В субботу на американском BuzzFeed и в сервисе Apple News появился первый в мире вертикальный сериал — «1968». Документальный проект, разработанный специально для мобильных телефонов, сняли российские авторы Михаил Зыгарь и Карен Шаинян. Сегодня первые серии стали доступны во «ВКонтакте» и в мобильном приложении Amediteka, а также на сайтах проекта и французской Libération.

The Village поговорил с Зыгарем и Шаиняном, чтобы разобраться, как устроен документальный сериал в мобильном формате.

Почему «1968»


Михаил Зыгарь

автор проекта «1968.Digital» и сооснователь студии «История будущего»

1968-й — самый важный год XX века, когда люди по-другому начинают себя ощущать. Его события породили ту система ценностей, которая сейчас существует. Не только современное понимание прав человека, отношений между мужчинами и женщинами, отношение к чернокожим, но и то, какими мы знаем искусство, моду, музыку, — все берет начало из 1968 года. Даже интернет, по сути, придумали в 1968 году.


Карен Шаинян

продюсер проекта «1968.Digital», сооснователь студии «История будущего»

Про это очень важно поговорить сегодня. Ровно 50 лет назад во многих странах происходили удивительно перекликающиеся между собой вещи. В Америке прогремела история с правами черных: был убит Мартин Лютер Кинг. Началась история с правами женщин и сексуальная революция. Началось правозащитное движение. В Париже волнуются студенты, в Нью-Йорке и Колумбии начинаются забастовки, в Чехословакии начинается Пражская весна и вводят советские танки. В качестве реакции на это в Советском Союзе впервые на Красную площадь выходят диссиденты с лозунгами «За нашу и вашу свободу». Очень много интересных рифм. Выросло первое не травмированное поколение после войны. Стало модно быть молодым. Но у нас сериал не столько про это, сколько про культуру. Про весь рок-н-ролл, который начался в этот момент, про то, как Ив Сен-Лоран сделал революцию в моде. И нам интересно показать, что это была глобальная история.

Что такое сериал для мобильных телефонов


Михаил Зыгарь

Тот формат, который мы выбрали, физически погружает зрителя в события. Это такой простой ход, который позволяет подглядеть, что происходит в мире героя серии, и таким образом оказаться буквально на его месте.

Карен Шаинян

И наша идея со скринлайфом — показать, что ты будто смотришь на экран мобильного телефона того же Мартина Лютера Кинга, или Высоцкого, например, или Гагарина. Суть состоит в том, чтобы сократить дистанцию между нами с вами и ими. В эту форму упаковано документальное содержание: все эти цитаты, видео и фото подлинные. Но кино не совсем документальное, потому что мы придумали художественный прием: засунуть это в форматы фейсбуков, мессенджеров и ютьюбов.

Собственно, у этого проекта три продюсера: Миша Зыгарь, я и Тимур Бекмамбетов. Мы с Мишей сначала придумали сделать проект о 1968 годе, а потом встретились с Тимуром, который сейчас много работает с форматом скринлайф, когда зритель смотрит на экран компьютера героя и по тому, что происходит на десктопе, узнает историю. Первым в жанре был фильм «Удалить из друзей», сейчас вышел «Профайл», который получил приз Берлинале. Тимур предложил нам делать сериал в формате скринлайф с интерактивными элементами. Ты можешь какие-то штуки на этом экране нажимать, и это будет открываться в соседних вкладках в браузере. В первых сериях этого нет, появится с пятой или, может, шестой. И вот это будет только у нас на сайте, потому что это новая технология, которую нельзя пока встраивать куда-то еще.

Мы предложили докрутить все и сделать это не в десктопном, а в мобильном варианте. И так появилась, собственно, идея вертикального формата этого сериала.


У Армстронга айфон, а у Гагарина Android — мы решили так это сделать, чтобы отличить советских героев от американских


Как делать международный проект из России


Карен Шаинян

Сериал выходит глобально в Америке, во Франции и в России, мы надеемся, что сможем подключить и другие языковые версии. В Америке серии уже начали появляться в субботу на BuzzFeed и в Apple News — это глобально. Вообще, нам везет. Наши американские продюсеры с Мишей просто пришли, назначили встречу с главным редактором BuzzFeed Беном Смитом, он увидел, офигел, то есть ему ужасно понравилось, сказал: «Давайте, конечно, берем» — и попросил эксклюзив. Уже они договорились с Apple News. В России этого сервиса нет. Но зато там это гиганты. Не знаю, с чем их сравнить, с первыми полосами чего… Это просто миллионы пользователей. Во Франции мы релизим все на сайте Libération, что тоже очень почетно.

В России у нас два главных партнера: «ВКонтакте» — он будет первым, кто покажет серии в России, и «Амедиатека», которая выложит сериал в свободном доступе в своем мобильном приложении. Здесь нас поддержал Альфа-банк, который очень полюбил эту идею и стал нашим генеральным спонсором.

Наш главный козырь в том, что контент не коммерческий, а образовательный. Мы не продаем билеты, не извлекаем никакой выгоды из этого сериала. Поэтому мы имеем возможность использовать некоторый контент бесплатно. На самом деле права на контент — самая сложная часть работы, потому что все под правами, особенно музыка. Мы не можем позволить себе брать что-то просто так, поэтому все фото или видео мы покупаем — либо наши западные юристы просматривают и говорят, что из этого попадает под fair use. Кроме того, мы сейчас оформляем договор с Российским авторским обществом, с «Первым музыкальным» — в общем, со всеми институциями, которые служат провайдерами прав в России. И, собственно, да, мы все это закрываем, чтобы у нас не было никаких проблем с законом.


Формат мобильного сериала физически погружает зрителя в события, позволяет подглядеть, что происходит в мире героя, и оказаться буквально на его месте


Как прошлое корреспондирует с будущим


Карен Шаинян

Каждая серия идет по шесть-восемь минут, сюжет построен вокруг человека, через которого мы рассказываем про всю эпоху. Всякий раз мы говорим о том, что произошло с этим героем, как это было похоже на то, что происходило в соседних странах и как повлияло на то, что сейчас мы видим вокруг себя. Как, например, работа Ива Сен-Лорана отразилась на нас и как перекликалась с тем, что Сахаров в это же время звонил Андропову и требовал быть снисходительным к диссидентам.

Пятьдесят лет назад людям по всему миру требовалось рисковать жизнью, добиваясь своих прав. Сейчас в Америке никому в голову не придет оспаривать права черных, но, несмотря на это, правозащита нигде в мире не утратила своей актуальности. А в нашей стране, например, она находится в таком же состоянии, как в Америке 50 лет назад или даже хуже. Особенно в той части, которая касается гомосексуалов и женщин. А ведь Советский Союз был одним из первых, где признали права женщин! Все это очень интересно и важно, но сериал не про это, а про то, как молодежь впервые заявила о том, что ее мнение важно и она не согласна жить в том мире, который построили родители. Сейчас они мало что от этого мира оставили, и процесс не был безболезненным. Во Франции были серьезные жертвы и очень неоднозначное отношение к произошедшему, нам приходилось долго отвечать на вопрос: «А как именно вы хотите об этом говорить? Для нас это больная тема». В России это вообще не тема, и мы хотим быть первыми, кто будет про это говорить и показывать.

Какие российские и западные герои попали в сериал


Карен Шаинян

Русских героев там несколько: Высоцкий, Сахаров, Гагарин. Наш сериал начинается с Эрты Китт, чернокожей звезды, которая очень жестко поговорила о войне во Вьетнаме с первой леди, женой президента, и за это поплатилась карьерой. Много ли сегодня звезд решатся сказать столь резкие вещи президенту, особенно, например, нашему? Следующие десять лет Китт прожила в Европе, потому что в Америке ее никто не ставил на радио, концерты отменяли. Зато потом, когда через десять лет времена изменились, она триумфально вернулась и не только продолжила петь, но и стала правозащитницей.

Во второй серии появляются Гагарин и Армстронг. Причем у Армстронга айфон, а у Гагарина Android — мы решили так это сделать, чтобы отличить советских героев от американских. Они оба мечтают о Луне, и оба попадают в этом году в аварии, только Армстронг успевает катапультироваться, а Гагарин трагически погибает.

Потом будут все эти французы, потом история про Мартина Лютера Кинга и Стоукли Кармайкла. Один был за любовь и мирное решение всех вопросов, а второй — ну не на грани терроризма, но говорил, что черное население должно силой добиваться своих прав, потому что сколько можно терпеть. Потом будут немцы. Артисты, музыканты, художники. Будет Энди Уорхол, например. Политики, правозащитники. Это, в общем, самые яркие представители 1968 года.

facebook


Фотографии: Amediteka