлом был промышленным центром страны, сейчас заводы практически ничего не выпускают, но зато по количеству торговых площадей на душу населения мы обгоняем даже Москву.

К революции наше общество пока не готово, но к ней нужно стремиться: мягко систему изменить невозможно. Чем дальше, тем жестче она становится. Последние федеральные выборы показали, что оппозиционные партии начали выигрывать — после этого власти стали закручивать гайки. Итоги выборов в Приморье отменили, в Хакасии кандидаты стали сниматься — это не просто так происходит, явно люди действуют по указке из высоких кабинетов.

Об опыте Советского Союза

Я считаю опыт СССР успешным — он стал первым в мире государством, в котором была развита социальная сфера. Было бесплатное образование, была бесплатная медицина, после выпуска из учебного заведения можно было получить квартиру — страна поддерживала людей. Сейчас же в медицине проблемы, количество бюджетных мест сокращается, квартиру молодым семьям без рабства на 30 лет купить практически невозможно.

После революции 1917 года дали избирательные права женщинам, ввели восьмичасовой рабочий день. Даже в так называемой развитой Европе этого тогда не было. Только после того, как другие страны увидели опыт СССР, в них тоже начались революционные волнения, там приняли законы, направленные на поддержку рабочего класса.

О сталинских репрессиях

Мне кажется, тему сталинского террора сейчас сильно преувеличивают некоторые лжеисторики. Искажаются цифры. Для сравнения можно сказать, что в сталинское время оправдательных приговоров было больше, чем сейчас. Я не поддерживаю репрессии — перегибы действительно были, но зачастую обвинения были вполне обоснованы, отрицать это нельзя.

О молодости

Бывает, люди удивляются, когда говорю им, что руковожу комсомолом Свердловской области. Удивляются, что комсомол до сих пор существует. Но многие поддерживают нас, говорят продолжать. Друзья знают, чем я занимаюсь, относятся к этому нормально. Семья поддерживает.

К нам приходит много молодых ребят, особенно стали интересоваться во время президентских выборов, когда увидели нашего кандидата Грудинина — он современный человек, директор успешного предприятия. Некоторые вступают в партию, потому что здесь у них друзья. Мы их идеологически обучаем, проводим дискуссионные клубы, дебаты, чтобы ребята учились отстаивать свою точку зрения.

О религии

Я думаю, что веру и религию стоит между собой разделять. Вера может присутствовать в каждом, но верят все в разное — осуждать за это не стоит. Конкретно РПЦ сильно вмешивается в политику государства, в дела общества. Считаю, что это негативно влияет на нашу страну. Что за закон об оскорблении чувств верующих, к примеру? А у неверующих что, чувств нет?

О благах капитализма

Я не вижу ничего плохого в том, что люди ходят с айфонами или какими-либо другими телефонами — зазорного в этом ничего нет. У нас сейчас общество потребления — все хотят больше, больше, больше потреблять. Это постоянно навязывает реклама по телевизору. Так работает экономика: если люди не будут покупать, начнется кризис перепроизводства, экономика всех стран будет в упадке. Надевая ту или иную одежду, приобретая вещи, человек самовыражается. Неважно, коммунист он или нет.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО: