Графический дизайнер Анастасия в течение двух лет мечтала самостоятельно восстановить квартиру в старом фонде Петербурга. Весной прошлого года она купила убитую двушку в доходном доме Михайлова — постройке начала XX века на Боровой улице. Это была самая дешевая квартира в своем сегменте на ЦИАНе. За полгода Анастасии удалось из типичного «бабушкиного ремонта» с провисшим потолком сделать светлую трешку, вдохновленную шведскими интерьерами. В квартире много примет того самого старого фонда: например, дореволюционные двери, которые нашли и восстановили участники нового проекта «Двери с помоек» (Анастасия была их первой клиенткой). Хозяйка квартиры рассказала The Village, как она смогла спасти, казалось бы, безнадежный интерьер.

фотографии:
Виктор Юльев

Город

Петербург

Площадь

64 м2

Комнат

3

Высота потолков

3,1 метра

Этаж

5-й из 5


Анастасия: Квартиру на Боровой помог найти мой близкий друг, он просто сказал по телефону: «О, глянь, какая убогая, но зато почти центр и дешево». Позже риелтор призналась, что полгода не могла продать эту квартиру: покупателей отпугивал среди прочего потолок, который провис из-за потопа. Причем потоп случился еще 40 лет назад — спустя месяц после того, как прежние хозяева квартиры закончили ремонт. Они расстроились и ничего особо исправлять не стали — так и жили. Прямо над квартирой находится большой чердак, поэтому мы с прорабом смогли перед покупкой проверить все перекрытия. Убедились, что жилищники недавно ремонтировали крышу, так что потолок можно восстановить.

Дом находится недалеко от станции метро «Обводный канал», это очень спокойный район Петербурга, здесь нет толп туристов. Одно время рядом был клуб «Клуб» — я даже думала, что буду предоставлять всем друзьям ночлег после вечеринок. Квартиру купила 1 марта, а 5-го числа «Клуб» объявил о закрытии. Эх.

Я покупала двухкомнатную квартиру, где в коридоре стояла прикрытая пластиковой шторкой ванна. Теперь квартира трехкомнатная с общей проходной комнатой и двумя спальнями, закрывающимися на ключ. «Комнату-гроб» (так я называю вытянутые комнаты) мы разделили на две части: небольшую кухню и спальню. Большую комнату объединили проходом с кухней и коридором, где теперь вместо ванны — многоуровневая гардеробная за бархатными шторами.

посмотреть, как выглядела квартира до ремонта

Скрыть

Кухня же, судя по коммуникациям, вернулась на свое историческое место. От прежней кухни трубы тянулись целых 10 метров до туалета. Мы сократили этот путь до трех метров, построив рядом с кухней душевую комнату. Над ней я сделала антресоль, теперь там удобно складывать лыжи и прочие вещи. Я и не думала, что в XXI веке мне придется вызывать трубочиста, но мы нашли дымоход под обоями и решили его расчистить. Это позволило организовать вытяжку на кухне и в душевой. Еще мы обустроили туалет. По странному стечению обстоятельств он был связан с соседской кладовкой: по идее, я могла бы встать на стул и перелезть в другую квартиру. Эту дыру мы ликвидировали, и сосед был совсем не против нашей сепарации.

В своем дизайне я исходила из того, что нужно сохранить оригинальную лепнину. Как оказалось, это сложно объяснить ремонтной бригаде. Почему-то они очень хотели покрыть все стены гипсокартоном, натянуть потолок и сделать скрытую подсветку. Но в итоге все получилось. Пол в квартире был старый — доски и песок. Мы демонтировали его (в процессе строители нашли монету 1904 года) и залили новый: интересно, что таким образом к трехметровому потолку удалось прибавить еще 10 сантиметров.

Помимо профессиональных ремонтников, мне помогали мои друзья и друзья друзей, за что им огромное спасибо. Квартира словно объединила нас. А еще я нашла близких по духу ребят из проекта «Двери с помоек». Дело было так. Когда из квартиры вынесли все старые двери, кроме входных, исторических, я поняла, что не хочу их выбрасывать. На них такой шикарный засов, узоры — где еще я такие найду? Опубликовала сторис: «Кто знает, как восстанавливать двери 1904 года, — напишите мне». После этого незнакомая девушка рассказала, что ее друг начал проект «Двери с помоек» и ищет первый заказ. Ребята приехали, сняли мерки, посоветовались по дизайну. Они не только восстановили «родные» входные двери из моей квартиры, но и сделали четыре межкомнатные — из лиственницы, с латунными ручками XIX века: ребята находят такие двери на улице, а иногда и прямо на помойках. На покрытии сохранились шероховатости, мелкие трещины — на мой взгляд, это отражение времени, а вовсе не недостаток. При этом восстановление стоило дешевле, чем покупка новых деревянных, я проверяла.

В доме есть и другие предметы с историей. К примеру, в коридоре — дореволюционное зеркало, которое я сторговала в антикварном магазине за 11 тысяч рублей. Другое, в раме, с алым обрамлением из ткани, нашла у перекупщика на «Авито». Круглый стол, венский стул, две люстры — тоже оттуда. Мне кажется, рассказы о том, как мы с другом купили на Уделке (имеется в виду блошиный рынок на „Удельной“. — Прим. ред.) под дождем вот этот круглый стол, интереснее, чем просто «я все купила в IKEA». Ведь потом я возилась с этим столом, отмывала его, отшкуривала, восстанавливала лаком — в этом целая история!

Я люблю, когда дома светло и просторно, поэтому специально подбирала такой колер — теплый меловой оттенок белого. Свойства белого пространства хорошо объяснил Корбюзье в «Модулоре» (книга 1948 года, подзаголовок — «Опыт соразмерной масштабу человека всеобщей гармоничной системы мер, применимой как в архитектуре, так и в механике». — Прим. ред.): он создает уют, стабильность и спокойствие, а еще согревает. В контрасте идет хвойный — один из самых приятных и благородных оттенков, цвет леса.

На ремонт ушло полгода, и я бы не сказала, что он закончен. Нужно купить предметы интерьера и мебель — например, найти подходящий рабочий стол. А еще, чтобы окончательно не превращать квартиру в оду XX веку, я хочу приобрести немного современного искусства. Так, к примеру, недавно я нашла в инстаграме юную художницу Веронику Струкову, чьи картины маслом и акварелью теперь занимают почетное место в моем доме. Думаю, финальный образ квартиры можно будет увидеть только через несколько лет.