Константину Богомолову дали театр. Слухи о том, что один из самых востребованных московских театральных режиссеров пойдет по пути Кирилла Серебренникова и станет художественным руководителем какого-нибудь столичного театра, ходили последние несколько лет. И вот это наконец произошло — в конце мая глава департамента культуры Александр Кибовский объявил, что Богомолову предложили стать художественным руководителем Московского драматического театра на Малой Бронной. Примерно такого же забытого, как и Театр имени Гоголя до превращения в «Гоголь-центр».

Последний год был тяжелым для режиссера. Богомолов то ссорился с Табаковым и вылетал из МХТ, то шумно агитировал на выборах мэра Москвы за Сергея Собянина (не является ли пост в театре наградой за это?), то снимал сериал «Содержанки», то одновременно ставил спектакли по Пелевину и Сорокину, то сам — под стать сюжету все тех же «Содержанок» — становился героем светской хроники из-за романа с Ксенией Собчак, который в какой-то момент вылился в драку с актером Максимом Виторганом. Его окончательно разлюбили критики — на актуальный театр последние постановки Богомолова походили все меньше. И все же это большая новость.

The Village поговорил с коллегами Богомолова и критиками о том, что значит назначение режиссера в Театр на Малой Бронной.

Текст

Дарья Новичкова


«У нас совершенно не занята ниша попсового театра в хорошем смысле. Такого, который можно смотреть, не читая теоретические работы по театру и по искусству. Богомолов может ее занять»

антон Хитров

критик

Он будет хорошим худруком, и это будет хорошо и для театра, и для зрителей, и для него самого, потому что это лучше, чем быть режиссером по приглашению. Это не самоочевидная вещь — что каждый режиссер должен руководить театром, но конкретно у Богомолова все получится в силу его ориентированности на актеров. Он один из немногих режиссеров такого актуального театра, которого интересует прежде всего актер, а не сценография, например, или интеракции со зрителем, и ему нужна постоянная актерская команда, ему нужна труппа. В МХТ у него было некое подобие труппы, потому что вокруг него сложилась команда актеров, которые постоянно с ним работали.

Какое-то время назад я ходил на «Дождь» в программу Hard Day’s Night с Богомоловым и его спросил у него: «Столько разговоров, что вы возглавите какой-нибудь театр. Вам оно нужно вообще?» Он сказал, что для него позиция худрука ценна тем, что у него будет своя команда. И на Бронной она будет. Я не знаю, в каком состоянии сейчас труппа на Малой Бронной, но Богомолов срабатывается абсолютно с любыми актерами, они моментально начинают играть в его театрах, так что и труппе это будет большой плюс.

У нас совершенно не занята ниша попсового театра в хорошем смысле, такого, который можно смотреть, не читая теоретические работы по театру и по искусству. Условно: театр — как хороший западный сериал для зрителя, который в принципе привык к хорошему контенту, но которому на фиг не надо все это современное постдраматическое искусство. Имея свою площадку, Богомолов способен эту нишу занять.


«У возрастной либеральной интеллигенции теперь появится дополнительная точка интеллектуального досуга — это прекрасно. Только к живому театральному процессу это не имеет никакого отношения»

Виктор Вилисов

театральный куратор и критик

История с назначением Богомолова худруком Театра на Малой Бронной абсолютно удивительная, но вместе с этим вообще неинтересная. Удивительная тем, как стремительно этот конкретный режиссер проделал путь от режиссера, связанного с текущим временем, до театрального деятеля, связь со временем и пространством потерявшего и наконец осевшего в стремно выглядящем, абсолютно бессмысленном театре.

Неинтересная, потому что, когда вокруг происходит децентрализация и мобилизация театра, реально живой публике просто не может быть интересно то, что делает в этих красных стенах стационарного театра режиссер, которого не интересуют, как он сам говорит, «феминизм, гендерная проблематика и вот это все». То есть у возрастной либеральной интеллигенции теперь появится дополнительная точка интеллектуального досуга — это прекрасно. Только к живому театральному процессу это не имеет никакого отношения.


«Всплеск интереса к театру уже обеспечен»

Олег Липовецкий

режиссер, художественный руководитель международного драматургического конкурса «Ремарка»

Константин Богомолов — один из самых известных и востребованных режиссеров нашей страны, со своим уникальным методом, который делает его спектакли спектаклями Богомолова. Он умный, высокообразованный, сдержанный человек, что, несомненно, является большим плюсом для руководителя. Это естественно — назначить на должность худрука театра режиссера такого уровня, как в свое время было естественно дать театр Кириллу Серебренникову или Владимиру Панкову. Делать прогнозы не моя профессия, но мне кажется, что это назначение взаимоинтересно и труппе, и Константину Богомолову. Наверное, в ней будут разные мнения, но я не видел еще труппу, в которой все дружно хотят перемен. Всплеск интереса к театру уже обеспечен. Ремонт тоже. Чтобы случилось все остальное, нужно время.


«Будет забавно, если театр станет местом для вечеринок Tatler. Учитывая растущую очарованность Богомолова светской жизнью, которую можно представить по „Содержанкам“, которые, кажется, для него важнее, чем последние театральные премьеры»

Ольга Тараканова

театральный критик

Слухи, что Богомолов станет худруком, ходили уже несколько лет. Говорили про Театр на Таганке, потом про новое многофункциональное пространство в ЗИЛе, которое только строится. В прошлом году Богомолов активно агитировал за Собянина, слухи еще расползались. Но Театр на Малой Бронной — это довольно-таки шокирующий выбор. Сюда почти не ходят зрители, которые смотрят в широком смысле современный театр (если Богомолова в это понятие включать), спектакли отсюда не попадают на фестивали вроде «Территории» или NET, жива только легендарная история — когда-то здесь работал Анатолий Эфрос.

Сегодня интересное художественное руководство обычно связано с культуртрегерством. Сам Богомолов — проект Олега Табакова, который звал в МХТ тогда еще молодых режиссеров и режиссерок, предлагал им работать с современной драматургией, иногда даже в формате лабораторий. Станет ли этим заниматься Богомолов — вопрос: он никогда не говорит о том, что следит за новыми именами, наоборот, обычно он довольно скептичен. Так что другой вариант — Малая Бронная окажется проектом одного режиссера. Будет забавно, если театр тогда вдруг станет местом для вечеринок Tatler — учитывая растущую очарованность Богомолова светской жизнью, которую можно представить по тем же «Содержанкам», которые, кажется, для него важнее, чем последние театральные премьеры.



ОБложка: Олимпия Орлова