26 мая, четверг
Москва
Войти

Факультет печальных вещей: Что можно узнать из выставки Музея Москвы о ВХУТЕМАСе — месте, где зародился советский дизайн

Факультет печальных вещей: Что можно узнать из выставки Музея Москвы о ВХУТЕМАСе — месте, где зародился советский дизайн

Столовка. В 1925 году это слово на шуточной стенгазете-карте московских Высших художественно-технических мастерских нетвердой рукой вывел 22-летний очкастый пермяк Анатолий Григорьев, первокурсник скульптурного факультета ВХУТЕМАСа-ВХУТЕИНа. Девяносто шесть лет спустя на затертую ластиком крошечную надпись — надо еще ухитриться разглядеть! — смотрю я, очкастый 28-летний нижегородец Лев Левченко, тоже некогда первокурсник, но двух разных филфаков (с обоих был исключен — за глупость). Смотрю и думаю: «Ну вот и все». Единственное, что вызывает у меня хоть какие-то мысли на этой огромной, очень подробной выставке, приуроченной к 100-летию ВХУТЕМАСа-ВХУТЕИНа, — это надпись «столовка», сделанная почти век назад каким-то из их студентов. И мысли эти такие: «Ого, они тоже называли это столовка».

«ВХУТЕМАС 100. Школа авангарда»


Когда

10 ноября — 11 апреля

Где

Музей Москвы

Сколько

400 рублей

Что было бы очень несправедливо — и по отношению к самому учебному заведению, и по отношению к выставке. Потому что, да, в целом это просто детальнейшая выставка про устройство вуза — ну, не вуза даже, а, если сильно упрощать, чего-то вроде смеси ПТУ с художкой. С лучшими на тот момент преподавателями-художниками — Лисицским, Родченко, Весниным, Поповой, — но все же с чисто прикладной задачей: обучить первое поколение советских дизайнеров в самом широком смысле слова — от архитекторов и скульпторов до верстальщиков и мебельщиков.

Александра Селиванова, куратор: «Первое, что видят посетители, когда попадают в пространство выставки, — не работы студентов ВХУТЕМАСа, а картину Владимира Маяковского „Сидящая натурщица“. Эта абсолютно традиционная работа будущего радикального поэта знаменует собой условную границу между старым художественным образованием и новым, основы которого сформировались во ВХУТЕМАСе».

А что мы знаем про советский дизайн? Да, отношение к нему начало меняться — массивные ДСП-серванты, один из которых я сам с огромной радостью вынес на помойку лет десять назад, теперь продаются за приличные деньги на «Авито», а дети катаются на заниженных «Шахах» — но это явление не массовое: для нас советский дизайн — это все еще, как писал Кабаков, «плохая вещь». Разваливающаяся, но при этом массивная, выкрашенная в дурной цвет — ну, понимаете, как школьная парта или ржавые качели во дворе. Или — если идти дальше, а многие идут — старые вагоны электричек, не сильно изменившиеся в конструктиве с 80-х «Нивы» и дома, причем все: от авангарда 20-х до постмодернизма 80-х.

Александра Селиванова, куратор: «Главное, что этот институт привнес в отечественное художественное образование, — пропедевтический курс, где студентов всех специальностей учили так называемой азбуке искусства — работе с композицией, цветом, пространством и объемными объектами. Именно основному отделению ВХУТЕМАСа посвящен центральный раздел выставки. Вводных дисциплин было четыре: „Пространство“, „Объем“, „Графика“ и „Цвет“».

Тем удивительнее, бродя по выставке в Музее Москвы, понимать, в какой живой и бодрой среде этот дизайн зарождался. Аналогии с «Гарри Поттером» — нету большей пошлости, но, послушайте, это реально был раннесоветский Хогвартс. Во ВХУТЕМАС спокойно принимали не только потомственных художников — а таких было предостаточно, — но и простых людей с улицы, того же Григорьева. Вхутемасовцы подтрунивали над своими объективно великими преподавателями в спектакле «Хождения по мукам вхутемаски». Они выпускали стенгазеты и даже всамделишние зины с названиями типа «Нашгаз». Фотографировались голыми, как студент факультета деревообработки Абрам Дамский. Вписывали в общаге незадолго до смерти великого поэта Хлебникова (из-за нехватки места футурист спал на столе). Студентки-вхутемаски даже образовали в мастерских что-то вроде сестринства. И это только из того, что на поверхности — на выставке, как и всегда у курировавшей ее Александры Селивановой, десятки и сотни фотографий, документов, аудиозаписей с ежедневным бытом студентов.

Александра Селиванова, куратор: «„Пространство“ — дисциплина, разработанная архитектором Николаем Ладовским. Его революционное предложение — первым делом создавать объемные макеты, которые после нужно было превратить в чертежи, а затем наполнить функцией. Например, спроектировать мост, станцию, газетный киоск. Столетиями архитекторы использовали макет как способ визуализировать перед заказчиком финальную версию проекта, но Ладовский сделал его первым шагом проектирования. Среди экспонатов — реконструкции инструментов-тренажеров из знаменитой психотехнической лаборатории Ладовского, в которой однажды побывал даже архитектор Ле Корбюзье (говорят, кое-какие упражнения он так и не смог осилить)».

Но этот Хогвартс был таким, странным. Хогвартс во время войны — период расцвета ВХУТЕМАСа пришелся на первые несколько лет после революции: одни из самых страшных в истории России. Голод, нищета, Гражданская война, красный террор: многие не выдерживали даже во ВХУТЕМАСе — в начале 20-х курсы приобрели известность из-за резкого скачка самоубийств среди студентов, но даже это явление там называли не без иронии — «есененщиной». И это не говоря о том, что многим из выпускников еще только предстояло — кому-то был уготован фронт, кому-то лагеря (иногда и то и другое).

Александра Селиванова, куратор: «Один из самых заметных объектов в зале скульптурного факультета — реконструкция „Головы рабочего“ скульптора Владимира Кудряшёва. Дело в том, что от студентов здесь ждали не камерных работ, а монументальных объектов. Такую голову можно было увидеть в оформлении площади к какому-нибудь городскому празднику. Специально для выставки скульптор Иван Орлов воссоздал ее каркас, который и сам по себе уже готовое произведение искусства».

СССР часто и не без причин называют инфантильной страной, но эта инфантильность студентам ВХУТЕМАСа стоила довольно дорого — поэтому, может быть, не совсем прав был Кабаков, называя советские вещи, во многом придуманные студентами ВХУТЕМАСа, их учениками и последователями, плохими? Может быть, они не плохие, а, не знаю, печальные?

Александра Селиванова, куратор: «Самые впечатляющие архитектурные проекты — „Летающий город“ Георгия Крутикова и „Институт библиотековедения имени В. И. Ленина“ Ивана Леонидова. Влияние последнего на свои проекты публично признавали Заха Хадид и Рем Колхас».

Абрам Дамский фотографировался во время учебы голым на пляже, а потом стал не только папой советских светильников, большим начальником на заводе «Электросвет» (если вы живете в Москве, вы хотя бы раз в неделю проходите под его светильниками на станциях Кольцевой линии), но и фронтовиком — передался ли его странный жизненный опыт дизайну? Есть же в этих футуристичных, но устаревших еще до выхода советских светильниках хоть на «Октябрьской», хоть с «Авито» что-то такое, печальное. Как и, например, в последней работе бывшего главного архитектора Москвы и выпускника ВХУТЕМАСа 1917 года Дмитрия Чечулина — Доме Советов, его полувековой мечте с этой башенкой с часиками, по которой потом палили с Новоарбатского моста из танков.

Александра Селиванова, куратор: «Место экспериментам нашлось и на керамическом факультете, где создали детскую посуду и посуду для фабрик-кухонь, а также выполнили монументальное керамическое панно для Кожевнических бань в Москве».

Даже скульптор Григорьев из начала текста, который стенгазету делал, — вот он в 30-е лепит Ильича из снега на Потылихе, вот увлекается Индией и Древним Египтом, вот ваяет летчиков-героев во время войны, вот женится на Ариадне Арендт, а потом — бум — 1948-й, арест за участие в антисоветском теософском подполье, Воркутлаг. Отпустили, слава богу, но только в 1953-м. В 30-е он еще сделал барельеф на фасаде яслей Горьковского автозавода на улице Челюскинцев, в трех кварталах от которых, на Краснодонцев, я родился и прожил большую часть жизни.

Александра Селиванова, куратор: «В экспозиции живописного факультета, кроме всего прочего, представлена фотохроника грандиозного карнавала 1929 года под названием „Советский Союз — оплот мировой революции“, для которого студенты придумывали маски и агитустановки. Также здесь можно найти картины разных школ — „машковцев“, „истоминцев“, „фальковцев“ и увидеть, что многие известные художники в студенческое время экспериментировали».

Там, на барельефе, и правда Египет: только вместо богов, рабов, пирамид и что там еще было — совершенно советские голые дети на табуретках, тоже советских таких, пионеры с дуделками, только что посаженный куст тополя, словно срисованный с того, что только что посадили в соседнем сквере, и силуэт паровозика — нет, это не плохая вещь. Печальная, но воодушевляющая одновременно — как слово «столовка». Или весь остальной материальный мир, спроектированный вхутемасовцами — неунывающими вечными детьми своей трагической, но энергичной эпохи.

Фотографии: Alexey Narodizkiy / ВХУТЕМАС

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Под колпаком: Гид по тропическим оранжереям Москвы
Под колпаком: Гид по тропическим оранжереям Москвы
Под колпаком: Гид по тропическим оранжереям Москвы

Под колпаком: Гид по тропическим оранжереям Москвы

Тиктокеры против галеристов: что TikTok делает с современным российским искусством?
Тиктокеры против галеристов: что TikTok делает с современным российским искусством? «Пластмассовый мир победил»
Тиктокеры против галеристов: что TikTok делает с современным российским искусством?

Тиктокеры против галеристов: что TikTok делает с современным российским искусством?
«Пластмассовый мир победил»

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

Подпишитесь на рассылку