В издательстве «МИФ» вышла книга эксперта по саморазвитию Райана Холидея о том, как сохранять спокойствие в жизни. На примере знаменитых людей он рассказывает, как важно действовать без спешки и давать себе время на восстановление. The Village публикует главу о том, как отказаться от ненужных действий.

Сила медлительности

Ганнибал наступал, и Фабий отправился руководить римскими легионами. Он не делал ничего. Не атаковал. Не спешил выгнать ужасного захватчика из Италии обратно в Африку. Большинство римлян думали, что Фабий бездействовал от слабости; на самом деле это было частью стратегии диктатора: Ганнибал находился далеко от родины, он терял солдат и не мог легко их заменить. Фабий считал, что если римляне вытерпят и не встрянут в битвы, то выиграют войну.

Однако плебс не мог примириться с такой демонстративной сдержанностью. Недруги кричали, что римляне — сильнейшая армия в мире. Что нельзя ничего не делать, когда кто-то пытается нападать. Фабий отбыл из армии ради участия в религиозной церемонии, и оставшийся за него начальник конницы Марк Минуций напал на врага.

Фабий выигрывал время и давал шанс противнику уничтожить себя

Марк угодил в ловушку, Фабий поспешил ему на выручку. Но и после этого Марка Минуция провозгласили героем, поскольку он что-то делал, а Фабия заклеймили как труса. Когда закончился срок его полномочий, римское собрание отказалось от его стратегии избегать сражения и изматывать Ганнибала и решило повысить активность и агрессивность. Не сработало. Только после кровавой бани при Каннах, в которой римляне атаковали Ганнибала и потеряли почти всю армию, стала понятна мудрость Фабия: то, что казалось чрезмерной осторожностью, на деле было блестящим способом вести войну.

Фабий выигрывал время и давал шанс противнику уничтожить себя. Только теперь — и ни мигом раньше — римляне оказались готовы прислушаться. Большинство римлян получали почетные прозвища по своим делам; таким способом увековечивались их победы и достижения. Фабия же назвали Кунктатор — «Медлитель». Он был особенным, потому что ничего не делал, потому что выжидал, — и с тех пор он стал важным примером для всех государственных деятелей. Особенно для тех, кто ощущает навязчивое желание или давление со стороны, подталкивающее быть смелее или предпринимать немедленные действия.

Сила бездействия

В бейсболе вы делаете себе имя, стабильно выбивая сильным ударом мяч за поле. Это особенно верно для игроков из маленьких бедных стран, где скауты и тренеры вас заметят, если вы славитесь хоум-ранами. Как говорят в Доминиканской Республике, «с острова деться некуда». В смысле: путь с него надо себе пробивать. Так и в жизни. Нельзя извлечь пользу из благоприятных возможностей, если вы даже не пытаетесь это сделать.

Спортивный психолог доктор Джонатан Фейдер почти десять лет работал с командой New York Mets, входящей в MLB. Он рассказывает, как трудно приходится новичкам в лиге. Они годами зарабатывали репутацию (и формировали свое самосознание), выбивали мячи на всех подачах… И вдруг столкнулись с лучшими питчерами в мире. Агрессивность из положительного качества внезапно превратилась в слабость. Теперь нужно появляться перед миллионами людей, получать миллионы долларов и в основном не размахивать битой, ожидая идеальной подачи.

Недавнее исследование установило: испытуемые согласятся скорее на удар током, чем на скуку в течение хотя бы нескольких минут

То, чему теперь надо научиться, сам великий бьющий Садахару О уяснил из сложных ударных упражнений, разработанных его тренером и мастером дзен Хироси Аракавой: сила ожидания, сила точности, сила пустоты. Поскольку это то, из чего состоит настоящий профессионал. Истинно великому бьющему, а не просто хорошо машущему битой, нужны, естественно, быстрые руки и мощные бедра. Но еще надо владеть силой у-вэй, или неделания.

У-вэй — это созерцательная пассивность, способность удерживать биту, ожидая совершенной подачи. Так могут вести себя йоги в медитации. Они физически неподвижны, но одновременно активны на ментальном или духовном уровне. Таким был Кеннеди во время Карибского кризиса. Может показаться, что он тогда делал недостаточно, потому что не поторопился уничтожить противника, но он верно выделил пространство и время — и себе, чтобы подумать, и русским (для того же самого). Именно принцип у-вэй потерял Тайгер Вудс, когда лишился возможности хорошо делать свою работу и оказался полностью подчиненным секс-пристрастиям.

Недавнее исследование установило: испытуемые согласятся скорее на удар током, чем на скуку в течение хотя бы нескольких минут. А мы потом удивляемся, почему люди совершают столько глупостей!

У Джоан Риверз, одной из самых успешных, уважаемых и талантливых комедийных актрис всех времен, есть запоминающийся сюжет, снятый, когда ей было уже за семьдесят. Ее спросили, почему она продолжает работать, всегда в пути, всегда ищет новые гастроли. Она показала интервьюеру пустой календарь: «Если бы мое расписание выглядело так, это означало бы, что никто не хочет меня, что все, что я пыталась сделать в жизни, не работает. Всем плевать, и я совершенно забыта». Дело не только в том, что для Джоан никогда не было достаточно. Дело в том, что наша лучшая и самая длительная работа получается, когда мы действуем медленно. Выбираем цели и ждем правильной подачи.

Тот, кто считает себя ничем из-за безделья пусть даже в течение нескольких дней, лишает себя спокойствия. Все верно, но при этом он закрывает себе путь на более высокий уровень исполнения. В духовном аспекте это сложно. В физическом еще сложнее. Вы должны заставить себя сказать «нет». Вы должны заставить себя не выходить на сцену.

Сила отказа

Будь Фабий слабее, он не устоял бы перед искушением атаковать Ганнибала, и тогда история могла пойти по другому пути. Стайер, который неспособен задавать себе темп самостоятельно. Финансовый менеджер, который не может переждать медвежий рынок. Если они не сумеют научиться искусству у-вэй, то не преуспеют в своих профессиях. Если вы не можете сделать это в своей жизни, забудьте об успехе: вы сожжете свое тело. И другого не будет.

Следует смотреть со страхом и даже с жалостью на людей, которые стали рабами своего календаря, которым нужно десять человек для управления текущими проектами, чья жизнь состоит из перебежек от одного эпизода к другому. Тут нет спокойствия. Тут рабство. Каждый из нас должен учиться говорить «нет». Например, «Нет, извините, сейчас не могу». «Нет, извините, звучит отлично, но нет». «Нет, я подожду и посмотрю». «Нет, мне это не нужно: я собираюсь максимально использовать то, что у меня есть». «Нет, потому что если я скажу тебе „да“, то мне придется ответить „да“ и всем другим».

Всегда думайте о том, чего на самом деле от вас хотят. Поскольку часто ответ будет — кусок вашей жизни

Возможно, не самое похвальное говорить: «Нет, извините, не могу», когда на самом деле вы можете, но просто не хотите. Но действительно ли вы это можете? Можете ли это себе позволить? И не повредит ли другим людям, если вас вечно не хватает на все? Пилот говорит: «Извините, я в резерве», — и тем самым оправдывает отказ. Медики, пожарные и полицейские используют в качестве щита аргумент «на вызове». Но разве мы не на вызове всю жизнь? Существует что-то (или кто-то), для чего мы резервируем полную мощность? Разве наши тела не на вызове для наших семей, нашего самосовершенствования, нашей собственной работы?

Всегда думайте о том, чего на самом деле от вас хотят. Поскольку часто ответ будет — кусок вашей жизни. Обычно в обмен на то, чего вы даже не хотите. Помните, что такое время. Это ваша жизнь, ваша плоть и кровь — то, чего вы никогда не возместите.

В любой ситуации спрашивайте:

Что это?
Почему это имеет значение?
Нужно ли мне это?
Хочу ли я этого?
Какие тут скрытые расходы?
Если я оглянусь из далекого будущего, буду ли я рад, что сделал это? Если бы я ничего не знал об этом — если бы просьба потерялась на почте, если бы меня не нашли, чтобы спросить, — я бы вообще заметил, что я что-то упустил?

Когда мы знаем, на что говорить «нет», мы можем говорить «да» тому, что действительно имеет значение.


Обложка: Издательство «МИФ»