26 июня, воскресенье
Москва
Войти

«Нужно помочь друг другу не сойти с ума»: Что происходит с независимыми галереями в Петербурге

«Нужно помочь друг другу не сойти с ума»: Что происходит с независимыми галереями в Петербурге

После начала «спецоперации» серьезные трудности возникли почти во всех сферах культуры. В Петербурге переносят и отменяют международные выставки, театральные проекты и кинофестивали, а отдельные институции вовсе приостанавливают свою деятельность. Поставленная на паузу культурная жизнь не могла не отразиться и на галереях, которым сейчас, кажется, особенно тяжело — ситуация перманентного кризиса явно не способствует развитию арт-рынка. The Village поговорил с представителями двух очень не похожих друг на друга галерей — Anna Nova и Kunsthalle nummer sieben — и рассказывает, что происходит с независимыми галереями прямо сейчас.

«Стыд»

Почти сразу после начала «спецоперации» несколько культурных институций объявили о приостановке деятельности на неопределенный срок. Например, так поступил петербургский Музей стрит-арта — гигантская выставочная площадка на территории завода слоистых пластиков с, пожалуй, лучшей коллекцией российского уличного искусства и паблик-арта. Закрылся (физически и виртуально) проект «Стыд» — экспериментальная галерея в здании бывшей военно-картографической фабрики на набережной Пряжки, где на 20 квадратных метрах устраивали смелые иммерсивные выставки. В посте, посвященном закрытию проекта, кураторы объяснили решение тем, что слово «стыд» больше нельзя использовать иронически.

Одна из основательниц «Стыда», арт-критик и куратор Александра Генералова в своем телеграм-канале так комментирует перспективы галерей: «Я уверена, что галерейно-частный сектор современного искусства в России доживает свои последние месяцы, прежде чем осознать, что дальнейшая деятельность в этом поле не имеет ни финансовых, ни смысловых ресурсов. Я надеюсь, что в дальнейшем институции продолжат работать исключительно в режиме помощи своим российским художникам, хотя бы банально с поиском резиденций и оформлением документов».

Что-то подобное происходит уже сейчас. Так свой новый выставочный проект на неопределенный срок отложила экспериментальная галерея Kunsthalle nummer sieben, созданная объединением «Север-7». А само помещение на Петроградской стороне команда превратила в своеобразный центр взаимопомощи для художников — клуб для общения и совместного творчества с занятиями по английскому, открытыми матерскими и библиотекой.


Александр Цикаришвили

Сооснователь и сокуратор арт-группы «Север-7» и галереи Kunsthalle nummer sieben

Все наши планы полностью обнулились. То есть сам разговор о них в терминах нашей прошлой умершей действительности потерял смысл. Сейчас необходимо переосмыслять не только программы, но и основания для собственного существования — как в художественном поле, так и вообще.

«Кунстхалле нумер зибен» не является галереей в классическом понимании, у нас не было долговременного выставочного плана, но все же какой-то он был. Мы отменили пока ближайшие выставки и стали менять формат галереи. Общаясь с друзьями-художниками, поняли, что все они находятся в «состоянии замирания», все в шоке, напуганы, растеряны, нужно было всех собирать, общаться, успокаивать и успокаиваться. Мы сделали в помещении галереи клуб для общения, клуб по интересам, курсы английского, открытые мастерские по скульптуре, библиотеку… Сейчас важнее поддержка, понимание того, что ты не один, что есть единомышленники. Также мы возобновили и переформатировали нашу инициативу ШАРППС-7 (Школа активного рисования и перформативного позирования «Север-7») в ШААВРППС-7 (Школа активного антивоенного рисования и перформативного позирования «Север-7»), ставим постановки и рисуем все вместе — точнее, пытаемся.

Общаясь с друзьями-художниками, мы поняли, что все они находятся в «состоянии замирания», все в шоке, напуганы, растеряны. Нужно было всех собирать, общаться, успокаивать.

Думаю, сейчас все художники чувствуют, что почва полностью ушла из-под ног, то есть они ощущают потерю оснований для художественного высказывания и высказывания вообще. Это, конечно, приведет к огромному кризису в искусстве, с одной стороны, но и, надеюсь, к какому-то важному скачку в развитии в будущем. Сейчас мы видим роль галерей и независимых пространств, прежде всего в организации взаимопомощи и объединении. В первую очередь нужно помочь друг другу не сойти с ума.

Очень сложно прогнозировать что-либо сейчас. Мы считаем, что пока есть возможность, нужно работать с поправками на сегодняшнее положение. Наша галерея — живой организм, он будет вести себя согласно изменениям в обстановке. Естественно, мы против *запрещенное слово* и политики Пу. Сейчас понятно, что манифест галереи — выставка «МОРМИР», где мы говорили о постапокалиптическом настроении, одиночестве, периоде после войны и проживании в бомбоубежище-бункере. Все наши самые фантастические выдумки становятся реальными, и мы проживаем этот период в бомбоубежище галереи. Мы продолжим искать формат, наиболее полезный для художников и эффективный для взаимной поддержки и объединения.

Первая сессия школы активного антивоенного рисования и перформативного позирования

Вопросом о том, что ждет галереи в будущем, сейчас в принципе сложно задаваться. В условиях, когда самое худшее в глобальном плане уже происходит, сложно сосредоточиться на узких проблемах арт-рынка. Надеюсь, вскоре мы будем выстраивать какую-то логику художественного производства заново.

Сложно говорить об искусстве, когда люди умирают. Я думаю, что надо это остановить, а потом — если мы еще сможем говорить — будем говорить на языке искусства.

Я как художник вышел из подвала галереи «Север-7» и в него же вернулся — в «Кунстхалле» (галерея находится в подвале жилого дома. — Прим. ред.), после нескольких десятков лет творческой работы. Рынка современного искусства в России не было, был некий местный симулякр, в международном диалоге мы не участвовали в полной мере, жили сами в себе. А теперь вовсе образовалась воронка, все связи разорваны и утрачены: коллекционеры уехали, музеи молчат, боятся.


«Образы смутные»

Полностью жизнь в галереях, конечно, не прекратилась. Часть институций на ходу меняет планы и корректирует выставочные проекты. Неожиданно актуально, например, сейчас смотрится проект в галерее Марины Гисич, посвященный творчеству объединения PARAZIT, более 20 лет выживающему на локальной арт-сцене на чистом энтузиазме и почти без какой-либо институциональной поддержки.

В MYTH Gallery недавно открылась выставка «Образы смутные», проект четырех художниц — Анны Афониной, Лизы Бобковой, Алины Глазун и Ульяны Подкорытовой, — посвященный природе тревоги и гнева. Ключевой работой здесь стал объект-зеркало Алины Глазун, рифмующей образ из русских сказок с реальностью, где каждый россиянин теперь по несколько раз в день читает сводки новостей на своем смартфоне.

В попытке осмыслить актуальную повестку куратор Лизавета Матвеева собирает другую групповую выставку «Превращения», которая откроется в NAME Gallery в апреле. Основой проекта станет условное переосмысление мема «Ничего не происходит» — идея эскапизма и ухода от реальности в вымышленные миры.

В галерее Anna Nova, где сейчас идет совместная выставка Устины Яковлевой и финской художницы Сильвии Явен «The Storyteller», рассказывают, что часть проектов пришлось перенести по экономическим и политическим причинам. Это касается в том числе выездных выставок, которые должны были пройти в Новой Третьяковке и Московском музее современного искусства.


Лилиана Маррэ

директор галереи Anna Nova

Мы, как и большая часть граждан Российской Федерации, были шокированы 24 февраля. Сложно передать словами те эмоции, которые ты испытываешь, узнав, что в пять утра твоя страна начала «спецоперацию». В этот момент в галерее продолжался монтаж парной выставки российской и финской художниц, Устины Яковлевой и Сильвии Явен, «The Storyteller», который был реализован при поддержке Института Финляндии в Санкт-Петербурге. Этот проект мы готовили больше года. Открытие планировалось 4 марта, но, естественно, в такой ситуации мы решили его не проводить, несмотря на то, что тематика проекта очень созвучна тем ценностям, которые мы сегодня стараемся сохранить.

Безусловно, наш выставочный план изменился. Многие выставки отменились или перенеслись по разным причинам — от экономических до политических. Например, был перенесен проект финалистов конкурса Nova Art 8 Юлии Вергазовой и Николая Ульянова. Также нам пришлось отказаться от крупной ретроспективной выставки нашего нового художника Дмитрия Маркова. Отменился и проект значимого немецкого художника, переговоры с которым шли более полугода. Особенно болезненными стали переносы масштабной ретроспективной выставки Андрея Кузькина «Избавление», которая должна была состояться в Новой Третьяковке, и персонального проекта Ильи Федотова-Фёдорова «Human Zoo» в Московском музее современного искусства. На какой срок — пока не ясно.

Многим галереям, как коммерческим институциям, сейчас будет довольно сложно — это единственное, что можно сказать уверенно. Отток покупателей, заморозка или отмена зарубежных проектов, разрыв отношений с иностранными партнерами — все это повлияет на репрезентацию российского искусства на международном арт-рынке, а соответственно, и на интересе к русским художникам, и, как следствие — на их финансовом благосостоянии. Также сужается круг тем, к которым могут обращаться художники в своих работах, происходит самоцензурирование. А ведь главная ценность современного искусства — его актуальность.

Сужается круг тем, к которым могут обращаться художники в своих работах, происходит самоцензурирование. А ведь главная ценность современного искусства — его актуальность.

Очевидно, что на данный момент о покупке произведений искусства международными клиентами можно забыть, так как повысились цены на транспортировку и страховку работ. Будет сложно получить даже оплату за уже проданные работы, учитывая введенные санкции против России. Вся коммуникация с международными коллегами и партнерами была поставлена на паузу, и пока мы не знаем, когда сможем вернуться к переговорам о зарубежных проектах.

Большинство галеристов с февраля находятся в растерянности. Наш бизнес зависит как от общего экономического положения в стране, так и от позиции государства по международным вопросам. Какой-либо прогноз о развитии отечественного арт-рынка, который лишь недавно начал показывать долгожданный стабильный рост, сейчас дать невозможно.

Для нашей галереи горизонт планирования сократился. Мы постепенно пересматриваем все процессы, опираясь на возможные варианты развития локального рынка. Уже сегодня, учитывая актуальную повестку, все равно стараемся продумывать новые проекты, разрабатывать внутренние меры по поддержке наших художников, а также создавать специальные мероприятия. Например, в апреле у нас в галерее пройдет public-talk, посвященный осмыслению текущего положения современного искусства в России. В нынешних реалиях важно действовать как комьюнити, а не как отдельные компании и люди, выживающие по одиночке.


Фотографии: обложка — Виктор Юльев, 1 — Kunsthalle nummer sieben, 2 — MYTH Gallery, 3 — Anna Nova

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Kunsthalle nummer sieben: Как устроена галерея арт-группы «Север-7»
Kunsthalle nummer sieben: Как устроена галерея арт-группы «Север-7» «Мы хотим дать молодым художникам возможность делать то, что они хотят»
Kunsthalle nummer sieben: Как устроена галерея арт-группы «Север-7»

Kunsthalle nummer sieben: Как устроена галерея арт-группы «Север-7»
«Мы хотим дать молодым художникам возможность делать то, что они хотят»

Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»
Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд» «Это не выставки — это иммерсивные спектакли на минималках»
Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»

Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»
«Это не выставки — это иммерсивные спектакли на минималках»

Что происходит с российскими музеями после начала *****: «Это будет даже не Средневековье»
Что происходит с российскими музеями после начала *****: «Это будет даже не Средневековье»
Что происходит с российскими музеями после начала *****: «Это будет даже не Средневековье»

Что происходит с российскими музеями после начала *****: «Это будет даже не Средневековье»

Тэги

Сюжет

Места

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

6 причин, почему разваливаются отношения

Первая полоса

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту С минимальными потерями
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
С минимальными потерями

6 причин, почему разваливаются отношения
6 причин, почему разваливаются отношения Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»
6 причин, почему разваливаются отношения

6 причин, почему разваливаются отношения
Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей В нем участвуют рестораны из пяти городов России
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
В нем участвуют рестораны из пяти городов России

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****» The Village начинает публиковать литературные тексты
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
The Village начинает публиковать литературные тексты

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние Собрали лучшие кадры астрономического явления
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Собрали лучшие кадры астрономического явления

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

Гид по Beat Film Festival 2022
Гид по Beat Film Festival 2022 Что получилось привезти в этом году
Гид по Beat Film Festival 2022

Гид по Beat Film Festival 2022
Что получилось привезти в этом году

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»

Подпишитесь на рассылку