В прокат вышел «Аквамен» — снятый автором «Пилы» Джеймсом Ваном шестой фильм кинематографической вселенной DC. После дорогих, но неровных фильмов про Супермена, Бэтмена и совсем провального «Отряда самоубийц» это первая однозначная удача конкурентов Marvel — за исключением, может быть, фильма про Чудо-женщину. Рассказываем, чем он нам понравился.

«Аквамен»

Режиссер: Джеймс Ван

В ролях: Джейсон Момоа, Николь Кидман, Эмбер Херд, Темуэра Моррисон и другие


Каждый вечер смотритель маяка с индейскими корнями (Темуэра Моррисон из Новой Зеландии, играющий преимущественно индейцев второго плана) выходит посмотреть на океан. Однажды ночью во время шторма на берег выбрасывает раненую роскошную блондинку в чешуйчатом белом комбинезоне (Николь Кидман): она — королева затонувшей Атлантиды Атланна, которую пытались вынудить выйти замуж за нелюбимого. Смотритель накрывает Атланну пледом, готовит горячий чай и принимает в доме, несмотря на странное поведение: она ест рыбок из аквариума и размахивает трезубцем. В результате на свет появляется Артур (его назвали в честь урагана), Аквамен (будущий Джейсон Момоа) — ребенок, которому суждено объединить море и землю. За матерью приходят пластиковые неубиваемые солдаты, похожие на воинов Империи. Отныне вся жизнь Артура будет окрашена глубоким чувством вины за потерю Атланны: ее следов не найти, и она считается мертвой. Спустя много лет взрослый Аквамен — рубаха-парень и человек-глыба — промышляет спасением людей на берегу, водит грузовик и регулярно выпивает пару пинт с папой. Папа каждый раз ходит к морю смотреть на закат и со слезами на глазах вспоминает об утраченном семейном счастье.

В это время под водой, оседлав крокодилов и гигантских морских коньков, собираются владыки океана, оставшиеся после распада стратегического союза (Патрик Уилсон, Уиллем Дефо, Дольф Лундгрен, пара нарисованных амфибий). Их достало, что люди выливают в океан промышленные отходы, дельфины задыхаются из-за пластика, а рыбу ловят тоннами. Общий план — подговорить всех подводных королей, чтобы пойти войной на землю и стереть 7 миллиардов людей с ее лица — или, если не повезет, хотя бы половину. Понимая масштабы апокалипсиса, на сушу выходит рыжеволосая Мера (Эмбер Херд), дочь одного из королей, и пытается уговорить Аквамена возглавить сопротивление и выступить посредником в конфликте океана и людей — пару раз в сценарии даже мелькает удивительное для блокбастера слово «метачеловек».

Артура воспитывали как воина с детства (в основном Уиллем Дефо): он умеет и плавать как торпеда, и бороться трезубцем под водой. По всем правилам супергеройского блокбастера он вначале поломается, но потом, поддавшись уговорам рыжеволосой принцессы с идеальной фигурой, решает хотя бы попробовать. В середине фильма, почувствовав зов крови и вспомнив уроки наставника, Артур уже не будет шарахаться от участи Аквамена и вскочит верхом на морского конька как на серф. Тут и начнется то, ради чего кино и затевалось.

Злодеи будут время от времени напиваться из унитаза. Чернокожий антигерой второго плана соберет боевое обмундирование под «It’s No Good» Depeche Mode. Время от времени будут звучать реплики «Трекер царевны по-прежнему неактивен» и «Ваш брат, очевидно, имбецил!». Когда все обитатели меню категории «Морепродукты» схлестнутся в битве масштаба «Властелина колец», по коже побегут подростковые мурашки — вот радостный, идиотский, дающий детскую радость, гогочущий, как младший брат, фильм, чтобы отдохнуть душой: кажется, для этого когда-то и были выдуманы супергеройские саги, только все режиссеры об этом позабыли.

Аквамен — еще один герой «Лиги справедливости» — был в последнем опыте Зака Снайдера, как и Чудо-женщина Галь Гадот, харизматиком, который требовал отдельной истории. Роль сайдкика Джейсон Момоа отыгрывал на ура, будучи в меньшинстве, то есть по-настоящему смешным, харизматичным и хоть немного похожим на земного человека персонажем: «Лига» же низвела его до роли пивного алкоголика и увальня, которого слушаются рыбы — статус, прямо скажем, незавидный.

Режиссер Джеймс Ван пришел из «Заклятия», «Астрала» и «Форсажа-7» с карт-бланшем на нового героя DC и разгулялся на полную. Подводному миру «Аквамена» позавидуют Жак-Ив Кусто и Джеймс Кэмерон. Его руками и фантазией блокбастер на уик-энд снова становится настоящим, идиотическим и дарящим счастье развлечением, на котором можно давиться от смеха колой, а не зевать, поглядывая в телефон. Вана уже называют новой силой Голливуда — шпаной, которая сотрет Кэмерона и Спилберга с лица Земли, и его промоинтервью к «Аквамену» объясняют почему. Очень сложно найти настолько же вдохновленного сложными съемками режиссера, который обожает говорить про технику, пышет энтузиазмом и воспринимает каждый жанровый фильм как новый челлендж.

«Аквамен» проговаривает в сценарии: мы действительно слишком мало знаем об океане, направляя все наши силы и интерес в космос. Ван, пользуясь нашим неведением и нелюбопытством, создал подводную вселенную практически с нуля, где махины дворцов, взятые словно из фантазий Питера Джексона и Гильермо Дель Торо, гигантские медузы, подводные корабли, похожие на звездолеты, и касатки на службе у водоплавающих царей живут в фантастическом симбиозе. Во многом похожий в своей самобытности на провалившийся прошлогодний «Валериан и город тысячи планет» Люка Бессона, «Аквамен» ювелирно выдуман в сотне мини-сцен, которые можно было сделать проходными и сберечь силы. Тут беречь силы никто не хочет. Джеймс Ван лучше многих понимает про свое ремесло и кризис жанров: в его хоррорах все отлично со скримерами, в экшенах — с погонями, а в супергеройском кино — с чувством юмора, без которого любая супергеройская история, линейная победа добра над злом — просто измождающее нагромождение спецэффектов.

Перламутровые рыбы, подводный неон, морды акул, чешуя на Николь Кидман — все компьютерное дышит здесь рукотворным, человеческим трудом и вниманием, вложенным в морских коньков размером с драконов и плавную рыжую бороду Дольфа Лундгрена. «Аквамен» — фильм про качка-оптимиста, в котором осьминоги играют на барабанах, гигантские крабы стреляют огнем, в глубинах морей живут твари, похожие на Чужих и монстров «Тихоокеанского рубежа», а неприятеля можно убить расколотыми бутылками красного вина в итальянской лавке.

Последние 15 лет Голливуд пытается перепридумать себя и крупно заработать, забрасывая нас франшизами. Если ходить на все, что выходит в прокат (у меня, как у кинокритика, например, работа такая), все сюжеты сливаются в однородное тесто: история детско-родительских травм, поцелуй идеальной девушки, пара формальных злодеев и финальная битва на полчаса. Только один фильм из десяти вспоминаешь через неделю, а от одного из 20 захватывает дух. Подтверждение этому — почти гробовая тишина на титрах в первый уик-энд: зрители, которые провели перед очередными менами два с половиной часа и скучали в обнимку с простыми углеводами, снова разочарованы, но вернутся в мультиплексы через месяц за обещанием нового чуда.

«Аквамен» же устроен так, что больше никакого глупого фильма после него не хочется и не надо — Ван знает секрет постыдных удовольствий и, вдохновляясь «Планетой Земля», строит Вегас в толще океана. Здесь уместными кажутся фразы «Атлантида — прекрасное место, но прощать не любит», поцелуя главных героев действительно ждешь, и даже пряничная сцена про Пиноккио и итальянский городишко кажется милой виньеткой, хотя и эксплуатирует стереотипы. Волшебство Вана, видимо, в том, что он знает секрет, как нарядить клише в золото. Аквамен Джейсона Момоа — один из немногих супергероев в кино, с которым хочется съесть еще несколько ведер попкорна: ничто этим зимним вечером не греет так сильно, как мысль, что он уплыл, но обещал вернуться.


Фотографии: «Каро-Премьер»