В издательстве Ad Marginem выходит книга об эволюции представлений о маскулинности в европейском обществе. The Village публикует отрывок из главы о том, какие качества стали присущи мужчинам в последнее время.

Карьера

Мы знаем, что маскулинность определяется культурой, а культура меняется. В последние десятилетия на Западе серьезно изменилось отношение к курению, к вождению в нетрезвом виде и к использованию технологий в повседневной жизни. Возникли и исчезли некоторые разновидности маскулинности вроде чувствительных парней эпохи нью­эйдж 1970-­х годов или метросексуалов 2000-х. Повысился статус нердов благодаря тому, что мы все шире пользуемся мобильными устройствами и компьютерами. Такие гики, как Стив Джобс (1955–2011), Марк Цукерберг (род. 1984) и Илон Маск (род. 1971), разбогатели и стали притчей во языцех.

Раньше у мужчин редко когда были женщины-руководители, и такая ситуация считалась источником дискомфорта

Феминистское движение оспорило доктрину обособленных сфер, которая лежит в основе установки на отрицание женственности. 60 лет назад женщины, делавшие карьеру и имевшие мужчин-подчиненных или становившиеся национальными лидерами (в политике, экономике, промышленности и так далее), были исключением. Сегодня они стали привычным явлением. Раньше у мужчин редко когда были женщины-руководители, и такая ситуация считалась источником дискомфорта. Сегодня это никого не удивляет и не причиняет никакого неудобства среднестатистическому мужчине. Даже фанаты «Доктора Кто» признали, что Доктор может быть женщиной.

Привычной стала и дружба между мужчиной и женщиной. Еще несколько десятилетий назад она считалась чем-то исключительным, а теперь воспринимается как нормальное явление: у большинства подростков и взрослых есть друзья противоположного пола. Мужчинам это выгодно: многие из них заявляют, что с женщинами им проще делиться эмоциями и проблемами в отношениях, чем с другими мужчинами. Такая дружба также сокращает проявления сексизма, потому что более тесные связи с представителями другой группы ослабляют к ней неприязнь и усиливают эмпатию.

Сексуальность

В последние десятилетия западная культура начала терпимее относиться к гомосексуальности. Гомосексуальным актерам и спортсменам стало проще рассказывать публике о своей сек­суальной ориентации. Персонажи-­геи часто появляются в теле­визионных программах и в кино. Различные социальные и по­литические движения борются за легализацию брака и прочие права для гомосексуальных пар. По состоянию на середину 2018 года однополые браки были легализованы в 27 странах: в большинстве государств Европы и Америки и почти во всем англоговорящем мире. Впервые закон об однополых браках был принят в 2000 году в Нидерландах.

Отчасти эта тенденция обусловлена экономичес­кими причинами. Некоторые компании активно работают в этой нише: в США геи обеспечивают 5 % от оборота туристического бизнеса, достигающего триллиона долларов. Эти перемены повлияли на гомофобную составляющую маскулинности. У многих мужчин-­гетеросексуалов уже не вызывает дискомфорта дружба с геями и их присутствие в рабочем коллективе или в спортивной команде, хотя оскорбления вроде «педик» по­-прежнему часто встречаются.

В некотором смысле стремление исследовать собствен­ную сексуальность может лишь отражать тягу мужчин к риску и желание испытывать что-то новое

Исследования показывают, что в 2010-­е годы выросло количество половых контактов между молодыми мужчинами, которые счи­тают себя гетеросексуалами. В некотором смысле стремление исследовать собственную сексуальность может лишь отражать тягу мужчин к риску и желание испытывать что­-то новое. Изменения в том, как молодые люди воспринимают дружбу и сексуаль­ность, влияют на их опыт физичес­кой близости. Все более популярны­ми становятся вечеринки объятий, на которых люди обоих полов актив­но вступают в физический контакт друг с другом, но избегают половой близости.

Отцовство

В XXI веке западные страны заметно продвинулись на пути к достижению равенства, и дискуссии о роли отца стали привычным явлением. Хотя отцы­-одиночки составляют на Западе лишь 1 % от общего числа семей, их количество растет.

Семьи, в которых работают оба родителя, должны решать вопросы, связанные с распределением нагрузки по воспитанию детей и ведению домашнего хозяйства. В большинстве культур воспитание детей долгое время считалось уделом женщин. Но благо­даря изобретению детских смесей около столетия назад и формированию современной системы конт­роля над рождаемостью 60 лет назад (которая по­зволяет парам — или непосредственно женщинам — контролировать количество и время рождения детей) набор возможных форм ухода за детьми существенно расширился. Однако законы и обычаи меняются не так быстро.

Недавний отчет НКО Promundo «Положение отцов в мире», выпущенный в 2017 году в рамках кампании MenCare: A Global Fatherhood Campaign, констатирует, что ни в одной стране мира мужчины не занимаются уходом за детьми — а это разновидность неоплачиваемого труда — столько, сколько женщины. Для обеспечения равенства авторы отчета предлагают четыре комплекса мер.

Во­-первых, людям нужно объяснять, что обеспечивать уход и зарабатывать деньги может и мужчина, и женщина. Для этого необходи­мо изменить социальные нормы, согласно которым уход за детьми счита­ется уделом девочек, а не мальчиков, и рабочие нормы, подталкивающие пары к тому, чтобы воспитание детей брала на себя женщина, а также законодательство, рассматривающее воспитание детей как женскую работу. Во­-вторых, оплачиваемый отпуск должен «предоставляться на равный срок всем лицам любого пола, обеспечивающим уход, адекватно оплачиваться и не передаваться другим». В­-третьих, нужно искоренить крайнюю бедность и обеспечить доступ к качественному уходу за детьми. Наконец,
в-четвертых, мужчин следует обучать родительским навыкам, причем в обучении должно уделяться внимание гендерным нормам.

Многие мужчины, занимающиеся домом, говорят, что их подвергают насмешкам по поводу их мужественности и спрашивают, когда они снова выйдут на работу

Исследователи неоднократно отмечали, что в воспита­нии детей вопрос «как» важнее вопроса «кто» и что при соответствующей мотивации мужчины могут стать такими же хорошими родителями, как женщины.

В последние десятилетия женщины стали получать более высокую зарплату, а количество отцов-­домохозяев вы­росло: родитель, зарабатывающий меньше, обычно со­средотачивается на воспитании детей. В состоятельных семьях, в которых заработка каждого взрослого доста­точно для обеспечения семьи, решение принимается в зависимости от личных предпочтений. В то же время многие мужчины, занимающиеся домом, говорят, что их подвергают насмешкам по поводу их мужественности и спрашивают, когда они снова выйдут на работу. Непросто, по их словам, принять такое положение и их партнерам-­женщинам.

Андрогинность

На наши представления о маскулинно­сти влияет также растущая доступность информации о гомосексуалах, транс­сексуалах и интерсексах и понимание того, что гендер — понятие изменчивое. Вопрос о том, как сочетать (стерео­типные) мужские и женские черты, воззрения и виды деятельности, стал дискутироваться еще в 1970-­е годы — тогда речь шла об андрогинии.

В конце ХХ века значительная часть исследований в социальных науках была посвящена андрогинии и личному благополучию. В целом женщины, у которых были хорошо развиты и маскулинные, и фемин­ные черты, чувствовали себя лучше, чем женщины, обладавшие только женскими или только мужскими чертами. Среди мужчин не было обнаружено разни­цы между теми, у кого были сильно развиты маску­линные черты, и теми, кто обладал теми и другими чертами.

Женщинам выгодно «добавлять» маскулинные черты в свой поведенческий репертуар, а мужчины ничего не теряют, если обзаводятся феминными чер­тами

Эти результаты показывают, что женщинам выгодно «добавлять» маскулинные черты в свой поведенческий репертуар, а мужчины ничего не теряют, если обзаводятся феминными чер­тами. Полученные данные показывают, что маскулинность ассоциируется с хорошими ре­зультатами, такими как более высокая самоо­ценка и уверенность в себе и в целом лучшее психическое здоровье.

Такое смешение ролей чрева­то рядом проблем. Самая оче­видная из них состоит в том, что маскулинность исходит из установки на отрицание женственности, от которой мужчина, смешивающий му­жественность и женствен­ность, должен отойти. У женщин подобное отрицание маскулинности отсутствует.


обложка: Ad Marginem