22 января американская киноакадемия объявила номинантов на премию «Оскар». Среди оных — «Зелёная книга». Картина уже завоевала три «Золотых глобуса» и стала лучшим фильмом года по мнению Гильдии продюсеров США.

Эдуард Голубев рассказывает почему трагикомедия Питера Фаррелли заслуживает получить еще и главную кинонаграду планеты.

В 1962 году известнейший чернокожий пианист-виртуоз Дон Ширли отправился в тур по ксенофобскому югу США. Для своей безопасности музыкант хотел надежного шофера-телохранителя. Так он знакомится с Тони — малообразованным выходцем из Италии, который несмотря на кличку «Болтун» предпочитает решать вопросы кулаками. Тони не очень нравится идея сопровождать «черномазого». Раньше он работал вышибалой в ночном клубе и с демонстративной брезгливостью выбрасывал стаканы из которых пили работники-афроамериканцы. Но заведение временно закрывают, а семью обеспечивать надо — дома ждут жена и два сына. Поэтому Тони соглашается на подработку, прощается с родными до Рождества и отправляется в поездку, из которой вернётся совсем другим человеком.

Заранее прошу прощения за англицизмы, но «Зелёная книга» — эталонный пример road-buddy-movie, которое неизбежно станет crowd pleaser для почти любого зрителя. Теперь переведем. Это тонкое, душевное и умное кино, которое призвано понравиться всем. История дружбы, которая зарождается вопреки обстоятельств, рифмуется с вечным сюжетом одиссеи — путешествия в поисках себя. Этому сценарию было посвящено бесчестное количество произведений: от античных мифов до «Дон-Кихота». Кстати, с Рыцарем печального образа можно сравнить пианиста Ширли, которого мастерски исполняет Махершала Али. Он утончен, сдержан и очень обаятелен. В целом, полная противоположность тому, что артист изображает сейчас в «Настоящем детективе». С Дон-Кихотом его объединяет тотальная отрешённость от происходящего в мире. Ширли страдает от одиночества и, вероятно, подавляемого гомосексуализма (уж больно он манерный и женственный). Он не чувствует себя в своей тарелке даже среди чернокожих. Его язык не эбоникс или Black English — самые распространённые среди англоязычных негроидов диалекты — а музыка. И удивительно, что единственным кто это понял стал именно «Болтун».

Тони играет Вигго Мортенсен («Властелин колец»). Для роли он поправился на двадцать килограмм, стал разговаривать с ужасным акцентом (в дубляже это убрали) и научился нелепо выпучивать глаза, когда его персонаж сталкивается с чем-то непонятным. Очевидно, что все эти старания направлены на «Оскар». Спойлер: скорее всего, заветную статуэтку заберёт Кристиан Бэйл за фильм «Власть», но это не отменяет того, что в роли простака из Бронкса Вигго бесподобен.

Несмотря на пробелы в образовании и взрывной характер, Тони умеет чувствовать искусство. Шофер впервые испытает что-то, кроме презрения, к своему пассажиру после того, как услышит его игру. И тут окажется, что «Зеленая книга» не просто очередной манифест гуманизму. Это кино о том, что язык искусства, при всей его эфемерности, может являться универсальным способом коммуникации. Открыв его, герои обнаруживают, что при всей непохожести, являются друг для друга бездонной кладезью по обмену опытом. Тони знакомит Дона с рок-н-роллом, куриными крыльями из KFC и житейской мудростью: «Если хочешь, чтобы тебя уважали — научись уважать себя сам». В свою очередь, Ширли привьет своему водителю любовь к джазу, поэзии, возродит замыленную годами нежность к супруге.

Очень неожиданно увидеть такое кино от мэтра туалетных комедий Питера Фаррелли. Режиссёр «Тупого и еще тупее» видимо решил доказать, что и в нем есть что-то, кроме шуток ниже пояса. Кстати, юмора в фильме в избытке. Но он так органично сочетается с драматическими эпизодами, что последние начинают выглядеть еще пронзительнее. Например, в фильме есть сцена, в которой вчерашние плантаторы увлеченно аплодируют Ширли, а после вежливо, но ультимативно запрещают заходить в уборную в доме — потому что для негров есть туалет попроще и на улице. В этот момент отчётливо понимаешь, что для этих людей Дон не человек, а просто продолжение музыкального инструмента.

В замечательном фильме «Джанго Освобожденный» персонаж Леонардо ДиКаприо сказал, что даже самый уникальный негр негром остаётся. При всей комичности происходящего у Тарантино, эта фраза подтверждает брезгливое отношение многих американцев к выходцам из Африки вплоть до конца двадцатого века. Режиссеру стоит отдать должное — он не лезет в морализаторство, а констатирует неприятные факты. Ведь «Законы Джима Кроу», «Закатные города» и вынесенный в название справочник действительно были! «Зеленая книга негра-автомобилиста» выпускалась до 1966 года и позволяла чернокожим путешественникам подыскать безопасные и доступные им ночлег, кафе или заправку.

«Для того, чтобы изменить людей нужна большая смелость», — подытожит в финале смысл картины один из персонажей. Судя по тому, какая истерия происходит сейчас, после объявления номинантов на «Оскар», эти слова до сих пор актуальны. И да, скорее всего именно «Зелёная книга» получит главную статуэтку. «Понятно, что из-за толерантной повестки!», — воскликнут многие. С этим утверждением я поспорю. У Фаррелли вышло настолько миролюбивое и искренне доброе кино, что в сравнении с ныне актуальной остросоциальщиной выглядит радикально. Такой подход возрождает в памяти магию Голливуда двадцатилетней давности. Когда на экраны выходило огромное количество обаятельного и почти сказочного кино, которое на финальных титрах вызывало улыбку и желание нести её в мир. Сейчас, когда отовсюду с экранов валятся только плохие новости — «Зелёная книга» выглядит инъекцией позитива, которая всем нам очень нужна.