«История игрушек 4»

Toy Story 4

Режиссер

Джош Кули

В ролях

Том Хэнкс, Тим Аллен, Энни Поттс

Один из лучших мультфильмов в истории Pixar о том, как пережить расставание с тем, кого любишь

После того как окончательно повзрослевший Энди (герой первых трех частей «Истории игрушек») уехал в колледж, игрушки попадают в комнату к первоклашке Бонни. Она тоже находится на пороге взросления: школа увлекает ее, а время старых игрушек подходит к концу. Предводитель игрушек — по-прежнему самый решительный и неутомимый — ковбой Вуди пытается успокоить начинающих нервничать друзей, ведь в мире игрушек детское внимание — главная ценность.

Но плюшевые и пластиковые друзья Бонни не знают самого страшного: теперь у нее новый фаворит. На уроке труда Бонни делает из пластиковой вилки, проволочек и наклеек игрушку Вилкинса — пустяк на соплях, который теперь нравится ей больше, чем все ее игрушки, вместе взятые. Вилкинс при этом как был сделан из мусора, так им и остается: больше всего его интересует помойка, и во время семейного путешествия он убегает от Бонни на свалку, к отходам и смятым жестяным банкам, переживая на этом фоне мощный экзистенциальный кризис («Я одноразовая вилка! Я создана для того, чтобы меня один раз использовали, а потом выкинули!»). Вуди и остальные бросаются за ним вслед, чтобы уговорить вернуться к хозяйке, и попадают в десяток опасных ситуаций, становятся заложниками, спасают одну из игрушек от патологической неуверенности в себе и даже возвращают свою давнюю любовь.

Каждый раз, когда выходит новая часть «Истории игрушек», недоумеваешь: «Как мы жили без нее раньше?» Четвертая — не просто удачное продолжение, а настоящее достижение не только в серии, но и в истории Pixar вообще. Здесь сохранены все старые любимые персонажи (динозавр с паническими атаками, Базз со встроенным голосом, собственно Вуди, супружеская пара картофелин) и добавлены гомерически смешные новые — в первую очередь, разумеется, Вилкинс. Еще есть перепридуманная пастушка Бо Пип (здесь она очень органично отвечает за эмпауэрмент) и канадский мотоциклист с комплексами Дюк Кабум, озвученный Киану Ривзом (мы этого в дубляже, разумеется, не услышим). Все они — смешные, заразительные, каждый со своей маленькой и важной историей.

Как и прежде, «История игрушек» — в первую очередь о том, как примириться с тем, что дети стали старше, а близость — временное спасение перед тем, как тебя передадут в руки новому ребенку. Местами смешной до колик и очень подробный в деталях — от обстановки гаражной распродажи до атмосферы парка развлечений, — это большой и важный фильм об утрате, временности счастья и о том, как правильно выражать и сохранять привязанность, не теряя достоинства. Вместо собственничества «История игрушек» провозглашает свободу выбора: нет лучшего доказательства любви, чем отпустить самого близкого, когда он к этому готов.


Смотреть? Да

«Дылда»

Режиссер

Кантемир Балагов

В ролях

Виктория Мирошниченко, Василиса Перелыгина, Андрей Быков

Антимилитаристское кино режиссера «Тесноты» о двух женщинах в Ленинграде осенью 1945-го

Первая осень после Великой Отечественной войны — уже мирная, но все еще трагичная. Работает НКВД, фруктов не достать, календарь исчисляется днями «когда давали крупу» и «когда давали картошку». Санитарка Ия (Виктория Мирошниченко с выбеленными бровями и ресницами как у Тильды Суинтон) ухаживает в больнице за ранеными: сама она контужена, регулярно замирает и слышит шумы в ушах — за ее ухом фронтовой шрам. Везде — на фронте и в больнице — Ия самая высокая, поэтому ее называют дылдой. Она живет в коммуналке и все свободное время тратит на ребенка — маленького темноглазого Пашку, который не видел ничего, кроме войны, ледяного Ленинграда и голода. За Ией ухаживает пожилой сосед, называет ее фиалкой и говорит комплименты, намекая на то, что вместе им будет лучше, чем по отдельности.

Однажды в дверь к Ие постучит фронтовая подруга Маша (Василиса Перелыгина). У каждой будет тайна от другой: Ия будет скрывать, куда делся маленький Пашка, Маша так и не расскажет, как выжила на войне. Вместе они придумывают план выживания в послевоенном Ленинграде — с одним ребенком на двоих и, возможно, общим будущим, в котором не удастся забыть о боли, причиненной войной.

«Дылда» только что получила заслуженный приз за режиссуру в секции «Особый взгляд» Каннского кинофестиваля, и это совершенно точно тот отечественный фильм, который стоит увидеть в этом году. Параллельно с тем, как государство финансирует десятки фильмов про войну, Балагов (режиссер также тепло принятой в Каннах «Тесноты») обращается к реалиям войны, о которых вспоминать не хочется, больно и страшно. Контуженная женщина, живущая с шумом в ушах и иногда замирающая. Фронтовик, изображающий птицу с ампутированной рукой. Ребенок, выросший в голоде. Нехватка самых простых вещей: спичек, соли, теплой воды. Подпольные аборты и секс через усилие. Отсутствие личного пространства. Похороны маленьких детей, послеблокадная нищета, доносы. Жизнь в овощном состоянии, когда просишь эвтаназию, чтобы не быть обузой для любимой женщины. Про все это не расскажут ни в «Сталинграде», ни в «Т-34», ни в «Танках».

«Дылда» — фильм о том, что у войны женское лицо: женщин, пострадавших, потерявших надежду на счастье, утративших радость материнства и нуждающихся в заботе и теплоте, которые им никто не может дать. Химия исполнительниц ролей Ии и Маши в кадре — что-то, чего очень давно не было в российском кино (тем лучше, что знакомых лиц в фильме почти нет, за исключением Ксении Кутеповой в великолепной роли второго плана). А сценарий наконец лишен рубленых фраз, заламывания рук и неуместных истерик — зато в «Дылде» есть несколько неожиданных сюжетных поворотов, целиком меняющих наше понимание героинь и их пути.

Обещания не оправдываются, саспенс ломается, все очевидные решения не срабатывают. Тысячи голосов поруганных, истерзанных войной женщин оживают в «Дылде». Этот фильм — обязательная часть истории, которую давно пора рассказать, выдающийся художественный жест и то свежее и осознанное российское кино, которое рано или поздно должно появиться на свет в стране, победившей в войне ценой жизней 35 миллионов человек.


Смотреть? Да

«За мечтой»

Teen Spirit

Режиссер

Макс Мингелла

В ролях

Эль Фаннинг, Агнешка Гроховска, Арчи Мадекве, Златко Бурич

Польская девочка в исполнении Эль Фаннинг пытается выиграть тинейджерский песенный конкурс

В британском пригороде не то чтобы много развлечений: старшеклассница Вайолет (Эль Фаннинг, великолепная как всегда) работает в закусочной родителей — поляков-иммигрантов, которые разговаривают дома на польском и не заглядывают далеко в будущее. Амбиции в семье иметь не принято: мама пренебрежительно бросает, что если дочке приспичило, например, петь, то пусть поет в церковном хоре — «или Бог недостаточно внимательный слушатель?». Но все же голос и способности у Вайолет сильно выше среднего: проезжая мимо билборда подросткового реалити-поп-шоу Teen Spirit, она решает прийти на кастинг, обходит там одноклассниц, но впереди еще два тура перед большим выступлением на ТВ.

У Вайолет нет доверенного взрослого, поэтому на роль опекуна-сопроводителя на конкурс она берет другого поляка — пожилого Влада (Златко Бурич), подбросившего ее пару раз до дома из бара, где она пела. Влад — фанат оперы и сам бывший певец, который сейчас куда чаще прикладывается к бутылке. Их договор такой: если Вайолет победит в конкурсе, деньги она и Влад делят пополам.

«За мечтой» — очень неровный и странный фильм, выстроенный вокруг замечательной актерской работы с выдающимся операторским видением. Не такой надорванный и неоднозначный, как «Вокс люкс», не такой развлекательный, как «Идеальный голос», и не такой мемогенератор, как шоу «Песни». Эль Фаннинг, безусловно, суперзвезда, но здесь с ней не происходит ничего, что роднит фильм с «Неоновым демоном» на ту же тему наивной крошки в безжалостной индустрии.

Утраченная невинность, фабрика звезд, машина хитов — все это дано впроброс и без особенных деталей. Музыкальные номера с Фаннинг (даже при участии Джека Антоноффа, который пишет для Лорд) — то, без чего мировое кино может обойтись: Эль — великолепная актриса, но никак не эстрадная единица. Но что по-настоящему роднит фильм Макса Мингеллы и тот же «Вокс люкс» и не оставляет в покое после титров — туманная мотивация, которая не делает «За мечтой» ни манифестом о поп-культуре, ни историей успеха, ни драматичной биографией Золушки из провинции. Визуальность «За мечтой» оставляет много воздуха зрителям, чтобы принять этот фильм за что угодно — от сентиментальной истории взросления до аллегории первых шагов в поп-музыке или длинных клипов современных див Лорд, Робин или Dua Lipa.


Смотреть? Возможно


Обложка: Пионер