Уральский андеграунд 60-х: Кто такой Евгений Арбенев и что он сделал для искусства в Екатеринбурге Один из первых современных художников города — о концептуализме, новых граффити и Уральской биеннале

Уральский андеграунд 60-х: Кто такой Евгений Арбенев и что он сделал для искусства в Екатеринбурге

В 2019 году художественная жизнь Екатеринбурга крайне разнообразна и насыщена событиями: проходят фестивали уличного искусства, в музеях и галереях показывают работы современных художников. Авторов-концептуалистов знают в лицо и приглашают к сотрудничеству крупные бренды и девелоперы, даже уличные художники, работающие нелегально, могут спокойно рассказывать об этом на центральных площадках города. Но в 1960-1980-е годы неофициальным художникам и поэтам приходилось работать в подполье — благодаря их деятельности начала формировать независимая творческая среда Екатеринбурга, которую можно видеть сегодня.

Екатеринбургский музей изобразительных искусств и The Village начинают серию публикаций о творческом пути значимых художников из уральского андеграунда и их взглядах на актуальное современное искусство.

Первым неофициальным уральским художественным объединением в 1960–1970-е годы стала «Уктусская школа», участники которой занимались поиском новых форм в искусстве. Они отходили от академических традиций и обращались к наследию футуристов и абстракционистов, использовали приемы концептуализма. У них долгое время не было возможности показывать свои работы на официальных выставках, а выпускаемый ими в единственном экземпляре самодельный журнал «Номер» распространялся среди близких знакомых.

Один из «уктуссцев», Евгений Арбенев, переехал в Свердловск из Саратовской области в 1959 году, после службы в армии познакомился с художниками-основателями неформального объединения «Уктусская школа», — Анной Таршис и Валерием Дьяченко —и вскоре присоединился к ним. Параллельно с этим он работал в области промышленной графики, окончив Московский Полиграфический институт, и стал художественным редактором в журнале «Урал». В настоящее время является главным редактором газеты «Голос надежды».

Еще в 1960-е годы Арбенев начал заниматься кодированием литературы и попытками создания азбуки визуального языка. В своем творчестве он большое значение придает подсознательному и свободному искусству. Стартовав как художник-график, впоследствии он открыл для себя формат инсталляции и начал создавать композиции из бутылок.

Знакомство с участниками «Уктусской школы»

После службы в армии я пошел в изостудию Николая Чеснокова в ДК Железнодорожников. Там в 1964 году я познакомился с Валерой Дьяченко, с которым мы до сих пор общаемся, и Анной Таршис.

Сначала я увидел рисунки Анны, которые она принесла на очередную осеннюю выставку, и они меня поразили. Вроде бы ничего особенного, черно-белая графика, но это было увидено изнутри, а не с натуры нарисовано. Я запомнил один из рисунков — он назывался «Вырваться бы». В смысле вырваться из всего того, где она жила.

А потом я увидел ее: распущенные длинные волосы, очень живые глаза. Я буквально был ей очарован. Она совершенно гениальная женщина, необычайно одаренная. Занималась и музыкой, и рисованием, и литературой — в ней было все.


Меня привлек ржавый лист железа на улице, и я принес его на выставку. Поверх я положил узор, вырезанный из другого листа


С Валерой Дьяченко с осени 1965 года я начал работать во ВНИИТЭ (институте технической эстетики). Мы с ним участвовали в создании проектов, он на меня тоже сильно повлиял. Но он больше философ, рационалист, а Анна — это необузданная стихия.

Когда я познакомился с Анной, то стал понимать, что я ничто против ее одаренности, хотя мы были ровесниками. Потому что у меня три года в армии выпали из жизни, я там мог только газету «Правда» читать — и было два светлых пятна в виде поездок в художественные галереи. Это был сложный период. Но после знакомства с Таршис в 1966 году я стал искать свой путь.

Серия «Свободное падение геометрических тел». Лист № 1. 1986
Серия «Свободное падение геометрических тел». Лист № 2. 1986
Серия «Свободное падение геометрических тел». Лист № 3. 1986

Первые объекты

Когда я поступил в Полиграфинститут в 1966 году, то решил представить на выставке в студии Чеснокова работы, которые показывали мое перерождение в искусстве. Меня привлек ржавый лист железа на улице, я принес его на выставку. Поверх я положил узор, вырезанный из другого листа. И еще сделал скульптуру «Строй солдат», которую собрал из найденных реек с гвоздями, разобранных ящиков.

К этому моменту я уже вышел из неопределенности и показал эти работы выставочной комиссии, но у меня ничего не приняли. И я ушел из этой студии насовсем.

Поиск своего стиля и «Увиденное в мыслях»

Я еще продолжал поиски себя в искусстве и совершенно случайно пришел к созданию проекта «Увиденное в мыслях». Первые попытки были в 1967 году, когда я приехал на сессию в Москву. Например, когда я слышу звук самолета, то у меня возникает в голове изображение — и я тут же зарисовываю. Я бы назвал это натуралистическим искусством. Только я рисую не то, что видят мои глаза, а то, что возникает в голове.

Это реакция на внешние раздражители. И ее легко объяснить. Ночью на юге слышен звук самолета и рядом летит светлячок, мерцает, как самолет в небе. Я расслабленно лежу на разгоряченной гальке у моря, ноги слегка окатывает волна. И у меня помимо моей воли в голове появляется рисунок, эквивалентный моему внутреннему состоянию, которое я объяснить не могу.

О графике и академической живописи

Работа над товарными знаками перенесла меня в свободный мир графики. В этой узкой области графики, которую я выбрал, я чувствую себя как рыба в воде. Потому что я здесь все. А если взять живопись, то я так не могу, потому что там надо другое. Да и зачем я буду пейзаж рисовать? Мне понравилось — я сфотографирую его. Зачем я буду всю жизнь тратить на то, чтобы уподобиться фотоаппарату.

Поэтому я считаю, что предшествующие художники по большому счету несчастны. Даже Волович в какой-то степени до конца дней сохранил неудовлетворенность. Он ищет и ищет, а я нахожу всегда. Поэтому я счастлив, что я нахожу.

Эксперимент по исследованию творческих способностей

Во ВНИИТЭ я делал интересный эксперимент, получившийся совершенно спонтанно. Я взял черную детскую магнитную доску, к которой шел набор цветных фигурок. Из них я убрал те, что изображали конкретные образы — например, голову с глазами. Выбрал только чистые фигуры.

Эту доску я оставлял просто так на столе на работе. И эргономисты, художники, бухгалтера, которые ходили из отдела в отдел, замечали ее и за разговорами складывали композиции из фигур. Я затем это себе фиксировал. При этом женщина-бухгалтер сделала очень оригинальную композицию, а начальник отдела Слава Другов, который окончил художественное училище, сложил банальнейший трактор.

Для того, чтобы человек показал бессознательное, надо, чтобы творчество шло параллельно какому-то действию. Например, я стал коллекционировать бессознательные рисунки, которые человек чиркает во время разговора по телефону. Кто-то рисует все-таки фигуративные рисунки, а кто-то просто так — и на основании этих рисунков я уже стал составлять портрет человека. Например, когда закрытый человек говорит по телефону, он никогда ничего не рисует. А другие изображают то, что их больше всего волнует. У кого финансовые дела — так он пишет цифры, рубли.

Подсознательное искусство — потрясающая область.

«Свободное падение геометрических тел»

Триптих «Свободное падение геометрических тел» был сделан где-то на стыке науки и искусства. Меня интересовало, как будут падать треугольная, квадратная и круглая фигуры, которые имеют одинаковую площадь. Я постарался сделать эксперимент очень чисто: аккуратно накалывал фигуры иголочкой в одной точке. Потом убирал иголочку и не дышал, когда они падали. Старался, чтобы ни вздоха, ни дуновения ветра не было.

Я хотел определить, как влияет конфигурация фигур на траекторию их падения. И потом графически изобразить это движение при помощи прозрачных и массивных контуров.

Я люблю такие вещи, в которых присутствует рациональная основа, но при этом результат от тебя не зависит. Я очень люблю то, что от меня не зависит — например, то, как падают листья. И можно этим наслаждаться, изучать.

Азбука визуального языка

Во время работы во ВНИИТЭ я узнал о Василии Кандинском. Меня особенно потрясло стихотворение «Видеть». И позже я сделал структурный эскиз этого стихотворения, который только через двадцать лет окончательно оформил. Хотя искусствовед Татьяна Жумати оценила именно первоначальный эскиз, его концептуальность — то, что там были цифры, которые для меня были только техническими пометками.

Я ставил перед собой задачу создать азбуку визуального языка, начало которой положил Кандинский. Не только буквы или цифры, а именно новый язык. Люди должны реагировать на внутреннее содержание. Я изучал искусство детей и заметил, что независимо от того, в каком районе земного шара они родились, в их рисунках есть нечто общее. И я когда в детстве только брал в руки карандаш и рисовал человека — получался круг как голова, и из него торчали руки и ноги, как две кочерги. Это общее я и стал искать.

Изучая детские рисунки, думал, что, может быть, через это я вернусь к раскрепощенности, как Матисс. Он говорил, что всю жизнь стремился видеть мир глазами ребенка. Но он гениальный художник, он сумел. А я вот не сумел.

Работа грузчиком и журнал «Документ»

Как художник-дизайнер во ВНИИТЭ я сделал очень интересный проект оформление диспетчерского пункта Североуральского бокситового рудника. Мы летали в командировку на бокситовые рудники, спускались в шахты. Я вложил всего себя в этот проект и дошел до полного истощения. Мне так хотелось спать, прямо на улице упасть. И когда надо было проект представить, меня начальник отдела Слава Другов не выпустил на большой совет — я тут же уволился.

Потом устроился работать грузчиком в магазине «Хлебторг» на Восточной, 84. За два с половиной года я восстановился. Физическая работа была посильная: таскать лотки с хлебом да мешки с сахаром. И тогда я смог окончить институт. Например, надо было разгрузить четыре машины, а потом я садился читать или уходил в парк рисовать то, что нужно было по заданию.

Когда Анна Таршис с мужем Сергеем Сигеем уехали в Ейск, я остался один и общался только с Сашей Галамагой (художник, участник «Уктусской школы», — прим. ред.) — и мы начали делать журнал «Документ». Он представлял из себя своеобразный альбом-коллаж, в который я вклеивал то, что меня окружало: ценники на хлеб, какие-то записочки от заведующей магазина (вроде «Женя, принимай столько-то такого хлеба»), свои записочки, вырезки из газет. Из газеты «Известия» с последней страницы вырезал заметку о том, что американские астронавты высадились на Луну. Это была фиксация материального окружения. Потом я узнал, что многие девушки такие альбомы делают. Но они выбирают то, что им нравится, а я включал всю окружающую информацию.

О дневнике

Тогда я думал, что всю жизнь буду работать грузчиком в магазине. Но на последнем курсе оказалось, что я могу стать уже художественным редактором. Работы было настолько много, что я начал вести дневник — как снимок рабочего дня. Чтобы если меня спросят, чем я занимался, я мог показать буквально поминутно, что я делал.

Эту привычку я сохранил до сих пор. Получилось так, что дневник — это мой проект. И я на основании этих данных могу уже делать абстрактные графические произведения, которые с математической точностью фиксируют мою жизнь. Например, у меня есть проект, в котором я изобразил график своего сна за конкретный месяц. Черным обозначено время, когда я спал, а белым — когда бодрствовал.

Я очень люблю документальность, не люблю туда внедряться. Даже современные фильмы про войну, как правило, не смотрю, потому что не вижу сюжет, а вижу актера, которого измазали грязью. Я эту ложь не люблю. Я всегда говорю, что хотел бы не над вымыслом слезами облиться, а над тем, что я зафиксировал. Поэтому и веду этот дневник.

Иллюстрации-структуры к стихотворениям

Еще я делал иллюстрации-структуры к стихотворениям. Например, я сделал чертеж на тему «Шаганэ ты моя, Шаганэ». В свое время я безумно полюбил это стихотворение Есенина и выявил в нем всю закономерность повторения слов. Или стихотворение Фета «Шепот, робкое дыханье…» состоит только из существительных и прилагательных. И я закодировал структуру: существительные — черными кружочками, прилагательные — белыми. И вот из такого примитивного кодирования возникла картина. И в этой картине — состояние той среды, которое воспринял Фет. Будто мерцание воды.

Экспериментальная выставка на Сурикова, 31

В 1987 году я был одним из организаторов выставки на Сурикова, 31. Я рад, что Валера Дьяченко дал мне возможность сделать экспозицию в одной из комнат. Я отказался от стандартной развески и сделал свободную композицию. В центре комнаты я поставил вешалку, от которой растянул по углам лески, и на них повесил работы Таршис, Сигея. Мои работы отдельно стояли. А потом художники, которые приходили, оставляли свои картины у стен или просто на полу.

Тогда же я начал делать инсталляции из бутылок. Совершенно случайно, под влиянием внешней среды. У нас дома на балконе накопилась куча бутылок от болгарских консервов, которую не принимали на переработку. Для выставки сначала я думал их просто разложить на полу, чтобы они катались и мешали. Но Валера не разрешил из соображений безопасности. Тогда я сделал строгую композицию, поместив в каждую бутылочку записку со своим автографом. Бутылки можно было взять на память, разбирали в основном пятилитровые.


Работа над товарными знаками перенесла меня в свободный мир графики. В этой узкой области графики, которую я выбрал, я чувствую себя как рыба в воде. Потому что я здесь все


Я даже не осознавал, почему это сделал. Подписал работу: «Образцы непринимаемой посуды». Меня это как обывателя беспокоило, что отечественную посуду принимают, а болгарскую нет. Сначала удивился, что работа получила такой резонанс — даже в «Уральском рабочем» написали про нее. Только потом до меня дошло, что это получился удачный образ: непринимаемая посуда на выставке непринимаемого ранее искусства.

А через год на другой выставке творческого объединения «Сурикова, 31», уже в Свердловском музее изобразительных искусств (ныне ЕМИИ — прим. ред.), я представил скульптуру «СПИД» и композицию «Читая газету „Правда“», для которой я в течение месяца красной гуашью обводил в газете только то, что действительно читал. Но потом мне пришлось снять все эти работы в знак протеста против того, что не допустили к показу на выставке объект Николая Федореева «Коммунист Б. Н. Ельцин» и фоторепортаж Алексея Гордиенко о митинге на площади 1905 года в поддержку Ельцина. Многие другие художники протест поддержали. Год назад на Сурикова, 31 ни одной работы не сняли, выдержали — а здесь организаторы сдались. После этого я ушел из объединения «Сурикова, 31», для меня оно перестало существовать.

Об Уральской индустриальной биеннале

Я очень внимательно смотрел выставки и в бывшей гостинице Исеть, и на Приборостроительном заводе. Отдельные вещи мне нравились, но далеко не все.

Мне кажется, эти произведения современного искусства надо показывать в чистой среде, в прекрасных выставочных залах. А там были убогие оборванные стены. Надо, чтобы даже грязь смотрелась жемчужиной, потому что именно художник эту грязь увидел и поместил здесь. Чтобы не ассоциировалось с тем, что эта грязь просто со стены упала.

А в этих обреченных залах я бы разместил реалистическую, академическую живопись. Или то, что делают в Союзе художников. Тогда был бы сильный контраст. А так ободранное пространство и современные работы друг друга убивают.

Интересно, какая площадка будет на Оптико-механическом заводе. Раз завод действующий, то это наверняка не обреченный вид.

Заборная графика

А вот на стенках общественных туалетов в московском Полиграфинституте, где каждая кабинка закрывается, потрясающие рисунки были. Эротического характера, не похабные. Например, женщина с голой ножкой в чулке в сеточку. Вот мы на занятиях рисуем с натуры, мучаем себя — и получается мертвячина. А в этих рисунках такой заряд энергии, жизни.

Это следы настоящего, человеческого изобразительного искусства. Те, кто рисовал эти вещи — чаще всего молодежь — были сексуально не удовлетворены. И таким образом они себя реализовывали: «А вот я сейчас нарисую! И слово из трех букв напишу, пока никто не видит!».


Вообще я ценю любые оригинальные проявления, независимо от их формы. Например, один художник надписи на крышах делает, их с самолета видно


В тот период я ходил с фотоаппаратом «Зенит» и фотографировал на улицах черно-белые рисунки на стенах, эротического характера. Я один из выпусков журнала «Клип» полностью иллюстрировал заборной графикой и даже небольшую статью о ней написал.

А сейчас они исчезли, видимо какое-то бесполое поколение идет. Сейчас чаще встречаются закодированные слова, как правило, на латинской основе. Тоже гениально сделано, красочные вещи. Я ими тоже любуюсь и иногда фотографирую. Композиции уличных художников красивые и мастерски сделаны, но исчез тот заряд энергии.

Об уличном искусстве

Меня интересует, прежде всего, красота композиции. Я пытаюсь прочитать то слово, которое закодировано. А бывает сложно. Какую же надо иметь фантазию, чтобы слово преобразить в картину за счет цвета, формы.

Но ценю я любые оригинальные проявления, независимо от их формы. Например, один художник надписи на крышах делает, их с самолета видно (возможно, речь про Тиму Радю, — прим. ред.). Или Анатолий Вяткин, с которым я познакомился в январе этого года, он сделал памятник клавиатуре. Он сам принимал участие в том, чтобы отливать эти кнопки. Это колоссальный труд. И сама идея прекрасная, конечно.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Бессмертие: О чем будет новая Уральская биеннале
Бессмертие: О чем будет новая Уральская биеннале Тема, куратор и даты проведения 5-й международной выставки современного искусства в Екатеринбурге
Бессмертие: О чем будет новая Уральская биеннале

Бессмертие: О чем будет новая Уральская биеннале
Тема, куратор и даты проведения 5-й международной выставки современного искусства в Екатеринбурге

Роджер Баллен — о том, как стать успешным коммерческим фотографом и выставляться в галереях
Роджер Баллен — о том, как стать успешным коммерческим фотографом и выставляться в галереях Автор клипов Die Antwoord рассказывает The Village Екатеринбург, как превратить хобби в арт-бизнес
Роджер Баллен — о том, как стать успешным коммерческим фотографом и выставляться в галереях

Роджер Баллен — о том, как стать успешным коммерческим фотографом и выставляться в галереях
Автор клипов Die Antwoord рассказывает The Village Екатеринбург, как превратить хобби в арт-бизнес

С 1990 до 2018: Как художники приучали Екатеринбург к уличному искусству
С 1990 до 2018: Как художники приучали Екатеринбург к уличному искусству Монологи с городом — от Cтарика Букашкина до фестиваля «Карт-Бланш»
С 1990 до 2018: Как художники приучали Екатеринбург к уличному искусству

С 1990 до 2018: Как художники приучали Екатеринбург к уличному искусству
Монологи с городом — от Cтарика Букашкина до фестиваля «Карт-Бланш»

Кто и зачем превращает в креативный кластер Дом Маклецкого на Первомайской — Тургенева
Кто и зачем превращает в креативный кластер Дом Маклецкого на Первомайской — Тургенева Раз в месяц центр будет открывать по этажу со своей спецификой
Кто и зачем превращает в креативный кластер Дом Маклецкого на Первомайской — Тургенева

Кто и зачем превращает в креативный кластер Дом Маклецкого на Первомайской — Тургенева
Раз в месяц центр будет открывать по этажу со своей спецификой

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Никакой окрошки: 4 рецепта летних холодных супов

Современные толкинисты

Как BelkaCar сумела удержаться на рынке каршеринга

26 событий недели

Saro на Петроградской стороне

Первая полоса

Никакой окрошки: 4 рецепта летних холодных супов
Никакой окрошки: 4 рецепта летних холодных супов
Никакой окрошки: 4 рецепта летних холодных супов

Никакой окрошки: 4 рецепта летних холодных супов

Современные толкинисты

Современные толкинистыПотратить 400 тысяч рублей на костюмы и построить ролевую семью

Современные толкинисты

Современные толкинисты Потратить 400 тысяч рублей на костюмы и построить ролевую семью

Как BelkaCar сумела удержаться на рынке каршеринга
Как BelkaCar сумела удержаться на рынке каршеринга И смогла значительно вырасти после локдауна
Как BelkaCar сумела удержаться на рынке каршеринга

Как BelkaCar сумела удержаться на рынке каршеринга
И смогла значительно вырасти после локдауна

26 событий недели
26 событий недели Спектакль про 90-е и постановка в темноте, винтажный маркет и выставка хай-тек-арта в Новой Третьяковке
26 событий недели

26 событий недели
Спектакль про 90-е и постановка в темноте, винтажный маркет и выставка хай-тек-арта в Новой Третьяковке

Saro на Петроградской стороне
Saro на Петроградской стороне Авторская кухня Марии Дементьевой в очень красивом ресторане
Saro на Петроградской стороне

Saro на Петроградской стороне
Авторская кухня Марии Дементьевой в очень красивом ресторане

От ласт до пляжного коврика
Промо
От ласт до пляжного коврика 10 вещей, которые пригодятся вам этим летом
От ласт до пляжного коврика
Промо

От ласт до пляжного коврика
10 вещей, которые пригодятся вам этим летом

Теперь и косметика: Магазин шведской марки Byredo на Малой Бронной
Теперь и косметика: Магазин шведской марки Byredo на Малой Бронной
Теперь и косметика: Магазин шведской марки Byredo на Малой Бронной

Теперь и косметика: Магазин шведской марки Byredo на Малой Бронной

Как получить QR-код для походов в кафе

И что делать тем, кто сделал только первую прививку

Как получить QR-код для походов в кафе
И что делать тем, кто сделал только первую прививку

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

«Я пришел поработать курьером на время карантина, но так и остался»
«Я пришел поработать курьером на время карантина, но так и остался» Почему люди не хотят бросать доставку
«Я пришел поработать курьером на время карантина, но так и остался»

«Я пришел поработать курьером на время карантина, но так и остался»
Почему люди не хотят бросать доставку

Как выбрать освещение для дачного участка
Как выбрать освещение для дачного участка
Как выбрать освещение для дачного участка

Как выбрать освещение для дачного участка

По рекам и каналам: 5 ресторанов на корабликах в Петербурге
По рекам и каналам: 5 ресторанов на корабликах в Петербурге Спасаемся от жары на воде
По рекам и каналам: 5 ресторанов на корабликах в Петербурге

По рекам и каналам: 5 ресторанов на корабликах в Петербурге
Спасаемся от жары на воде

Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему
Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему И истинном масштабе насилия в России
Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему

Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему
И истинном масштабе насилия в России

Где есть кюфту в Москве
Где есть кюфту в Москве
Где есть кюфту в Москве

Где есть кюфту в Москве

Лучшая экоинициатива, по версии горожан
Спецпроект
Лучшая экоинициатива, по версии горожан Как далеко вы готовы зайти ради экологии
Лучшая экоинициатива, по версии горожан
Спецпроект

Лучшая экоинициатива, по версии горожан
Как далеко вы готовы зайти ради экологии

Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино
Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино Мистика Шьямалана, грусть Ланы дель Рей, страх Джулианны Мур и хтонь Дельфина
Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино

Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино
Мистика Шьямалана, грусть Ланы дель Рей, страх Джулианны Мур и хтонь Дельфина

«Как я ревакцинировался»
«Как я ревакцинировался» Можно ли сейчас прийти в поликлинику за новой дозой вакцины
«Как я ревакцинировался»

«Как я ревакцинировался»
Можно ли сейчас прийти в поликлинику за новой дозой вакцины

На улице плюс 32: Вам нужен портативный кондиционер или ручной вентилятор
На улице плюс 32: Вам нужен портативный кондиционер или ручной вентилятор
На улице плюс 32: Вам нужен портативный кондиционер или ручной вентилятор

На улице плюс 32: Вам нужен портативный кондиционер или ручной вентилятор

Гид по капремонту вашего дома
Гид по капремонту вашего дома Как покрасить подъезд в любимый цвет и сделать в доме прозрачные двери
Гид по капремонту вашего дома

Гид по капремонту вашего дома
Как покрасить подъезд в любимый цвет и сделать в доме прозрачные двери

Какую колонку выбрать этим летом
Промо
Какую колонку выбрать этим летом Для дома, прогулок и вечеринок у бассейна
Какую колонку выбрать этим летом
Промо

Какую колонку выбрать этим летом
Для дома, прогулок и вечеринок у бассейна

Подпишитесь на рассылку