23 мая, понедельник
Москва
Войти

Как жители Екатеринбурга повторяют военные снимки родных «Живая Победа» в портретах горожан на выставке в «Главном проспекте»

Как жители Екатеринбурга повторяют военные снимки родных

В среду, 9 мая, в галерее «Главный проспект» открывается выставка фотопроекта «Живая Победа. История войны в лицах», в рамках которого любой горожанин мог воссоздать фотографию своих родственников из 40-х годов с помощью команды фотохудожников и гримеров. В 2018 году «Живая Победа» получила президентский грант, что позволило оставить участие в проекте бесплатным и расширить географию до девяти городов — Екатеринбурга, Ирбита, Каменска-Уральского, Нижнего Тагила, Перми, Тюмени, Челябинска, Магнитогорска и Уфы. Всего за год организаторы реконструировали 99 семейных снимков.

The Village Екатеринбург публикует снимки горожан с праздничной экспозиции и их истории, связанные с этими кадрами. Выставка продлится до 30 мая.


Артемий Захаров

соавтор

О проекте

Великая Отечественная Война — глава истории, неизвестные страницы которой открываются до сих пор. Потому что у каждого была своя война. Все ее грани и отголоски сегодня хранятся в семейных альбомах, где на выцветающих фотокарточках запечатлены солдаты, труженики тыла и дети войны, завоевавшие Великую Победу. С каждым годом их лица становятся от нас дальше и дальше, черты менее узнаваемы, а голоса еле уловимыми. Самое малое, что можем сделать мы — помнить. Найти отражение наших предков в современниках, в каждом из нас. С помощью вспышки фотоаппарата мы предлагаем соединить два времени, отыскать генетические нити и убедиться: Великая Победа — это не забытая история, это мы с вами.


Выставка «Живая Победа»

Открытие: 9 мая, 13:00

Адрес: галерея «Главный Проспект», пр. Ленина, 8

Вход свободный

Анна Решеткина

Анна Кузьминична Елисеева, двоюродная прабабушка

Это фото сделано в 1941 году в городе Красноуфимске Свердловской области. На снимке моя двоюродная прабабушка Леля — так ласково ее называли в семье. То, что Леля — Анна, я узнала позже, и это стало для меня большим удивлением. Предполагаю, милое прозвище она заслужила за постоянную заботу и помощь семье своей старшей сестры и ее детям. Так Леля благодарила свою старшую родственницу за то, что смогла получить образование. Старшей сестре выучиться не удалось, а младшая Леля была учителем русского языка и литературы и работала в школе, а еще держала корову и содержала небольшое хозяйство — в общем, по меркам военного времени жила неплохо.

Ей действительно хватало, и с родней она могла поделиться. Продуктами, которыми Леля щедро снабжала родственников, семья старшей сестры смогла рассчитаться с рабочими за строительство дома. Домашнее хозяйство Лели спасало и сирот, которых среди ее учеников было немало. Несмотря на скромный образ сельской учительницы и женщины с чутким сердцем, у мужчин Леля вызывала явно иные чувства. Ее личная жизнь явно не вписывалась в нормы провинциальной жизни.

Она ни разу не была замужем официально, с мужьями жила в гражданском браке. И таких историй в ее биографии было 4! В семье вспоминают, что одного супруга роковая любовь к Леле довела до суицида. Мужчина не справился с приступом ревности и избавил себя от мучений одним выстрелом. Единственный сын Лели, к сожалению, тоже погиб. С тех пор она больше не пыталась создать свою семью и посвятила себя племянникам, их детям, ученикам — всем, кто нуждался в доброй и нежной Леле.

Ольга Кайгородова

Софья Алексеевна Кайгородова, прабабушка

Эта фотография сделана в самом начале войны, в сентябре 1941-го. На ней моя прабабушка Софья, педагог по образованию и рабочий завода № 231 имени Ворошилова — по воле судьбы. Танки и бронепоезда были нужнее фронту, поэтому о работе в школе пришлось забыть. Пока Софья Алексеевна не могла учить, училась сама. Окончила курсы экономистов и перешла из производственного цеха в отдел. Так и проработала до окончания войны. В 1946 году Софья сменила не только работу: она вышла замуж и переехала в Ирбит. Здесь прабабушка снова вернулась к школьной доске, теперь уже навсегда.

В школе № 13 прошла путь от учителя русского языка и литературы до директора. Даже выйдя на пенсию, она не смогла расстаться со школой и до последнего работала в библиотеке. Я родилась, когда прабабушки уже не стало, но она всегда рядом со мной: в моей школе ее портрет висит на доске почета, в школьной библиотеке стоят ее личные книги. А дома в большом сундуке хранятся наряды. Удивительно, что многие блузки и платья тех лет сегодня снова в моде. Я чувствую, что моя незримая связь с прабабушкой Софьей не обрывается, а с годами становится только крепче.

Никита Сучков

Петр Иосифович Селиванов, дед

Когда началась война, моему дедушке Петру Иосифовичу было восемь лет. О боевых сводках в селе знали немного, связи не было. Главным источником информации служил деревенский бригадир. Уезжая каждый день в город за провизией, он привозил и новости с фронта. Бить врага — не сказать, что это была мечта каждого мальчишки, но это было собой разумеющюимся. Так же обыденно, очевидно и бесспорно, как поступить в вуз после школы.

К такой неминуемой участи детей готовила и страна. Мальчишки проходили курс молодого бойца, с деревянной винтовкой учились сидеть в окопах. Нужно было только подождать, но не сидя на печи, а работая наравне со взрослыми. Точнее, вместо них: пахать, сеять и возить сдавать зерно за десятки километров. Черед юного Петра идти на фронт был уже запланирован на октябрь 1945 года.

Но в мае страна узнала о капитуляции Германии. Этот миг помнит и дедушка: «Ох, как мы все запрыгали!» Надеть военную форму все же пришлось, но, к счастью, в мирное время. Пройдя срочную службу в Иркутске, в звании сержанта и в должности командира двух минометных расчетов он часто проводил учебные занятия для новобранцев. В благодарность, как рассказывает дедушка, ему часто вручали благодарственные письма и цветы. Один из таких добрых моментов и запечатлен на этом фотоснимке.

Инга Дымова

Ольга Ивановна Огурцова, бабушка

«Глубже, глубже. Как окопы», — приговаривала бабушка, когда мы всей семьей копали картошку в огороде. Да, про рытье окопов она знала как никто другой. Когда началась война, Ольга жила в деревне в Подмосковье. Вскоре враг начал подступать к столице. «Нас сажали в машины и увозили рыть окопы. Жили в землянках. Постоянно мерзли и хотели спать. Думала, никогда родить не смогу, до того замерзали», — делилась бабушка своими воспоминаниями о военном времени. С тех пор у нее остался страх холода. Куталась в теплую одежду сама, и нас, внуков, всегда заставляла тепло одеваться. Платок она носила, кажется, не снимая.

Вот именно такой, как на этом фото, я ее и запомнила. Хотя волосы у бабушки были роскошные — длинные, густые. «Я даже в войну не заболела, потому что ухаживала за ними», — рассказывала она. Больше о тяготах страшного времени она не говорила, фильмы военные не смотрела, а парады не любила. То ли дело — цирк! На представления мы ходили с ней вместе, и я помню, как она, моя бабушка, с детской непосредственностью воспринимала все, что творилось на манеже. Красиво, ярко и радостно — такой простой детской радости бабушке так не хватило в жизни.

Клара Гейдебрехт, Степан Попов

Нина Николаевна Баикина, бабушка, с другом

На фотографии моя бабушка, Нина Баикина, со своим другом Михаилом Сорокиным, что ухаживал за ней. Она — студентка Челябинского педагогического института, он — курсант первого набора Челябинского высшего военного Краснознаменного училища штурманов. Беззаботный 39-ый год: на водной станции гуляет молодежь, веселится и фотографируется на память. В тот день фотоаппарат в руках держал будущий муж Нины и мой дед, Николай. Влюбленный однокурсник Михаила не растерялся, когда друг дал понять бабушке, что первым делом самолеты, ну а девушки потом. У Николая все было наоборот. Уже в марте 1941 года на свет появилась моя мама, а еще через несколько месяцев началась война. Молодая семья не успела познать радости семейной жизни.

Так, после возвращения с Финской войны деда направили для прохождения службы в Бобруйск. Дальше — война, бомбежки Бобруйска, эвакуация из Белоруссии на Урал и работа в школе. Химии и биологии Нина Николаевна учеников обучала прямо на полях, где вместе со всеми собирала замерзшую картошку под первым октябрьским снегопадом. С годовалым ребенком они иногда сидели без хлеба до 20 дней. От голодной смерти спасал так называемый аттестат — документ, по которому получали деньги жены военнослужащих и вдовы. Муж Николай пропал без вести на Белорусском фронте в апреле 1942 года. Уже после войны мы узнали, что он погиб. А Миша Сорокин вернулся и после войны продолжил карьеру профессионального военного.

Юлия Хуснутдинова

Закия Нуретдиновна Гумерова, бабушка

Моя бабушка Закия окончила медучилище в Уфе на фельдшера и всю жизнь посвятила тому, чтобы спасать человеческие жизни. Семья у бабушки была образованной, старшая сестра была актрисой в театре. Всего у Гумеровых было четверо детей. Мать бабушки умерла рано, и отец воспитывал малышей самостоятельно. Вырастил, выучил и — отправил на войну.

Бабушка попала в Иркутск, работала в военном госпитале медсестрой до 1945 года. Родив своего первого сына, приехала в деревню Какрыбашево, где работала заведующей акушерско-фельдшерским пунктом на шесть деревень. Там вышла замуж и родила еще двух мальчиков, один из них — мой отец. Все шло хорошо, но произошло несчастье. Возвращаясь с одного из вызовов, бабушка была зверски убита и сброшена в полынью. Она цеплялась за жизнь, как могла, кончики ее пальцев были оттоптаны ногами. Убийцу нашли, судили, но назвать причину своего поступка он так и не смог. Дяди и папа всегда плакали, вспоминая свою маму: говорили, как я похожа на нее. Я подсознательно боялась своих тридцати девяти лет — именно в этом возрасте погибла бабушка.

Сегодня мне сорок. И только перешагнув эту черту, я вздохнула свободно. Суеверие, что я могу повторить ее судьбу, исчезло, а память о бабушке жива.

Лилу Журавлева, Евгения Максимова

Александра Никифоровна Журавлева, бабушка, и Елена Михайловна Семенютина

Весть о начале войны в село принесла депутат сельского Совета, радио тогда в деревне не было. Бабушка Шура только окончила третий класс. В семье она была одной из восьми детей. Отца, слабого здоровьем, забрали в трудовую армию, а дети, оставив школьные классы, вышли на работу за взрослых. В дождь и снег собирали урожай с полей или то, что от него осталось: мерзлую картошку, морковку да капусту — все до последнего колоска.

Самое лучшее отправляли на фронт — все для Победы. Понимали, что там нужнее сытный ужин и теплая одежда. Бабушкина семья жила в те годы скромно, если не сказать бедно: одни валенки и одна фуфайка на всех. От холода и голода спасала корова, пили молоко с солью на ночь и спать. Когда повезет — стакан, а когда и половину. Научились готовить гнилую картошку и собирать первую траву весной. Но бабу Шуру это не сломило, а только сделало сильнее и, что самое поразительное, добрее. То с утра бежит за лекарствами для больной соседки, то днем печет пирожки для подруг. К ней всегда можно обратиться за помощью. Заботливая, отзывчивая и веселая — такой ее знаем мы и вся округа.

Ильмира Гизатуллина

Забида Хамзиновна Гизатуллина, бабушка

Эта двадцатилетняя девушка на фото — моя бабушка. В годы войны она жила в селе Аблаево в землянке. Некогда большая, полная, работящая семья в 30-е годы была раскулачена — имущество забрали, а отца угнали в лагерь, откуда он уже не вернулся. Пришлось выживать. Еды не хватало, жили впроголодь. Младшая сестренка Забиды постоянно жаловалась на боли в животе и в возрасте трех лет умерла. Забида присматривала за сестрами, помогала матери по дому и работала в колхозе: собирала урожай в полях, траву.

Из-за нехватки продуктов приходилось экономить на всем. Кожуру с ростками не выбрасывали — сажали на будущий год. Старший брат был призван на фронт. Военную службу прошел рядовым солдатом и вернулся домой живым. О великой победе Забида узнала на общем собрании. Как и велось в сельской местности, все новости объявляли возле магазина. Там человек из райцентра и зачитал селянам списки живых, погибших и пропавших без вести.

Тяжелое детство и юность закалили бабушкин характер и волю. Уверенность в себе и храбрость Забида Хамзиновна воспитала и во мне. «Только так можно добиться многого», — считает она до сих пор.

Марина Ахтариева

Гайникамал Хантимировна Ахтариева, бабушка

Чтобы узнать хоть что-то о своей бабушке, которую я никогда не знала, я связалась с родственниками, которые и сегодня живут в селе, где когда-то жила и она. Когда началась Великая Отечественная война, Гайникамал работала в колхозе. По сельским меркам девушка она была образованная — 7 классов. Это спасло ее от тяжелого труда. Вскоре ее отправили в город, в дом члена Обкома — работать домработницей.

На этом снимке бабушке не больше двадцати четырех лет. Фотографию сделали в родном селе Киндер Нижнетавдинского района, куда Гайникамал вернулась после Победы. Нужно было помогать матери воспитывать трех младших сестёр. Так случилось, что вскоре у бабушки сложилась своя семья. В деревню вернулся Зиннат, на груди — целый каскад наград. На войне дед дважды чудом избежал смерти. Первый раз, когда с боевыми товарищами пробирался через вражеское поле. Второй раз ему повезло, когда он сидел над задним колесом автомобиля, на котором передвигался с товарищами. Вражеский снаряд угодил в машину, взрывной волной деда отбросило в сторону. Все погибли, а судьба спасла его вновь. «Все было гораздо жестче», — говорил дедушка про военные фильмы и никогда их не смотрел вместе с любимой Гайникамал.

Сергей Сандалов, Екатерина Елизарьева

Александр Александрович Сергеев, дедушка, и Елизавета Александровна Сергеева, двоюродная бабушка

Десять лет назад, случайно рассматривая экспозицию ко дню Победы в музее Бирска, мы увидели эту фотографию и обомлели: с черно-белого снимка на нас смотрел мой дед. Оказалось, этот снимок был сделан в городе Ровно в 1944 году. Родные брат и сестра по удивительному стечению обстоятельств оказались в одном городе, в один день, на одном перекрестке! Они не виделись три года и не знали, встретятся ли снова, поэтому на радостях решили пойти в фотоателье. Бабушка Елизавета была в семье старшей и, окончив медицинские курсы, ушла на войну в первые же дни. Дедушка, дождавшись совершеннолетия, последовал ее примеру и, окончив учебку, попал в танковые войска. На его солдатскую судьбу выпала, в том числе, и битва за Сталинград.

Дед рассказывал, как однажды им пришлось, спасая танковые орудия, сутки просидеть в воде: они дышали с помощью трубочек. В другой раз бойцы укрывались в дупле. В 1945-ом война для деда не закончилась — он продолжил службу в Чехии до 1947 года. В итоге в его наградном листе значатся медали «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией». После войны дед выбрал самую мирную из профессий — работал механиком в цехе Бирской швейной фабрики, и о войне не вспоминал.

Оксана Чувилина, Тимур Еникеев

Галина Ивановна Тимофеева, прабабушка, и Иван Дмитриевич Бойков, прадед

На свадебной фотокарточке 1937 года мои прабабушка и прадедушка. Молодые, влюбленные, красивые и полные планов на долгую счастливую жизнь. А впереди молодоженов ждала война. Прадед, выпускник Высшей Московской военной Академии, весной 1941 года органами МВД РБ был откомандирован в Брест. Про напряженную обстановку с Германией все знали и понимали опасность и риск. Но расстаться не решились, и в мае 1941 года в Брест-Литовск приехали все: Иван, Галина, две их маленькие дочки, мама и сестра прабабушки. 22 июня никто и не догадывался, что видит мужа-отца-зятя в последний раз.

«Расстрелян немцами», — сообщит через много лет архив Белоруссии. Семью прадеда угнали в Германию. Там в трудовом лагере Мидвайт у пекаря-немца женщины и дети Бойковы провели всю войну. Чтобы детей не забрали из семьи, бабушка постоянно мазала их зеленкой. «Больных» девочек не трогали и оставляли при матери. В 1945 году после освобождения Бойковы вернулись в Уфу, сохранив для потомков память об Иване. «Статный, высокий и стройный. Святое для него — семья: жена, мама, дети. Любил народные песни, частушки!» Такого мужчину, как прадед, прабабушка больше не встретила и замуж снова не вышла.


Обложка, фотографии: «Живая Победа»

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Асфальт, троллейбус и шедевры Эрмитажа: Как война изменила Свердловск
Асфальт, троллейбус и шедевры Эрмитажа: Как война изменила Свердловск Что эвакуация дала столице Урала
Асфальт, троллейбус и шедевры Эрмитажа: Как война изменила Свердловск

Асфальт, троллейбус и шедевры Эрмитажа: Как война изменила Свердловск
Что эвакуация дала столице Урала

Дети жертв Большого террора
Дети жертв Большого террора Что чувствуют и помнят те, кто добивается установки табличек в память о жертвах сталинских казней
Дети жертв Большого террора

Дети жертв Большого террора
Что чувствуют и помнят те, кто добивается установки табличек в память о жертвах сталинских казней

Крупнейшая коллекция поп-арта и зал уральских художников в новом центре искусств «Главный проспект»
Крупнейшая коллекция поп-арта и зал уральских художников в новом центре искусств «Главный проспект» Музей камня, ночная филармония и перформансы: Чего ждать от международной галереи на Ленина
Крупнейшая коллекция поп-арта и зал уральских художников в новом центре искусств «Главный проспект»

Крупнейшая коллекция поп-арта и зал уральских художников в новом центре искусств «Главный проспект»
Музей камня, ночная филармония и перформансы: Чего ждать от международной галереи на Ленина

Семьи репрессированных из Свердловска — о судьбе и арестах
Семьи репрессированных из Свердловска — о судьбе и арестах Монологи из книги «Большой террор в частных историях»
Семьи репрессированных из Свердловска — о судьбе и арестах

Семьи репрессированных из Свердловска — о судьбе и арестах
Монологи из книги «Большой террор в частных историях»

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Первая полоса

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Подпишитесь на рассылку