8 июля в Berezy Park в Строгине начинается регата The Village — гонки на яхтах, которые мы устраиваем вместе с «Силой ветра». Параллельно мы будем выпускать материалы о яхтенном спорте и жизни под парусом. Начинаем с рассказа о человеке, который бросил офис ради моря.

Владимир Гансон перепробовал много профессий: тренер по фехтованию, диджей, экспедитор и топ-менеджер, основал свою компанию, но потом бросил все и ушел в море на парусной яхте. Сейчас Владимиру 39 лет, он перешел Атлантический океан, победил в чемпионате России по парусному спорту, командовал яхтой в Таиланде и на Карибах. Мы решили узнать, можно ли зарабатывать на жизнь только яхтингом и как меняет человека переход через океан.

Как я решил бросить все

По образованию я учитель фехтования — семья у меня спортивная, институт физкультуры был естественным выбором. Но зарабатывать на обучении детей сложно, а у меня своя семья появилась очень рано. Так что я искал более доходные занятия: еще школьником я работал диджеем в клубе «Эрмитаж», где за часовой сет получал 50–70 долларов, и потому знал вкус денег. После института я устроился в большой издательский холдинг, где быстро сделал карьеру в логистике. Но на ней я не остановился и начал с друзьями свой бизнес: в 2003 году мы стали переводить печатную прессу в электронный формат с помощью платформы, которую придумали.

В качестве инвесторов позвали акционеров холдинга, где все мы работали. За каждую копейку нужно было отчитываться, нас прессовали на каждом совещании. Это тянулось довольно долго, до 2009 года. И в очередной раз нам просто не утвердили бюджет: пришлось сокращать людей, искать другие способы заработка. Выкарабкаться получилось, но мои ожидания от вклада в дело не оправдывались, я был подавлен. В какой-то момент понял, что пора все менять.

Уйти в море

Идея заняться яхтингом пришла спонтанно. Это была обычная экскурсия по Неве. На закате мы вышли в Финский залив, и я увидел, как ребенок на «Оптимисте» (одноместная парусная лодка. — Прим. ред.) возвращается домой после тренировки по заливу. Фантастически красиво. И я подумал: «Это оно». Вернулся в Москву, тут же нашел какую-то парусную школу и отучился на шкипера — получил простейшую лицензию Bareboat Skipper (яхтенный капитан прибрежного плавания), достаточно, чтобы брать лодку в чартер в Средиземном море. Это было в 2007 году, обучение мне обошлось где-то в 800 евро. Сейчас это примерно столько же стоит.

И чем больше проблем было в бизнесе, тем больше мне нравилось море. В море все по-честному. Если страшно, то страшно, если тебя человек бесит — он тебя бесит, и ты ему говоришь об этом. И вы оба в море, так что вам надо как-то договориться, чтобы доехать до пункта назначения.

Параллельно с бизнесом и в семье тоже все совсем разладилось, и я ушел тогда в свой первый переход через Атлантический океан — думать. А потом… Знаете, был такой фильм «Безумный спецназ», там чувак говорит: «Когда у мужчины рушится жизнь, он делает одну вещь — уходит на войну». У меня как-то похоже получилось, правда, я ушел в профессиональный яхтинг.

Можно ли зарабатывать яхтингом

Изначально я рассматривал яхтинг как туризм — хотел плавать где-то с женой и детьми, ходить на лодке в свой отпуск. Были фантазии о кругосветных переходах. А если идти в кругосветку, то уже надо во всем быть мастером, во всем разбираться. Поэтому дополнительно я прошел курс Yachtmaster Offshore, это международная шкиперская лицензия, которая позволяет управлять яхтой на расстоянии до 150 морских миль от берега. Мне не хватало только знаний в астронавигации. Отдельного курса по этому предмету не было, так что я прошел дополнительно курс Yachtmaster Ocean, с этой лицензией уже можно пересекать океан. Это все произошло очень быстро — в течение года я окончил все курсы.

Зарабатывать яхтингом я начал только недавно. Честно признаюсь, что вышел из бизнеса с золотым парашютом, который позволил продержаться на плаву несколько лет. Сначала я платил за участие в регатах и путешествиях, потом мне стали платить за это. Я стал подрабатывать инструктором почти сразу, как отучился — в 2010 году, оплачивалось и участие в гоночных командах. И как-то постепенно предложений идти капитаном за деньги стало все больше.

Не то чтобы я к этому сильно стремился. Например, после получения Yachtmaster Ocean я собрался просто покататься на лодке с друзьями, и мне предложили взять в команду еще двух ребят, которые хотят пройти практику и сдать на Bareboat Skipper.

Я мог месяц болтаться в море, зарабатывать по тысяче евро в неделю, то есть где-то 4 тысячи евро в месяц — на жизнь вполне хватало: и на съемную квартиру в Москве, и на еду, и на одежду.

Лет десять назад в России было мало парусных школ, все только начиналось. Наша группа яхтмастеров была первой, которая обучалась в Москве на русском языке, до этого обучение проходило в британских школах по системе RYA (одна из трех международных ассоциаций, которая выдает права шкипера. — Прим. ред.), и всем приходилось ездить в Англию. Мы прошли авторскую программу Алексея Панасенко, который был лицензированным инструктором и мог учить людей и выдавать права. Почти вся наша группа после сдачи осталась работать инструкторами и обучать других людей практике на Средиземке и в других местах.

«Сила ветра» в Орешке 4 июня 2017 года

Как море поменяло отношение к вещам

Недавно я снова стал отцом, уже во второй семье. До этого я довольно много ходил под парусом, и меня все устраивало. Но после похода в океан и изменений в жизни я переосмыслил отношение к материальным ценностям. Стал рациональнее относиться к вещам, которыми владею. Перестал гнаться за статусом и начал относиться к вещам более рационально. Не то чтобы экономил, просто задумывался, что нужно, а что — нет.

Дело в том, что в море я впервые столкнулся с тем, чтобы вести хозяйство в одиночку. В школе и на первых курсах я жил с родителями, потом женился, и мы делили обязанности с женой. В океане я прожил больше четырех месяцев: где-то один, где-то ко мне приезжали люди на практику. Когда-то приезжало много людей, и мое пространство сокращалось до дивана в кают-компании. У меня были ограниченные запасы пресной воды, которую еще неизвестно когда можно пополнить. Прожив в таком режиме какое-то время, я начал по-другому оценивать все вокруг: что на самом деле важно, от чего я получаю удовольствие. Для счастья на самом деле не так много надо.

О гонках и парусном спорте

Разобравшись с навигацией и жизнью на лодке, я захотел лучше понимать, как работают паруса, и разобраться в этом вопросе досконально — в парусах разбираются люди, которые с детства с ними управляются: спортсмены и гонщики.

Я решил, что надо найти команду, поработать над навыками какое-то время, а потом идти в кругосветку. Через год я оказался в команде легендарного гонщика Сергея Голофаста — это была Baltic Open Regatta, старт из Клайпеды. Для меня это был шок: первые серьезные для меня гонки, температура воды плюс 14, солнце светит, но не греет, только мы вышли, и нас сразу же всех окатило водой. В итоге мы неплохо проехали, заняли второе или третье место. Правда, я там был перемещаемым балластом — хватался практически за все, но мне давали по рукам, говорили: «Сюда не лезь». Рулевой держался за руль и громко кричал. Через четыре года я узнал, что они тогда только купили новую гоночную лодку и жутко переживали за нее.

Как профессиональный спортсмен, я очень спокойно отношусь к результатам соревнований. Проходят серьезные соревнования, все нацелены на победу, все замотивированы, все борются. И если не выигрываешь, то не потому что ты плохой, просто у тебя были серьезные соперники. Отношение у профессиональных спортсменов к гонке такое, что лучше быть последним среди лучших, чем первым среди худших. Поэтому каждое соревнование я рассматриваю с точки зрения опыта, смотрю, за счет чего нас обыгрывают, пытаюсь с этим разобраться и слежу за соперниками. С первой гонки мне очень повезло с экипажем, мы сразу заняли призовое место и года четыре подряд брали призовые места на чемпионате России в классе Open 800. В Питере есть великий гонщик (с ним ходит мой коллега по «Силе ветра» Юра Трошин) — Андрей Никандров, он просто гений, и мы ничего с ним не могли сделать: если он участвовал, то мы были вторыми.

О самооценке

Я крутой яхтмастер, это не понт. Не великий гонщик, но неплохой капитан и нормальный инструктор.

Можно себя считать крутым яхтмастером, когда у тебя не остается вопросов по управлению лодкой, по метеорологии, когда ты понимаешь, что тебе делать в любой экстренной ситуации. Или ты знаешь, что в какой-то неординарной ситуации ты можешь просчитать все варианты развития событий. Когда ты чувствуешь себя уверенно, понимаешь, что происходит сейчас и что будет дальше, и можешь все это объяснить другому незнакомому человеку, который первый раз оказался на лодке.

И у меня есть три человека, с которыми я хожу в экспедиции и гонки обычным матросом и которых безропотно слушаюсь. Если они меня зовут куда-то, я сразу говорю «да» и перестраиваю свои планы. Этим трем людям я доверяю безоговорочно. Сережа Голофаст — один из таких людей.

В 2012-м мы выиграли и Кубок России, и чемпионат России. Я собрал все документы и отдал капитану, он потом эту папку потерял, и мы так и остались без разряда.

Для спортсмена разряд — это документация его прогресса. Как-то меня учили, что разряд нужен: когда ты проделал какую-то работу, должно быть подтверждение твоей квалификации, промежуточный результат. Еще за это есть бонусы — например, в Центре спортивной медицины намного дешевле лечиться, если есть разряд. Возраст уже серьезный, травм много.

Кубок у нас есть, конечно, медали тоже. Вообще, за десять лет наград много, на полку уже не влезают. Но без разряда нет и регалий — вот меня спрашивают, как представить, а у меня пока нет официального титула, я «Вова Гансон, яхтсмен».

О приключениях

У меня в голове формируется некоторый рейтинг мест. На первом месте среди островов — Санта-Мария (Азорские острова), второе место — Мадейра, третье пока вакантно. На севере тоже очень красиво, но я больше люблю тепло. Если говорить про регионы, то я обожаю Таиланд, много раз был там и езжу туда как на дачу. Перед посадкой в аэропорту ловлю себя на мысли, что как будто сажусь в электричку. Ощущения как в детстве: только начались каникулы, лето, тебя ждет вкусная еда, классные люди, приключения. Приключений была масса. Например, как-то я впервые ловил рыбу на яхте. Мы поймали огромную рыбу маки-маки, но не знали, как ее вытащить, и я сделал алебарду из швабры и ножа.

А однажды мы ловили бельгийцев. По просьбе чартерной компании мы перегоняли флот лодок из Таиланда во Вьетнам в начале сезона штормов. Мы еще не ушли далеко от острова, и началась гроза. Гроза была такая, что катамаран держало на одном месте часа три, мы не могли сдвинуться, притом что оба движка работали на максимальных оборотах. Этой мощности хватало, только чтобы оставаться на месте.

Три бельгийца и тайка тоже перегоняли лодку, у них случился пожар в двигателе, ситуация была опасная: парусов нет, их стремительно уносило в сторону Австралии. Они пытались с кем-то связаться, но их никто не слышал. Мы к тому моменту поняли, что в запланированное место ночевки уже не попадаем и просто надо уезжать в сторону от эпицентра грозы. Увидели какую-то бухту, небо просветлело, и тут по рации поступило сообщение от этих бельгийцев, что они терпят бедствие. Реакция нашего капитана была мгновенной: «Ну, поехали». Мы вернулись обратно в грозу, догнали их на другой стороне тучи. Все началось примерно часов в шесть вечера, догнали мы их около 12 ночи, кое-как дотащили до берега. Они были нам очень благодарны за помощь. На берегу все рестораны были уже закрыты, но они нашли какого-то повара и угостили нас ужином.

Кубок «Силы ветра» в Орешке. Финал в сентябре 2017 года

Что можно посоветовать новичку

Яхтенное сообщество очень дружелюбное, и не надо бояться показаться новичком, вот совсем. Сколько бы я ни ходил под парусом, если прихожу на какую-то новую лодку, то сразу начинаю приставать с расспросами: а вот это что за кнопка, а вот это как нажимается, а это что? Для капитана не должно быть секретов в том, как устроена лодка.

Если сомневаешься в своих силах, например выйти из марины, спокойно можно обратиться к соседям, чтобы они тебя подстраховали, подойти с кем-то посоветоваться. Главное, чтобы с лодкой и экипажем все было ок. Если говорить более общо, то капитану нужно читать прогнозы, не переоценивать свои силы, относиться чуть более серьезно ко всему.

Даже когда вы только начинаете, не бойтесь экспериментировать. Если у вас уже есть какой-то яхтенный опыт, ищите экипажи, говорите открыто о своем опыте и ожиданиях. Все упирается в мотивацию человека, я в свое время все, что можно было найти в открытом доступе, выучил наизусть.

Кубок «Силы ветра» в Орешке. Финал в сентябре 2017 года

Как устроена жизнь яхтенного капитана

Сейчас я точно знаю свой план на лето: с майских праздников и до ноября по выходным и будням я тренирую всех желающих ходить под парусом в Ореховой бухте с «Силой ветра». В межсезонье читаю лекции для студентов школы капитанов. Я отказываюсь от очень большого количества приглашений, хотя меня зовут в гонки и регаты. У меня жена, ребенок, собаки, огород — вот это все. Но я решил, что хотя бы два-три раза могу куда-то на яхтинг выезжать. Вообще не жалею о том, что бросил старую работу.

Мой день начинается в шесть утра, но не потому что я капитан, а потому что у меня маленький ребенок. Дальше до 12 никакой активности. Сейчас в «Силе ветра» появился свой флот, и надо приводить лодки в порядок. Еще у нас есть секция судомоделирования, и какую-то работу я беру домой. Так что занятость у меня приличная: кружок судомоделирования в «Лабе», Орешка, верфь, школа капитанов, где я веду лекции, плюс публичные лекции. И по хозяйству что-то. Так что хорошо, что в понедельник я знаю план на неделю.

Мне кажется, растущая популярность яхтинга связана с простым фактом: это правда круто. Не потому что это престижно, а потому что дает очень клевые ощущения и возможности. В этом виде деятельности есть все, о чем можно мечтать. Хочешь экстрим — пожалуйста, хочешь чилл или уединение — будет тебе, хочешь шумные тусовки — как угодно. Любой человек может найти для себя в яхтинге что-то по душе. Для меня яхтинг — это жизнь, работа и будущее.


Фотографии: «Сила ветра. Спорт»