«Фаворитка»

режиссер: Йоргос Лантимос

В ролях: Оливия Колман, Рэйчел Вайс, Эмма Стоун

Притча об английском дворе, борьбе за власть и привилегии — десять номинаций на «Оскар»

Британия, начало XVIII века. Царствует королева Анна (Оливия Колман), но после 17 трагических неудачных беременностей она больна и не имеет никаких сил заниматься политикой. Налогами и стратегией в войне за испанское наследство занимается герцогиня Мальборо Сара (Рэйчел Вайс): ее муж на передовой, сама она стреляет из ружья в мужском костюме и получает в подарок от королевы шикарный дворец. Природа их дружбы и взаимной зависимости очевидна не всем, но придворные знают, что именно с Сарой необходимо договариваться о лоббировании выгодных решений: это тот случай, когда фаворитка — серый кардинал могущественного государства.

Но тут во дворец прибывает проданная за долг племянница Сары. Абигейл (Эмма Стоун) — почти ребенок, с огромными глазами и копной рыжих волос. Опрокинутая из кареты в грязь, она попадает в когорту служанок и из сочувствия принята на работу. Девушка быстро разгадывает правила игры и добивается расположения королевы — приготовленная ею мазь от подагры из лесных трав облегчает Анне невыносимую боль. Спустя пару ухищрений расторопная Абигейл уже метит на место Сары: вооруженная секретом могущественной фаворитки, она включается в игру за статус при дворе.

Новый фильм Лантимоса показали в Венеции и недавно номинировали на десяток «Оскаров»: если и есть фаворит оскаровской гонки, то наряду с «Ромой» Куарона это «Фаворитка». В прокате драму о власти и подчинении, скорее всего, будут позиционировать как костюмный исторический фильм, которым кино греческого режиссера Йоргоса Лантимоса («Лобстер», «Клык», «Убийство священного оленя») кажется только на поверхности. Как всегда концентрируясь на клаустрофобном пространстве, где не действуют общепринятые культурные коды и рамки, Лантимос снимает о вседозволенности и выживании, страхе за потерю статуса и интригах, которые, по сути, преувеличенная версия стрессового поведения каждого человека в противоестественных обстоятельствах.

К исторической достоверности и непредвзятости сценаристов могут быть вопросы (неравнодушные к британской истории наверняка будут говорить, что все было не так), но даже если не советовать «Фаворитку», то вы обязательно ее увидите. Барокко, кринолины, язвительные реплики, три восхитительные актрисы в главных ролях и порицаемая страсть (даже при наших людоедских правилах проката) — из тех фильмов года, против которых не устоять.


Смотреть? Да

«Ангел»

режиссер: Луис Ортега

В ролях: Лоренцо Ферро, Чино Дарин, Даниэль Фанего

Призер каннского «Особого взгляда» — о неотразимом тинейджере, ставшем преступником

«Ангел смерти» или «Черный ангел» — так в 70-х называли Робледо Карлитоса Пуча, тинейджера, державшего в страхе благополучный Буэнос-Айрес. «Ангел» — спродюсированная Педро Альмодоваром лента о преступнике, сделанная не по законам детектива и целиком сосредоточенная на том, что такое — быть преступником для собственного удовольствия. Робледо (Лоренцо Ферро) со светлыми кудрями и пухлыми губами промышляет кражами, работает холодно и отстраненно, смакует каждую минуту нахождения в чужом доме и безнаказанных прогулок по городу: он — его теневой хозяин и антигерой.

Когда Карлитос встречает Рамона (Чино Дарин), их преступления становятся более хитроумными и жестокими. Движимый драйвом сообщничества, подросток-психопат повышает ставки, целится во все более крупные мишени и наслаждается тем, как окружающий мир подстраивается под его правила. Пуч находится в тюрьме строгого режима — за совершенные им преступления он был приговорен к пожизненному заключению и не выпущен до сих пор, несмотря на десяток ходатайств.

Постановщику «Ангела» (сериальному режиссеру Луису Ортеге) хватает вкуса не лепить из Карлитоса жертву обстоятельств или обезумевшего и не превращать многослойную историю одержимости — а это именно она — во второсортный детектив. «Ангел» подглядывает за внешне прохладным, но источающим энергию подростком, чья жизнь теплится, пока он отнимает жизни у других. Это совсем не «Бонни и Клайд» и не гей-мелодрама с привычной расстановкой сил, а тихое наблюдение за размеренной жизнью спящего пространства, в которое вторгается хаос с ангельским лицом.


Смотреть? Да

«Мирай из будущего»

режиссер: Мамору Хосода

В ролях: Ребекка Холл, Джон Чо, Дэниэл Дэ Ким

Японский хит о братской ревности, эмпатии и магической способности общаться с близкими

Маленький мальчик Кун привык к тому, что внимание всей семьи сосредоточено на нем. Он единственный и любимый ребенок, только открывающий для себя мир, наполненный чудесами. Неожиданно родители приезжают из больницы со свертком, в котором дремлет новорожденная сестра Куна — Мирай, теперь родительские взгляды будут обращены на нее. К самому Куну Мирай, разумеется, пока равнодушна, но мальчик моментально схватывает перемены в доме.

Участь старшего ребенка — ревность вместе с вынужденным одиночеством и гневом — не дает ему покоя, и Кун проводит время в саду около дома под деревом, которое ему кажется волшебным. Кун представляет себе рассказы, подслушанные у бабушки, и встречает в своем воображении родственников в разных возрастах и воплощениях под предводительством Мирай-тян из будущего — бесстрашной, упрямой и честной, как Пеппи Длинныйчулок.

«Мирай из будущего» — идеальный детский фильм и пример одушевленной анимации, в которой простые идеи воплощены через сцены обычной семейной жизни — интимной, трогательной и близкой каждому. Пока в Голливуде из детских мультфильмов получается «Босс-молокосос», в Японии снимают «Мирай» — кино о том, как найти себя в истории семьи и страны, ощутить преемственность и родство интуитивно, даже наивным детским сердцем и прожить сложнейший период адаптации. Семейное кино на все времена, которое стоит обязательно показать детям, особенно если их несколько.


Смотреть? Да

«Русский бес»

режиссер: Григорий Константинопольский

В ролях: Иван Макаревич, Любовь Аксенова, Юлия Ауг

Сатира на коррупцию и все бесовское с режиссерским призом на «Кинотавре»

Чтобы добиться девушки, которая к тому же объявила ему целибат (Любовь Аксенова), молодой карьерист Свят (Иван Макаревич) решает открыть ресторан с русским меню и портретом Сталина. Деньги Свят берет у папы своей девушки — олигарха и коррупционера, с которым дочка уже, разумеется, договорилась. Соблазнительная мачеха (Виктория Исакова) кладет ноги на капот и закатывает глаза — всего лишь один из эпизодов сделки Свята с дьяволом.

Как только в промзоне начинается работа над рестораном, к Святу приходят конкуренты, чиновники и бывший владелец помещения: в ящиках находится оружие, и славное прошлое места угадывается на раз. На Свята давят воздержание, батюшкины проповеди (семья коррупционера, разумеется, православная) и страх за провал. В мыслях он не без кровавой жестокости расправляется с каждой проблемой, а в реальности просиживает штаны в баре Noor, пытаясь казаться лучше и успешнее, чем он есть.

«Русский бес» соткан из сологубовского названия и сюжетов Достоевского о двойниках, скандалах и дьявольском начале в каждом. По исполнению это больше всего напоминает спектакли Константина Богомолова («Князь», «Борис Годунов», «Идеальный муж»). Сатира на потерявших берега сильных мира сего перемешана с любовью к отечественным хитам, прямолинейными метафорами и исповедальными монологами о том, как внутри каждого постоянно разговаривают Иван Карамазов и черт.

Константинопольский не скрывает своих литературных предпочтений, традиционно много стебется (он, в конце концов, сделал «Восемь с половиной долларов», «Пьяную фирму», «Кошечку» и совсем безумную «Самку») и снимает то, на что отечественные продюсеры хотят давать деньги в последнюю очередь — черную комедию о том, что ничего не изменилось. Вольный пересказ «Американского психопата» местами похож на сатирический клип начала нулевых или высокобюджетный стендап. «Русский бес» обезоруживает то смелостью, то наглостью, иногда сбивает с толку совсем лобовыми ходами, иногда неуловимо напоминает псевдосерьезное кино про муки совести типа «Духless» и дышит с ним одним воздухом: холодные интерьеры, каменные лица, деньги вместо свободы. 90-е никуда не делись, а всего лишь переобулись — Григорий Константинопольский, заставший зарю нового российского кино и ельцинский гудеж, точно знает, о чем говорит.


Смотреть? Возможно


Обложка: «ПРОвзгляд»