На двух мягких кожаных столах лицом вниз лежат две абсолютно голые девушки. Появляется весьма крупный Бэтмен, чуть склоняется над одной из дам, засовывает в нее руку и начинает довольно интенсивно работать плечевым суставом, как будто качает маленький насос. Вокруг стоят десятка полтора человек и сосредоточенно наблюдают за происходящим. Одна из наиболее заметных российских кинки-вечеринок Kinky Party (раньше они назывались Pop Porn Party) отмечает трехлетие с момента запуска. Я здесь по заданию The Village.

Материал может содержать контент, предназначенный для лиц 18+

Текст

ДЕНИС БОНДАРЕВ


23:41 В вестибюле клуба толкучка — сразу после стола охраны начинается очередь к кабинкам для переодевания. Многие не ждут кабинки — раздеваются до белья тут же, перетягивают тело полосками кожи, застегивают яркие комбинезоны, пристраивают на голове маски, шляпы, короны, банданы, фату и прочее в том же духе.

Тематика вечеринки — киногерои. Мимо проходит Человек-паук. Следом один за другим два Зорро, еще одного я видел до этого. Мы с ним могли бы организовать профсоюз — на мне тоже черная маска, черная рубашка и черные лосины. Ничего оригинальнее за полтора дня я не придумал.

Мир секс-вечеринок

Один из самых модных сегодня форматов мероприятий, связанных с открытым сексуальным поведением, — кинки-пати. Английское «kinky» означает «странный, извращенный» и часто применяется для обозначения нетрадиционных сексуальных практик. Кинки-пати во многом похожи на обычные техно-вечеринки, но только с сексом и довольно строгим дресс-кодом, который предполагает тематические костюмы с БДСМ- и фетиш-элементами.

В том или ином виде секс-вечеринки существовали всегда. В Древнем Египте, например, устраивали фестивали пьянства, на которых было принято напиваться и прилюдно заниматься сексом, а в античном мире масштабные оргии были практически в порядке вещей. От художника Петера Фенди остались зарисовки схожих мероприятий в сравнительно пуританской Европе XIX века. Cвинг-культура выживала даже в Советском Союзе. В разные времена отличалась только степень того, насколько это было приемлемо в обществе.

Сегодня секс-вечеринки проходят по всему миру — от Лос-Анджелеса до Копенгагена и от Праги до Бангкока. Их организация превратилась в выгодный многомиллионный бизнес. Часть из них ориентирована на поклонников БДСМ и связывания, на некоторые можно приходить только в латексе, другие больше похожи на светские вечера, где главное — показать яркие откровенные наряды. Посещение одних возможно только для женщин, других — для мужчин, а куда-то могут приходить исключительно доминатрикс со своими рабами. Свинг-вечеринки, как правило, рассчитаны на несколько десятков человек, но есть при этом и огромные секс-рейвы на тысячи посетителей.

На некоторых таких мероприятиях секс имеет второстепенное значение — его мало, и занимаются им практически незаметно. На других в близость одновременно вступают 100 % присутствующих. Общее у всех подобных событий одно — установка на свободное отношение к своему телу, а также отказ от чувства стыда за проявление сексуальности, демонстрацию своих интимных потребностей и желаний.

О том, почему в Москве стали делать кинки-вечеринки

На вопросы отвечают организаторы Kinky Party Таня и Тая

Тая: Мы ходили на подобные мероприятия в Европе — где играет электронная музыка и в порядке вещей, если люди занимаются сексом. Самое сильное впечатление оставил берлинский клуб KitKatClub. Он перевернул нашу жизнь, и мы решили привнести дух этого места в Москву. Тогда я была режиссером на телевидении, Таня — брокером по торговой недвижимости.

Таня: Сегодня наши вечеринки сильно отличаются от тех, что проходят в KitKat. В первую очередь потому, что мы в другой стране, у нас другой бэкграунд. Мы делаем больше шоу, у нас шире и ярче программа, а там ее вообще нет — максимум один шибарист связывает всю ночь женщин по углам.

Тая: Большое отличие в публике: наших людей надо учить правилам. Мы пишем их на билете, вешаем на сайте, расклеиваем на стенах в клубе. Но даже после этого находятся те, кто пытается сделать селфи.

Сейчас у нас более гетеросексуальная вечеринка. При этом мы не отказываемся от своих слов — мы приветствуем ЛГБТ-комьюнити, и у нас можно все. Другой вопрос, что они про нас плохо знают и поэтому не приходят. В Берлине на таких вечеринках больше 50 % — именно гомосексуальные пары.


00:00 Подхожу к плюшевому динозавру на фейсконтроле, он громко страдальчески выдыхает: «Слушай, образ классный, но с рубашкой что-то не то. Уж очень она какая-то нормальная». Аккуратно иду в наступление и говорю, что Таня (одна из организаторов) сказала, что в лосинах точно должны пустить и оттягиваю эластичную ткань от своей ноги. «Ну заходи», — динозаврик по-приятельски хлопает меня по плечу.

Про дресс-код

Таня: Из-за внешнего вида мы отказываем примерно 15 % гостей, а деньги за билеты возвращаем. Свой костюм можно доработать прямо на входе. У нас работает гример, продаются аксессуары, которыми можно дополнить костюм. Можно что-то придумать самостоятельно. Одна девушка, например, приехала на вечеринку в обычном платье. Мы сказали, что это не ок. Она попросила ножницы, порезала свое платье, и мы ее с удовольствием пустили. Гример иногда так сильно раскрашивает мужчин, что мы не узнаем их, когда они снова подходят на фейсконтроль.

Тая: Еще не пускаем пьяных, обдолбанных, неадекватных, если человек хамит. Последние почти всегда видны и почти всегда без костюма.

Часть людей отсекается на стадии заявки на покупку билета. Просто купить билет нельзя, нужно заполнить анкету, ответить на вопросы, приложить фотографию или ссылку на соцсеть. Все заявки рассматриваются вручную. Иногда информации недостаточно, и мы связываемся с человеком, чтобы что-то уточнить. Без этого ссылка на оплату билета не придет.


00:20 Сексом внутри особенно не пахнет. Все, скорее, напоминает вечеринку в Хеллоуин или слет косплееров — многие в удивительно классных нарядах, небольшие группки людей разбросаны по залу и общаются в своем кругу, кто-то прогуливается со стаканом в руках, бар облеплен двумя плотными рядами посетителей. Необычными для клубной вечеринки кажутся мне разве что горы разноцветных презервативов на столах и гинекологическое кресло, спрятавшееся за колонной в дальнем углу зала.

Кто ходит на кинки-вечеринки

Таня: За три года мы сделали 21 вечеринку. Мы не даем широкую рекламу. На первую тусовку пришли друзья друзей. Было довольно много свингеров, которые хотели посмотреть на новый формат, но, как правило, он им не подходил. Сейчас аудитория стала намного более разнообразной, с одной стороны, и устоявшейся — с другой.

В среднем гостям наших вечеринок 25–35 лет. Никакого эйджизма, приходят люди и значительно старше. Главное, чтобы человек соблюдал правила. Нас спрашивают: «У меня лишний вес, меня пустят?» Нам важно, чтобы человек приходил в клевом образе, вес не имеет значения. У нас довольно дорогой билет (билет на мартовскую вечеринку стоил 5 тысяч рублей. — Прим. ред.), нужен костюм, поэтому в основном это люди со средним и высоким доходом. Приходят как пары, так и одиночки. По роду занятий выделить какую-то основную часть аудитории нельзя — это и дизайнеры, и офисные работники, и ученые.

Тая: Есть те, кто к нам специально приезжает из Европы. На каждой нашей вечеринке бывают люди из регионов. Из Беларуси приезжают часто.


00:40 В клубе уже собралось человек 200, и люди продолжают подходить. Залов два: основной с танцполом и маленький с простенькой чилаут-зоной. Начинается вводная часть: под танец двух девушек в нарядах слетевших с катушек Мальвин выходит ведущий и утрированно сексуальным голосом анонсирует программу вечера. Затем проводит небольшой спид-дейтинг стоящих возле сцены и подробно проговаривает пять правил вечеринки:

1. «Можно все».

2. «Нет значит нет».

3. «Захотелось — спроси».

4. «Не нравится — откажи».

5. «Фото- и видеосъемка запрещены».

Хотя правила тут и так повсюду — плакаты висят на стенах, мини-буклеты разложены на барной стойке и вперемешку с презервативами на столах. В зале много пар, которые стараются держаться поплотнее друг к другу, как будто боятся, что их могут разлучить.

Зачем идут на кинки-вечеринку

Тая: При покупке билета онлайн — на входе в день мероприятия их, как правило, уже не остается — нужно ответить на несколько вопросов. Один из них — «Что вы хотите получить?». И самый частый ответ — «новый опыт, впечатления, эмоции».

Часто на вечеринки приходят пары, которые хотят оживить отношения. Им совсем необязательно взаимодействовать с кем-то еще и даже друг с другом, они просто хотят вместе получить новые переживания. Или найти третьего, познакомиться с другой парой. Приходят и одиночки, которые, например, недавно пережили разрыв и хотят познакомиться с кем-то или просто повеселиться.


Важен именно фетиш-запрос, какая-то визуальная история. Или у мужчины есть желание, чтобы женщины походили по нему ногами. Женщина может хотеть, чтобы ее связали в шибари

Многие реализуют свои фетиш-сценарии. Мечтают, например, прийти на поводке, в латексе, просто покрасоваться в странном наряде. Секс для таких наших гостей может не иметь значения, важен именно фетиш-запрос, какая-то визуальная история. Или у мужчины есть желание, чтобы женщины походили по нему ногами. Женщина может хотеть, чтобы ее связали в шибари. У нас есть массажная зона, где можно воспользоваться услугами мастера-сквиртолога.


00:54 Не успела закончиться организационная часть, как я вижу первый секс. Под ремикс трека The XX обнаженная девушка на балкончике залихватски скачет на ком-то. Выдвигаюсь в ту сторону, но останавливаюсь возле массажной зоны. На двух мягких кожаных столах лицом вниз лежат две абсолютно голые девушки — по одной на каждом. Их сравнительно невинно растирают маслом массажисты. Появляется весьма крупный Бэтмен, чуть склоняется над одной из девушек и засовывает в нее руку. После этого он начинает довольно интенсивно работать плечевым суставом, как будто качает маленький насос. Вокруг стоят десятка полтора человек и сосредоточенно, но подозрительно спокойно наблюдают за происходящим. Как будто за партией в домино. В этот момент понимаю, насколько легкомысленно я относился к тому, что будет происходить на этой вечеринке.

Об отличии кинки-пати от свинг-, порно- и секс-вечеринок

Таня: Когда мы начинали, мы назвали вечеринку Pop Porn Party. Такая аллюзия показалась нам яркой и смешной. Но потом нам это сослужило плохую службу, потому что нас начали называть порнопати, чем мы не хотим быть. Отличие в том, что порновечеринка — это исключительно про секс. У нас физическая близость не является главным. На кинки-вечеринке вполне можно не заниматься сексом и при этом отлично провести вечер.

Тая: В свингер-клубах нет танцпола, нет диджея, заявленной программы, дресс-кода. Мужчины там иногда ходят замотанные в полотенца, на экранах крутиться совершенно не феминистское и не возбуждающее ни на какие действия порно. И на таких мероприятиях есть такая довлеющая атмосфера, что раз ты пришел, то как бы должен [заниматься сексом]. Раз пришла — давай.


Юля

гостья вечеринки, постоянная посетительница

Раньше я ходила на свинг-вечеринки, но мне не нравилось: это формат сауны, вокруг быдлота, пузатые мужики в полотенцах.

Сюда я хожу с мужем, практически с первой вечеринки. Но каждый из нас свободен, у каждого своя программа, мы не стоим, прилипнув друг к другу. У нас бывает секс и с другими людьми. Я на вечеринке уже больше двух часов и только сейчас мужа первый раз встретила. Все это время я была с другой парой. Я не знаю, чем он занимался, надеюсь, не скучал. Расскажет, что было, после вечеринки: мы всегда обмениваемся впечатлениями.

Мы не придерживаемся тактики трахаться тайком за спиной друг у друга. Мы все проговариваем: какой новый опыт мы хотели бы получить, что попробовать. И эта вечеринка — один из таких форматов. Хороша она своей аудиторией — ни разу не встречала здесь неадекватных людей.



01:10 Все вдруг задвигались и куда-то пошли. Мимо проходит Иван Грозный с княжной. Следом — офицер СС в черном кителе, за ним шальной походкой вышагивает Рауль Дюк из «Страха и ненависти в Лас-Вегасе». Со светло-желтым коктейлем в руке и с венком на голове мимо проплывает умиротворенный Цезарь. Вслед за ним — Нео, а потом еще один Цезарь.

Иду за ними и попадаю в маленький зал, где миниатюрную девушку связывает веревками большой полуголый мужчина в маске. Почти все места на диванчиках возле стен заняты — все хотят посмотреть, как миниатюрную брюнетку будут сейчас сечь. Мужские руки бродят по ногам соседок, сразу несколько девушек нагибаются к животам молодых людей. Примерно то же происходит и на креслах-мешках перед диванами.

О популярности

Таня: Не могу сказать, что Москва полюбила кинки-вечеринки. Да, это уже устоявшийся формат, у нас есть комьюнити из 10–15 тысяч человек, и нам кажется, что это много. Круто, что мы до этого доросли. Но по меркам Москвы это капля в море.


01:25 Выхожу покурить. Возле клуба все смеются. Начинаем болтать с парнем лет 25, который курит рядом. Он на кинки-вечеринках в Москве уже в третий раз, по его мнению, «здесь мило», а до этого он бывал на похожих мероприятиях в Берлине. Со знанием дела спрашиваю про KitKatClub. «Да, был там. И в Insomnia еще». Про последний уточняет: «Это вообще жесть, жуткий разврат». Говорит, что там слишком много престарелых дам, которые приходят ********* [отдохнуть] как в последний раз. Лицо при этом воспоминании у него становится слегка печальным, я с пониманием качаю головой.

01:34 «Для мужика это равносильно тому, как если б она позволила ему член в себя засунуть, ты понимаешь? Ты понимаешь, что это то же самое?» — высокий брутальный парень в кожаных трусах и жилетке на голое тело объясняет своей спутнице мужское отношение к сквирту. Он говорит громко, почти кричит, она наклоняется к его плечу и отвечает тише. «Да, представь, что он головкой вертит. Ага, да… Я тебе говорю, это не мое восприятие, это все равносильно!.. А пальцем нормально, да?» Его подружка, кажется, исчерпала доводы и просто слушает продолжительный поток аргументов. Все они сводятся к тому, что «это то же самое». Рядом две другие девушки раздеваются, чтобы лечь на массажный стол.


Розовый парик отчаянно дергается на голове девушки, согнувшейся под прямым углом. Один партнер толкает ее сзади, второй — притягивает за яркие синтетические волосы к себе между ног. Направляюсь к бару, чтобы поскорее чего-нибудь выпить

01:52 Прохожу по танцполу. Пританцовывают под модный Bicep немногие, в основном — флиртуют. Неожиданно у одной из колонн вижу трио, которое двигается не только в ритме танца. Розовый парик отчаянно дергается на голове девушки, согнувшейся под прямым углом. Один партнер толкает ее сзади, второй — притягивает за яркие синтетические волосы к себе между ног. Видеть, как люди открыто занимаются групповым сексом на танцполе, мне до сих пор удивительно. Направляюсь к бару, чтобы поскорее чего-нибудь выпить.

02:32 Секс везде, как в песне «Мальчишника» из моего детства: на диване напротив бара, на балконе, у колонн рядом со сценой. Нельзя сказать, что это прямо лезет в глаза, но и скрываться тоже никто не пытается. Правда, к этому времени обращать особенное внимание на бесконечный поток обнаженных тел перестаешь: практически голая девушка стоит рядом с тобой у бара — окей, пять пар все так же занимаются сексом на балконе — да бога ради, кому-то делают куннилингус прямо у входа в клуб — что сказать.

Заглядываю в малый зал. Там десяток отдельных пар и одна-две небольшие компании развлекаются как могут. На диване сидит шейх, к пояснице которого склонилась голая девушка. Его прикрытое арафаткой и черными очками лицо невозмутимо, как будто он сидит не на вечеринке, где ему делают минет, а на инвестиционном форуме.

О развитии формата

Таня: Сейчас мы проводим вечеринки двух типов. Первый — основной, так называемый big edition, куда пускаем всех. Второй называется limited edition. Такие мероприятия мы проводим для людей, кто приходил к нам хотя бы три раза, у кого уже есть опыт. Можно сказать, что это вечеринки для своих. Запрос на такие более маленькие мероприятия сформировался спустя примерно шесть-семь месяцев после запуска наших вечеринок у тех, кто ходил постоянно.

И мы хотим добавить к этому третий тип событий — deluxe edition. Это будет еще более камерная вечеринка, но при этом более элитарная, изысканная (сейчас VIP-билет стоит 150 тысяч рублей. — Прим. ред.).

Тая: У некоторых наших посетителей есть запрос на вечеринки с элементом ритуала, чтобы картинка была похожа на фильм «С широко закрытыми глазами». Мне с режиссерской точки зрения было бы очень интересно это сделать. Но на шикарный бал нужен большой бюджет.


03:01 В метре от моих ног две девушки весело болтают, сидя на мешке. Вдруг одна из них вскрикивает, узнав появившегося здесь голого парня. Через секунду девушка хватает рукой его член и засовывает себе в рот. Ее подружка смеется, видимо, тоже радуясь встрече.

03:21 Подвешивание перемещается на главную сцену. Кажется, к этому моменту количество голых людей превысило количество одетых. Неожиданно вижу в толпе женщину, которая слегка выделяется среди остальных: не могу понять, из какого фильма ее пестрый спортивный костюм, который ей заметно велик. Через секунду осознаю, что женщина значительно старше абсолютного большинства посетителей и вообще это уборщица. С отсутствующим видом она двигается от стола к столу и собирает лишнее, осматривает углы. Вид у нее чуть брезгливый, хотя, может быть, она просто устала.

О проблемах

Таня: Мы не нарушаем закон Российской Федерации и никому не мешаем, поэтому у нас есть большие надежды на то, что вопросов к нам со стороны, скажем так, официальных структур не будет.

Тая: Мы живем в своем небольшом мире, где абсолютно все происходит по закону. Мы полностью проговариваем с площадками, что будет происходить на вечеринке. Это нужно, чтобы не было негатива по ходу вечера, чтобы за баром работали люди, чьих чувств мы точно не оскорбим. Некоторые площадки нам отказывают, потому что им не нравится формат.

Таня: Мы стараемся обезопасить себя, не даем широко рекламу, выбираем, где давать о нас информацию, отказываем СМИ, которые нам не подходят или могут поднять волну негатива. Нам не хочется никого учить, переделывать, провоцировать.


03:29 Сажусь на край бассейна с шариками рядом с танцполом, чтобы дописать в телефон предыдущую заметку. Вдруг сзади меня аккуратно прихватывают за бока, тянут, и я плюхаюсь в податливые шарики. Под девичий смех тону по шею. У меня что-то спрашивают, но я не понимаю, что и кому отвечать.


Сзади меня аккуратно прихватывают за бока, тянут, и я плюхаюсь в податливые шарики. Боковым зрением вижу лицо молодого человека, который, как мне кажется, смотрит на меня неодобрительно. Через секунду парень вскрикивает: «На лицо!»

Вдруг вижу, что на меня опускается темный силуэт лица. Слегка уклоняюсь, и чужие губы только отчасти накрывают мои. Говорю что-то неразборчивое, хочу предупреждающе вскрикнуть: «Господа, я на работе!», но сдерживаюсь. Боковым зрением вижу лицо молодого человека, который, как мне кажется, смотрит на меня неодобрительно. Через секунду парень вскрикивает: «На лицо!» — и начинает скандировать это как заядлый игрок в американский футбол.

У другого бортика бассейна его призыв подхватывают. Вижу, как рядом с моей головой шагает длинноногая девушка. Замираю в своем беззащитном положении — лежа на спине в куче шариков и с задранными на бортик бассейна ногами. Опасность миновала, и на лицо мне никто не сел. Я что-то неловко бормочу и выбираюсь из бассейна. Уже удаляясь от него, думаю, что, может, это и не мне на лицо призывали сесть. Верю в это слабо.

О правилах безопасности

Таня: Следят за тем, чтобы никто их не нарушал и, соответственно, не мешал другим, волонтеры — кинки-полиция. На вечеринке они ходят в специальных майках с принтами «Полиция без нравов». Конечно, проконтролировать все на 100 % невозможно, и, если постараться, сделать что-то секретно можно. Но у волонтеров есть инструкция, что нужно предпринять, для любой ситуации — например, когда кто-то достал телефон и пытается сделать селфи.

Еще они следят, чтобы соблюдалась культура согласия. Перед тем как трогать человека, надо спрашивать, согласен ли он или она на это. Кейсов, когда не спрашивают, постепенно становится все меньше, но все равно люди, которые следят за этим, нужны.


Саша

начальник кинки-полиции

Если девушка скромная, а на нее наседает напористый тип, ей может быть нужна помощь. И если я или другие волонтеры видят что-то похожее, мы подходим и деликатно спрашиваем, все ли у пары в порядке. Была ситуация, когда парень приставал к девушке, а она была против. Мы его вывели и занесли в черный список, больше он к нам не придет.

Еще нужно следить за тем, чтобы никто не фотографировал — ни себя, ни жену, никого. Все углядеть нельзя, но мы стараемся строго следить за этим.

Это седьмая вечеринка, на которой я волонтерю. Денег за это я не получаю. Узнал, что можно вписаться в кинки-полицию, случайно — просто подошел к организаторам и спросил. Вечеринка классная, я считаю, что она должна расти и развиваться, и я хочу вносить свой вклад. Чтобы те, кому это нравится, могли проводить здесь время максимально комфортно.



04:24 Мимо на поводке проводят крупного мужчину в маске, он задевает задом мою ногу. У бара практически никого, на танцполе людей тоже стало явно меньше. Тем лучше видно, чем заняты те, кто еще здесь. Мое любопытство к чужой насыщенной половой жизни уже окончательно удовлетворено, и я уже жду, только когда это все закончится.

05:20 По танцполу ходят несколько уборщиков, которые подметают конфетти.

06:13 Внезапно на танцполе начались активные танцы — откуда-то взялась компания человек в 20. Среди них девушка, которая как-то прошла на вечеринку в джинсах и футболке. Узнаю в ней Таю, одну из организаторов, снявшую свой костюм Клеопатры и похожую больше на скромную студентку, чем на организатора вечеринок, на которых люди ходят голыми. Она объясняет, что танцует их команда: ребята довольны, что все прошло хорошо, и теперь настало время отдохнуть и им.

О мастер-классах и кинки-маркете

Таня: Формат кинки-пати породил несколько сторонних проектов. Когда мы начали делать вечеринки, у людей появился запрос, где одеться, найти костюмы. Тогда мы запустили Kinky Market — ярмарку фетиш- и кинки-аксессуаров, где можно купить все от ошейников и поводков до латексных костюмов, корон, эротических картин, чехлов для айфонов и прочего. Еще через год люди, которые ходили на вечеринки, стали задавать вопросы: «А как научиться связывать? А сквирту? А пороть как ваши мастера?» И мы запустили проект Kinky Practice — каждое воскресенье проводим мастер-классы по разным сексуальным и околосексуальным практикам.

Тая: Мы буквально были вынуждены запустить эти мастер-классы, потому что понимали, что не можем рекомендовать ни один из существующих тренинг-центров. Там либо активно идет продажа сопутствующих товаров, либо что-то не так с ценностными установками. Большинство центров, которые учат банальному минету, используют такие фразы, как «удержи его», «добейся, чтобы он подарил шубу», «привяжи его к себе».

Таня: «Слишком часто нельзя, иначе он привыкнет и перестанет дарить подарки» — нам все это неприятно и не близко.

Тая: Нам захотелось запустить серию мастер-классов, где бы не было дискриминации, лженауки и стереотипов.

Кроме того, мы очень поддерживаем и продвигаем бурлеск в Москве. Нам кажется, что это тоже соответствует нашим ценностям.

Таня: Еще у нас есть желание развивать онлайн-школу — хотим учить в Сети всему тому, про что рассказываем на семинарах. Проект развивается не так быстро, как вечеринка, — учиться люди хотят меньше, чем развлекаться. Но запрос и желание адаптироваться в кинки-культуру у людей есть.

В феврале мы провели первый Kinky Day — это мероприятие, в котором мы объединили на одной площадке маркет, лекции о сексуальности, мастер-классы. Проводили это все в формате открытой встречи.


06:51 На улице уже совсем светло. На максимальной скорости прокручиваю в голове все яркие картинки этой ночи и пытаюсь дать оценку увиденному, но ее нет. Решаю для себя, что ее и не должно быть — слишком много противоречий и накренившихся стереотипов для нескольких часов. Чувствую себя примерно как школьник, который заглянул за теплопункт и первый раз увидел, как старшеклассники курят после уроков. Страшновато, хочется присоединиться, и, кажется, много раз слышал, что курение убивает.


Фотографии: Kinky Party