Восьмой и финальный сезон «Игры престолов» покажут в апреле. Тем временем в издательстве «Альпина Паблишер» выходит книга «„Игра престолов“ и психология» — на примере культового сериала психологи рассказывают о том, кто такая добрая и ужасная мать, как секс используется в качестве оружия, как формируется характер психопата и так далее. The Village публикует отрывок о том, как героини фантастической саги, живущие в суровом мире, реагируют на сексизм и борются за свои права.

Женщины Вестероса.

Борьба с доброжелательным и с враждебным сексизмом

Один из вездесущих предрассудков как в вымышленных мирах, так и в реальности — это представление о подчиненном положении женщин. «Игра престолов» изображает суровый мир с устаревшими гендерными стандартами, где на женщин сплошь и рядом смотрят как на движимое имущество и обращаются с ними как с низшими существами. Такое положение вещей, естественно, выглядит отвратительным с позиций современной морали и развитых социальных норм, что приводит к многочисленным спорам среди поклонников книг и телесериала. Ни одна из сцен последнего не вызвала такой волны протестов, как жестокое изнасилование Сансы Старк. Одни зрители заявили, что прекращают смотреть сериал, который пропагандирует насилие в отношении женщин и их сексуальную объективацию. Другие хвалили сериал за яркое изображение феминистических персонажей, которые последовательно противостоят сексизму, и этот эпизод был номинирован на телевизионную премию «Эмми». Почему так резко разделились взгляды на один и тот же вымышленный мир?

Ни одна из сцен последнего не вызвала такой волны протестов, как жестокое изнасилование Сансы Старк.

Психологи могут пролить свет на вспыхнувшую дискуссию, предложив к рассмотрению разные виды сексизма и причины, определяющие индивидуальные реакции на каждый из них. Эти факторы позволяют понять, как «Игра престолов» вдохновляет зрителей на горячие споры.

Сексизм

Социальные психологи пытаются понять, каким образом социум меняет нас как индивидов и, наоборот, каким образом индивиды влияют на социум, как в лучших, так и в худших проявлениях человеческих взаимоотношений. Таким образом, социальные психологи изучают одновременно проявления человеческих инстинктов в отношении социального блага (включая любовь, сотрудничество и альтруизм) и социального зла (включая агрессию, ненависть и предрассудки).

На культурном уровне в Вестеросе безраздельно властвует сексизм. Главы семей, правители земель и государств — обычно мужчины.

Увы, история человечества на протяжении тысячелетий постоянно и повсеместно демонстрирует опасность стереотипов, предрассудков и дискриминации. Сексизм в общем плане подразумевает предвзятые мысли, отношение или поведение, основанные на принадлежности индивида к биологическому полу (мужчина, женщина, интерсексуал и так далее) или внешне проявленному гендеру (насколько маскулинно или феминно выглядит индивид). На культурном уровне в Вестеросе безраздельно властвует сексизм. Главы семей, правители земель и государств — обычно мужчины. Женщины, напротив, играют в основном традиционные роли жен, служанок и проституток. Богатые женщины носят туго затянутые платья и тратят время на создание сложных причесок; бедные женщины занимаются уборкой и пытаются выхаживать своих маленьких детей.

Помимо сексизма на уровне культуры психологи изучают сексизм на индивидуальном уровне, в том числе как люди реагируют на проявления сексизма в повседневной жизни. Например, обстоятельное исследование реакции женщин на сексизм выявило, какие типы женщин отвечают на сексизм активно и открыто, а какие просто игнорируют его. Исходя из полученных данных, можно проанализировать и понять персонажей «Игры престолов»: как они реагируют или отмалчиваются. Молодые женщины, участвовавшие в эксперименте, полагали, что он касается принятия решений. Их ввели в группы вместе с тремя другими студентами и дали задание определить, какие люди из предложенного списка лучше всего подходят для создания новой цивилизации на отдаленном необитаемом острове. На самом деле, кроме этих женщин, по одной на группу, все остальные были исследователями, которые лишь изображали участников эксперимента.

Во время группового обсуждения участник-мужчина отпускал несколько сексистских замечаний, например что островитянам не нужен профессиональный повар, потому что готовить может кто-то из женщин, зато непременно нужен спортивный тренер, чтобы женщины на острове оставались «в форме». Результаты показали, что только 16 % женщин, участвовавших в эксперименте, открыто возразили на сексистский комментарий. Большинство из них либо отреагировали косвенно (ропотом или сарказмом), либо вообще не отреагировали.

Борьба с доброжелательным сексизмом

«К женщинам нужно относиться как к принцессам», «Женщин и девочек лучше видеть, но не слышать», «Девушки — это девственные ангелы, мечтающие стать матерями и ворковать над ангелочками-младенцами, готовясь как можно лучше встретить мужа, когда он вернется домой после тяжелого рабочего дня…» Подобные мнения служат примерами основных постулатов того, что социальные психологи называют доброжелательным сексизмом. Доброжелательный сексизм состоит из трех основных компонентов.

1. Защитный патернализм — идеология, согласно которой «мужчины, поскольку они обладают большей властью, возможностями и сильнее физически, должны защищать и обеспечивать женщин». Разумеется, отсюда следует, что женщины не могут защищать и обеспечивать себя сами.

2. Доброжелательный сексизм представляет женщин в идеалистическом свете, красивыми и хрупкими созданиями, тем самым подрывая достигнутый благодаря феминизму прогресс и надежно удерживая женщин на пассивных и незначительных ролях.

3. Доброжелательный сексизм подразумевает, что все женщины гетеросексуальны, а обзавестись мужем и детьми — главная цель их жизни. По сути, доброжелательный сексизм запирает женщину в позолоченной клетке феминных установок и ограничений.

Арья Старк едва ли не от рождения сопротивлялась проявлениям доброжелательного сексизма. Она часто демонстрирует первую из характеристик, упомянутых в приведенном выше исследовании: антисексистские убеждения. Она съеживается, когда ее сравнивают со старшей сестрой Сансой. Арья понимает, что по сравнению с красивой и нежной Сансой она — непривлекательная дикарка и это не позволит ей занять достойное место в обществе, поскольку ее считают неженственной. Доброжелательный сексизм портит ей детство: Арью учат рукоделию и другим традиционным женским занятиям, но не позволяют учиться обращению с оружием — и то и другое призвано воспитать из нее «истинную леди Севера». Арья отвергает навязываемые установки и обретает вторую характеристику, выявленную в исследовании: активный феминизм. Например, свою лютоволчицу она называет Нимерией в честь легендарной женщины-воительницы.

Арья отвергает гендерные установки и их сексистские аспекты. Она живет в соответствии с внутренним кодексом феминизма.

Когда Джон, сводный брат Арьи, дарит ей меч, они дают ему имя «Игла», в насмешку над швейными иглами, которые Арья ненавидит. Она часто протестует против несправедливости сильных, поступающих со слабыми как хотят. Арья последовательно борется с доброжелательным сексизмом, живя настолько мужской жизнью, насколько возможно, отвергая назначенную ей женскую роль и делая вид, что она мальчик. Она порывается обнять своего первого учителя фехтования, когда он говорит ей: «Мальчик, девочка... Ты — это меч. Вот и все». Арья отвергает гендерные установки и их сексистские аспекты. Она живет в соответствии с внутренним кодексом феминизма. Возможно, именно попытки родителей заставить Арью подчиниться культурным нормам для женщин привели к тому, что она воспринимает людей с позиции равенства, вне зависимости от их знатности и состоятельности, и судит друзей и врагов по тому, относятся ли они к ней с уважением.

Еще будучи совсем ребенком, Арья в разговоре с отцом обнаружила неравенство между мальчиками и девочками, между мужчинами и женщинами.

«Арья наклонила голову набок.

— А я могу стать советником короля, возводить замки или стать верховным септоном?

— Ты, — отвечал Нед, поцеловав ее в лоб, — выйдешь замуж за короля и будешь править его замком, а твои сыновья станут рыцарями, принцами, лордами, может, среди них будет и верховный септон.

Арья скривилась.

— Нет, — сказала она».

Своим образом жизни она постоянно бросает вызов доброжелательному сексизму на более высоком уровне, поскольку старается всегда отстаивать справедливость. Арья вырвалась из позолоченной клетки правил, диктующих, что ей надлежит делать и какой быть. Этот персонаж — сильнейший пример феминистки, целенаправленно отвергающей социальную установку «быть истинной леди» как пустую трату времени и ума.

Борьба с враждебным сексизмом

Враждебный сексизм предполагает, что женщинам нужно постоянно указывать их «законное и естественное место» в подчинении у мужчины. Враждебные сексисты убеждены, что женщины должны давать обещание повиноваться своим мужьям и наслаждаться сексуальностью только потому, что это ведет к материнству. Данная форма сексизма преследует идею, что женщины, которые стремятся к самостоятельности или к сексуальному удовлетворению, — плохие женщины, они не имеют на это права; сильные, влиятельные женщины представляют собой угрозу. В то время как доброжелательный сексизм предлагает защитный патернализм, враждебный сексизм подразумевает доминантный патернализм: постулат, что мужчины должны доминировать над женщинами.

Амбивалентный опросник по сексизму из упомянутого научного исследования содержал также пункты, по которым у респондентов измерялась степень враждебного сексизма. Для этого использовались утверждения вроде «Женщины слишком часто обижаются по пустякам» или «Женщинам нравится жестко контролировать своих мужей». Кто же борется с враждебным сексизмом в «Игре престолов»? Возможно, самая могущественная женщина в мире — Дейенерис Бурерожденная, королева андалов, ройнаров и Первых Людей, кхалиси Великого Травяного моря, Разбивающая Оковы и Матерь Драконов.

Дейенерис борется с враждебным сексизмом и идеей, что женщины не заслуживают власти.

В отличие от Арьи, Дейенерис не слишком озабочена доброжелательным сексизмом; к примеру, выглядит она в высшей степени женственно. Дейенерис борется с враждебным сексизмом и идеей, что женщины не заслуживают власти. Дейенерис часто демонстрирует первые две черты, свойственные женщинам, активно противостоящим сексизму (антисексистские убеждения и активный феминизм). Все свое детство она находилась во власти брата. Обретя уверенность в себе как кхалиси, она наконец дала ему отпор. И когда брат снова пытается бить и оскорблять ее, Дейенерис отвечает ударом: «Еще раз поднимешь на меня руку, и ты лишишься их обеих». Она больше не выносит насилия над собой; это в итоге приводит к тому, что Дейенерис становится соучастницей убийства брата. За многолетний сексистский абьюз его постигает заслуженное возмездие. Дейенерис принимает свою роль матери (опять же соглашаясь с установками доброжелательного сексизма).

Но материнство не прекращает ее борьбу с враждебным сексизмом, не делает ее опекаемой фигурой — вместо этого Дейенерис использует своих драконов как средство получить еще бóльшую политическую власть. Даже имя, которое дают ей подданные и бывшие рабы, — Мать — подчеркивает принятие ею женской роли, определяя, что на самом деле означает быть женщиной. Дейенерис борется с угнетением бедняков и отменяет рабство, где только может, выступая примером, по сути, национального диктатора — сильной женщины, которая использует свою власть во имя равенства и справедливости. Ей присуща и третья черта женщин, противостоящих сексизму: она чувствует, что должна действовать сама.

Дейенерис неоднократно думает о том, что она, должно быть, последняя из Таргариенов, последняя от крови дракона; возможно, единственная, кто обладает достаточной властью, чтобы положить конец угнетению в мире. Феминистическое фэнтези или мизогинная антиутопия? Это возвращает нас к изначальному вопросу: что же такое «Игра престолов»? Мизогинная игровая площадка, где женщины раз за разом становятся жертвами, подвергаются насилию и притеснениям и конца этому не видно? Или это история сильных женщин, которые восстают против системы и становятся героинями-феминистками, вдохновляя женщин и мужчин на борьбу со всеми формами сексизма? По крайней мере таковы две из них — последовательно выступающие против сексизма. Подобно тому, как феникс или дракон не могут родиться без огня, феминизм и бунт не могут родиться без сексистского гнета. В Вестеросе существует сексизм, но мы можем рассматривать «Игру престолов» как профеминистическое фэнтези, историю, способную вдохновить своих поклонников на борьбу с несправедливостью и угнетением в реальном мире.


Обложка: «Альпина Паблишер»