В начале октября вышел новый альбом Кристины Герасимовой, широко известной как Бардаш (по фамилии предыдущего мужа-продюсера). Пройдя разрыв и череду скандалов Луна (в ближайшее время она официально поменяет фамилию на Луна) доказала всем, кто сомневался, что она самостоятельный артист, а ее проект выходит на новый уровень. Пластинка «Транс» тому подтверждение. Подробнее об этом рассказывает музыкальный журналист Артем Макарский.

Текст

Артем Макарский

«Транс» — обещанная жирная точка в череде ежегодных альбомов Луны. Это музыка, над которой явно много работали и которая немного обнажает рабочую этику Луны: выпуск по альбому в год — это необходимость, но все же несколько иного рода, чем та, что движет поп-музыкантами. Луна постоянно говорит в интервью о песнях, которые лежат у нее в столе, но добавляет, что «Транс» — последняя глава в тетралогии альбомов. Теперь певица намерена делать большие паузы между записями. А еще начать электронный лайв-проект с песнями, например на немецком. 

Среди местных артистов Луна на сегодня наиболее близка к интернациональному типу поп-звезды. В одном из немногих интервью на английском барселонскому изданию Metal Луна говорит о том, что одной из ее первоначальных идей было совмещение Пугачевой с электроникой — и в новом альбоме очевидно движение от практически интимной музыки к манифестам в стиле «Сильная женщина» («Я свободное создание»), пусть и не пугачевского масштаба и под совершенно клубный звук.

Хотя дискография Луны кажется довольно цельной, несложно во время прослушивания оценить то, как менялся ее звук с годами: несколько глухой, находящийся словно в тени, на дебюте «Магниты» и EP «Грустный дэнс», местами резкий и местами отстраненный на «Острове свободы», слегка плосковатый, но куда более полный на «Заколдованных снах». В «Трансе» впервые заметно такое количество деталей и тщательной работы со звуком. Интонаций, которыми теперь оперирует Луна, тоже стало больше.

«Транс» — это Луна на пике, о котором она сейчас говорит во всех интервью (а также о своем увлечении йогой и медитацией, которые явно проникают и в творчество). При слове «транс» обычно вспоминается музыка авангардная или сугубо прикладная, например эмбиент или нью-эйдж, погружающие слушателя в себя, или минималистичная электроника и рок. От транса в «Трансе» Луны можно услышать и структуру треков, и мелодические ходы — первому же треку «Золотые лепестки» подошла бы расширенная версия для диджеев, которую обещает концовка композиции, впрочем, это относится и к «Лунным гипнозам», а перед припевом «Пальмиры» высокие частоты убираются, прямо как в классических треках этого стиля.

Сплетни и слухи все еще могут интересовать людей сильнее их творчества — и это, к сожалению, тоже вещь, которая делает Луну большой звездой. В то время как музыканты становятся все более открыты по отношению к публике посредством соцсетей (их Луна считает своим основным методом продвижения), множество людей все еще ждут от звезд скандалов, интриг и расследований по этому поводу — наше нездоровое влечение к личной жизни звезд одновременно лишает их для нас человеческих качеств (в одной из инстаграм-трансляций Луна в сердцах говорит: «Я уже не человек»). События годовой давности Луну, судя по интервью, занимают не сильно (к тому же она довольно красиво высказалась о них в прошлогоднем треке «Чужие люди»), хотя на «Трансе» можно найти взвешенный взгляд на ту ситуацию, который каждый может примерить на себя, в песне «Дельфины». 

Тексты Луны вообще в целом либо универсальны (отсюда шутки про «нахожу себя в каждом треке Луны»), либо доведены до такой абстракции, что сложно их примерить на что-либо из ее жизни. Луна трактует собственный нарратив, предпочитая в общении с прессой говорить о вещах, которые действительно ее волнуют: о родительстве, о выгорании, о том, как найти гармонию с самой собой, и о независимости от мужчины. В то же время певица не позиционирует себя как фем-икону, и в ее интервью часто можно встретить заявления о «женской» позиции или точке зрения, о том, что прочитанные книги могут стопорить для женщин ощущение внутренней свободы (из контекста, однако, становится понятно, что имеются в виду, скорее, книги по психологии). Это от зарубежной поп-музыки ее все-таки отдаляет — и делает довольно противоречивой фигурой.

На «Трансе» противоречивость заметна в самом важном — поэтике Луны. Изящные формулировки, больше подходящие второразрядным поэтам Серебряного века (например, «меня за близкую сочти»), чем поп-музыкантам, соседствуют с дикими рифмами вроде «пейзаже — антураже». При этом общее настроение текстов Луны и простота играют им на руку: они не кажутся дикими настолько, чтобы отталкивать, к тому же среди них попадаются настоящие бриллианты, к которым не подкопаться (например, «Быть осторожной»).

«Транс» — это альбом, на котором звук стал еще ярче и сочнее, а тексты еще более абстрактными, но от него нет ощущения «все то же самое, только лучше», а наоборот, он кажется очень выверенным шагом перед тем, как ступить дальше, в неизвестность. Антивоенная «Пальмира» заканчивается словами «я свободна» — и это правда очень красивый альбом о творческой свободе. Луна все еще наводит трепет — потому что людям нужен ее свет.


Фотографии: Наталья Шляховая