На днях вышло исследование агентства «Михайлов и Партнеры. Аналитика», посвященное гендерному неравенству в России. По данным опроса, 70 % одобряют ситуацию, когда женщины зарабатывают больше мужчин, но почти столько же осудят их, если они будут уделять карьере больше внимания, чем домашним делам. Больше половины респондентов не осудят работодателей, которые не примут на работу девушку из-за возможного декрета, а 40 % одобрят заявление о домогательствах в офисе. И хотя в России женщины занимают 45 % руководящих должностей, они занимаются в основном кадрами и бухгалтерией — женщин-директоров всего 8 %.

The Village публикует главу из книги про сексизм на работе основательницы феминистского телеграм-канала «Женская власть» и исполнительного директора агентства «Мамихлапинатана»,  Залины Маршенкуловой — она вышла в этом году в издательстве «АСТ».

Сексизм на работе

Что я могу сказать насчет «что делать с сексистами на работе» — кусайтесь, огрызайтесь, боритесь. Доказывайте. Можно, кстати, судиться: по закону вас не имеют права дискриминировать (выкладывала тут истории, женщины выигрывали суд даже за право работать на «запрещенной» для женщин работе).

Да, к сожалению, женщинам правда часто приходится быть в два раза круче и безупречнее, чем мужчинам, чтобы добиться успеха. В 23 года мне дали ответственную руководящую должность в известном агентстве, у меня было семь человек в подчинении, и один из них (мужчина) сразу выразил, так сказать, вотум недоверия и хамски демонстрировал его мне.

Я могла бы его просто задавить или уволить, но я настоящий воин, и победа для меня — это переубедить врага и влюбить его в себя 

Я могла бы его просто задавить или уволить, но я настоящий воин, и победа для меня — это переубедить врага и влюбить его в себя (по-человечески, не обязательно эротически). И вот я мягко и вежливо дала ему непростое задание, он сказал, что это сделать нельзя, невозможно, я ответила «ок», сделала сама и показала, что это еще как возможно (представьте, с каким победоносным улыбающимся лицом я над ним стояла).

Следующее задание он уже захотел выполнить сам (война разгорелась, теперь уже ему надо было доказать мне, что он хороший работник, а не чмо и трус. Ему захотелось доказать, что он круче меня).

Потом наступила, конечно, третья стадия: он меня зауважал, и мы подружились. Стал слушаться уже без всяких **** [капризов]. Все это время остальные наблюдали, и ни у кого желания бунтовать и соревноваться со мной не возникало (надо сказать, я просто со всеми подружилась, я за мир и дружбу, самоутверждаться за чужой счет я не собиралась).

Знакомство со смертью

В другой компании я была единственный руководитель-женщина среди руководителей-мужчин. Ставила их на место точно так же. Если нарывались и что-то плели против моего отдела или переходили на сексизм, мягко намекала, что все косяки их отделов очень быстро всплывут на столе гендира (потому что «я же женщина» и за свои эмоции не отвечаю. Хотят женщину — получат в полном объеме). Все косяки я бережно сохраняла в папочку «Компромат».

Довольно быстро они все стали шелковыми, и мы прекрасно работали по моей схеме (а одна из моих задач была — как раз внедрить и выстроить нормальные схемы коммуникации между отделами, чтобы все работало как часы). И все заработало как часы. Да, сначала был классический бунт «что еще за телка, что она может понимать, давайте ее опустим», потом смирение.

Многие шутили потом, что стадии знакомства со мной можно описать классической схемой знакомства со смертью

Многие шутили потом, что стадии знакомства со мной можно описать классической схемой знакомства со смертью: отрицание, гнев, торг, депрессия, смирение. Многим мужчинам правда тяжело принять, что женщина может работать лучше, чем они, и еще и управлять ими. Ну ничего, давайте им поможем.

На войне как на войне — будьте во всеоружии, нытьем и обиженным личиком ничего не добьешься (даже красивым). У нас есть мозги и профессионализм, для корпоративных войн этого достаточно. Как однажды справедливо заметила Дейенерис не желавшим слушаться ее мужикам: «Нет, вы не будете мне служить. Вы умрете».

Когда женщина не права

Некоторые думают, что феминизм — это когда женщина всегда права (даже если не права). Но при этом они против сексистской поговорки: «Если женщина не права, мужчина должен попросить у нее прощения». Просто у большинства пока именно такое представление, как в этой поговорке.

Вот я размышляю, как так-то? Я считаю, что женщина, как и мужчина, может быть не права, а может быть права, и никакие унизительные скидки в этом вопросе ей выдавать не надо. По-разному бывает.

Поэтому я предпочитаю называться сатанисткой, а не феминисткой. А то дико ***** [достают] эти разборки, где правильный и неправильный феминизм.

Если правильный феминизм — это когда женщина всегда права, даже если не права, то я сатанистка

Если правильный феминизм — это когда женщина всегда права, даже если не права, то я сатанистка и не считаю женщин настолько ущербными, что с ними надо всегда во всем соглашаться, как с полоумными. Просто на любую критику в сторону женщины поднимается сразу волна либо «вы прогибаетесь под мужиков», либо «как вы можете, это мизогиния». А по-моему, мизогиния — делать из женщин неприкасаемых инвалидов.

Я просто поклоняюсь демонической Лилит (первая жена Адама, по легенде восставшая против бога и против мужа, стала демоном. — Прим. ред.), восставшей против господа, мужа и господина и всех, кто еще не восстал, призываю бросить все дела и дичайше восстать!


ОБЛОЖКА: «АСТ»