«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

В издательстве «Альпина нон-фикшн» вышла книга «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений» о том, как милитаризованные наука и техника, а также сам человек ориентированы на причинение людям наибольшего урона и страданий. The Village публикует главу из книги.

На войне человек является как оружием, так и мишенью. Война — это сфера интенсивного взаимодействия, где физические возможности человека доводятся до предела, а ранение служит ключевой формой доказательства, как научного, так и политического. Раненый человек — это свидетельство победы или поражения. Это еще и научное свидетельство возможностей и ограничений организма. В биологии и медицине, сосредоточенных на возможностях человека с точки зрения войны, очень ясно видна двойственная природа знаний о том, как исцелять и поражать. Они сплетены так тесно, что их бывает трудно разделить.

В XX веке ученые и врачи, стремящиеся решить задачи современных вооруженных сил, начали создавать детальную картину человеческого организма как мишени. Они выискивали наилучшие способы как его разрушения, так и поддержания функционирования, чтобы позволить человеку продолжить уничтожение других людей. В каком-то смысле это очевидно, но не тривиально для нашего понимания войны и современных биомедицинских наук.

Чтобы показать, как развертывался этот процесс, я обращаюсь к области биомедицины, где подобный взгляд очень важен. Я рассматриваю развитие авиационной медицины, полевые исследования тяжело раненных на передовой во время Второй мировой войны, исследования на экспериментальном поле боя во время войны в Корее и попытки в конце XX века понять биомедицинские последствия воздействия химических веществ на американские войска во Вьетнаме и в ходе первой войны в Персидском заливе. Объектом этих исследований были американские войска — солдаты, чьи ранения и переживания стали источником разнообразных косвенных данных. Меня интересует прежде всего, как изучали ранения, с тем чтобы научиться причинять их более эффективно.

Научные исследования военного характера нередко выглядят как нечто, ориентированное на насилие. В 1943 году физиолог из Йеля Джон Фултон описывал коллеге головной мозг как «полужидкую субстанцию, неупруго взвешенную в спинномозговой жидкости внутри жесткой коробки». Фултон выбирал свойства мозга, связанные с его уничтожением с помощью огнестрельного оружия. Я полагаю, что его взгляд отражал появление после 1900 года комплекса биомедицинских дисциплин, рассматривавших тело человека как цель для поражения.

Научные исследования ранений человека, о которых я здесь говорю, — это исторические свидетельства того, как рассматривался человек — какое значение он имел — во все более жестокой индустриализованной научно-технической войне XX века. Война пробудила интерес к экстремальным физическим состояниям в результате ранений и стресса, состояниям, которые можно было изучать «естественным образом» на поле боя или в лабораторных условиях. Этот интерес был отражением ужасных переживаний Первой мировой войны.

Многие руководители в научном сообществе Соединенных Штатов в 1940-х годах участвовали в Первой мировой войне — кто как разработчик химического оружия, а кто как солдат на передовой. Эта война, поставлявшая отравленных газом, раненных артиллерийским и пулеметным огнем, была войной молодых. Они знали, как технологическое изменение меняет воздействие на организм, даже если и не говорили об этом. Когда их внимание обратилось к физическому риску для организма в 1930-х годах и в дальнейшем, они, судя по всему, воспринимали человека как систему, которая рутинно подвергается колоссальному стрессу, разрывается, раздавливается, замерзает, голодает, отравляется и простреливается пулями. Нужно было протестировать и понять ее возможности и свойства в качестве мишени.

Подобно тому, как поразительные исследования Кэролайн Байнум (средневековых представлений о воскресении мертвых и бессмертии тела) помогают понять социальную жизнь людей в давние времена, научные представления о раненых на войне позволяют лучше понять XX век. Научные исследования тупых травм, голода, обморожений, морской болезни, шока, раневой баллистики и высотной гипоксии используются в хирургии, чтобы (в конечном счете) восстановить организм солдата и дать ему возможность продолжить уничтожение врага. Знание о том, сколько времени организм человека может функционировать при экстремальном холоде, кровопотере, отсутствии еды и нехватке кислорода, было важно в контексте научно-технической войны. Критическая значимость вопросов нанесения телесных повреждений в биомедицине XX века объяснялась особенностями ведения войны.

Важно также понимать, что последствия современной войны для медицины являются научно-техническими в двух отношениях. Они связаны с индустриализованной и ведущейся на научных принципах войной, опирающейся на химию, физику, математику и другие направления науки. В то же время они оцениваются, ограничиваются и регулируются благодаря труду ученых, в том числе статистиков, врачей, эпидемиологов и генетиков. Эта последняя группа предоставляет свидетельства последствий войны, и она может определить, является ли то или иное состояние обоснованным, реальным и биологическим. Исследование экспериментальных и боевых ранений нередко объединяло эти две стороны современной научно-технической войны. Знание о том, как лечить и как убивать, неразделимо как в полевом эксперименте, так и на поле боя.

Приведу последний пример. В январе года привыкших к жаре мужчин перевезли с авиабазы Макдилл во Флориде в Кэмп-Шайло в канадской провинции Манитоба. Полевой исследовательский проект являлся попыткой понять влияние сильного холода на метаболизм, пищевые потребности и адреналовую систему. Мужчинам были выданы пайки ограниченной калорийности на 12 дней, которые им нужно было провести при температуре –37 °C. Регион был выбран с таким расчетом, чтобы гарантировать изоляцию, одиночество и сильные ветры. Осуществлялся контроль состояния мочи и крови испытуемых, которые ночевали в палатках, имея лишь стандартную одежду для холодной погоды. Участников эксперимента, помимо прочего, разделили на четыре группы по восемь человек с разными рационами. «Для обеспечения психологической непрерывности и надежности наблюдений в последние дни испытуемых и персонал убедили в том, что их „спасут“ не раньше чем через 14 дней». Однако всех неожиданно вывезли вечером на 12-й день и быстро доставили в теплое здание в Кэмп-Шайло. Отчет об этом эксперименте был опубликован в United States Armed Force Medical Journal в 1950 году.

Это был классический пример экспериментального травмирования с тем, чтобы выяснить, как солдаты выдержат экстремальный холод и ограниченный пищевой рацион. Эксперимент заставил организм испытывать голод, холод и психологический стресс. Экспериментаторы даже пошли на хитрость, исключавшую искажение результатов последних нескольких дней ожиданием «спасения».

Мой подход опирается на работу литературоведа Элейн Скарри, исследовавшей стиль и слог описаний войны. По ее мнению, хотя цели любых военных действий формально являются политическими, дипломатическими или нравственными, сами действия призваны нанести поражение людям. В своем исследовании 1985 года «Тело, испытывающее боль: Создание и разрушение мира» Скарри говорит, что «все аспекты стратегии и каждый вид оружия разрабатываются и создаются для поражения людей. Это не что-то случайное, получившееся вследствие осуществления чего-то другого, а неизменная цель любых военных действий». Описания технических возможностей, считает она, например зависания вертолета в воздухе, — это, в сущности, оценка способности объекта поражать людей. В случае вертолета это способность видеть противника, приблизиться к нему и поразить, а также обеспечить относительную безопасность экипажа и возможность функционирования после повреждения сразу или через некоторое время.

Скарри открыто подвергает сомнению общепринятое представление о том, что раненые и убитые — это «побочные следствия» войны. Язык войны, в котором гибель гражданских лиц предстает как «побочное следствие» (или сопутствующий ущерб), предполагает, что это явление случайно или нежелательно. Однако гибель людей с обеих сторон на любой войне, безусловно, имеет смысл для того, что преследуют военные действия. По мнению ученой, человеческое общество видит явный смысл в гибели людей и на войне она является необходимой или обязательной. Солдаты понимают, что именно для этого их и призвали, они на это согласились и идут умирать за свою страну или убивать за нее. В конечном счете, считает Скарри, гибель людей придает значимость позиции победившей стороны. По окончании войны физические изменения связываются уже не с двумя противоборствующими сторонами, а с самой войной.

Мне кажется убедительной ее мысль о том, что война — это простое, но поразительное смешение реального и вымышленного. Реальность тела, испытывающего боль, искалеченного или умерщвленного, от которой иногда трудно избавиться, отделяется от своего источника и связывается с идеологией, проблемой или требованием политической власти, не имеющим других, более мирных, обоснований. Решение международных конфликтов посредством войны, а не состязаний по хоровому пению или шахматам не имеет другого очевидного преимущества кроме легитимности результата, существующего и после окончания войны, поскольку, по словам Скарри, очень многие ее участники навсегда остаются причастными к ней. Под «причастностью» она понимает телесную природу их смертей или ранений. Позиция победившей стороны на время обретает убедительность и статус материального факта из-за «простого материального веса множества израненных и растерзанных человеческих тел». Ее внимание к ранению и его практической пользе порождает вопросы к массовому производству как техники, так и ран.

Здесь я провожу мысль о том, что в XX веке ареной сражения стала человеческая плоть. Она фигурирует в научных исследованиях одновременно как оружие и мишень, как уязвимый, податливый, гибкий объект. Ее возможности изучались в воздухе, в условиях холода и в состоянии шока на итальянском фронте. Ранение человека в XX веке стало ключевым свидетельством как в науке, так и в политике. Как говорит Скарри, раненое тело может быть свидетельством и победы, и поражения. Это еще и научное свидетельство возможностей организма. Сфера биомедицины, изучающая возможности человека в экстремальных условиях военных действий, ярко демонстрирует двойственную природу знания, позволяющего излечивать и ранить.

Обложка: ООО «Альпина Диджитал»

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Арсений Куманьков — о современных войнах, ядерном сдерживании и «спецоперации»
Философ Арсений Куманьков — о современных войнах, ядерном сдерживании и «спецоперации»
Философ Арсений Куманьков — о современных войнах, ядерном сдерживании и «спецоперации»

Философ Арсений Куманьков — о современных войнах, ядерном сдерживании и «спецоперации»

Тэги

Новое и лучшее

Где покупать базовые футболки прямо сейчас

«Открываю пивко, наливаю в бокальчик, кладу рыбку на тарелочку»

Что происходит с магазинами H&M, Zara, Uniqlo и другими

The Village становится платным

«Еще сантиметр, и был бы летальный исход»: Диджейка Лера Фоер — о том, как ее избил музыкант Александр Алтымбаев

Первая полоса

«Ъ»: «Яндекс» собирается перенести разработку беспилотников в Израиль

За полгода в столице в 2,6 раза увеличилось производство одежды

14 российских брендов, которые делают отличные джинсы
14 российских брендов, которые делают отличные джинсы Вот кто заменит нам Levi’s
14 российских брендов, которые делают отличные джинсы

14 российских брендов, которые делают отличные джинсы
Вот кто заменит нам Levi’s

«РИА Новости»: Полиция проверит лидера группы «Порнофильмы» на экстремизм

Цифра дня: Сколько потеряла Coca-Cola из-за ухода с российского рынка

В России обнаружили новый штамм коронавируса — «русский дельтакрон»

Латвия признала Россию спонсором терроризма

Россиянам хотят запретить въезд в ЕС. Рассказываем, что об этом известно
Россиянам хотят запретить въезд в ЕС. Рассказываем, что об этом известно И какие ограничения уже введены
Россиянам хотят запретить въезд в ЕС. Рассказываем, что об этом известно

Россиянам хотят запретить въезд в ЕС. Рассказываем, что об этом известно
И какие ограничения уже введены

Wizz Air возобновит полеты из Абу-Даби в Москву с 3 октября

Ректор РАНХиГС Владимир Мау вернулся в университет

Эстония закроет границы для россиян с визами республики

В сеть выложили персональные данные кандидатов в муниципальные депутаты

Навальный основал «Промзону» — профсоюз заключенных и работников колоний

ЖК «Алые паруса»: Как один из главных символов Москвы 2000-х возненавидели его жители
ЖК «Алые паруса»: Как один из главных символов Москвы 2000-х возненавидели его жители
ЖК «Алые паруса»: Как один из главных символов Москвы 2000-х возненавидели его жители

ЖК «Алые паруса»: Как один из главных символов Москвы 2000-х возненавидели его жители

Огонь, темнота и поиск точки G: Горожане — о необычных видах массажа
Огонь, темнота и поиск точки G: Горожане — о необычных видах массажа «После практики у меня получилось испытать оргазм со своей девушкой»
Огонь, темнота и поиск точки G: Горожане — о необычных видах массажа

Огонь, темнота и поиск точки G: Горожане — о необычных видах массажа
«После практики у меня получилось испытать оргазм со своей девушкой»

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

Журналистку Марину Овсянникову отправили под домашний арест до 9 октября

Цифра дня: Сколько загранпаспортов получили россияне с начала 2022 года

В ЕС официально внесли на обсуждение вопрос о запрете выдачи виз россиянам

В России подтвердили шесть случаев заражения штаммом «русский дельтакрон»

Ждите и не переживайте: Как Wildberries потерял более 100 книг издательства «Есть смысл»
Ждите и не переживайте: Как Wildberries потерял более 100 книг издательства «Есть смысл» И отказался возвращать деньги
Ждите и не переживайте: Как Wildberries потерял более 100 книг издательства «Есть смысл»

Ждите и не переживайте: Как Wildberries потерял более 100 книг издательства «Есть смысл»
И отказался возвращать деньги

Навальный подал иск к колонии. Политику отказались назвать заказчика изделий, которые производят заключенные

Цены на съемное жилье в России вырастут до 20 %

JPost: Еврейское агентство «Сохнут» планирует закончить физическую деятельность в России

Лидера группы «Курара» Олега Ягодина признали виновным в «дискредитации российской армии»

Суд продлил домашний арест студентке ВШЭ Марии Платоновой

Ипотека, «герои» и Петр I: Как выглядит уличная реклама в Петербурге на фоне *****

Ипотека, «герои» и Петр I: Как выглядит уличная реклама в Петербурге на фоне *****

Ипотека, «герои» и Петр I: Как выглядит уличная реклама в Петербурге на фоне *****

Ипотека, «герои» и Петр I: Как выглядит уличная реклама в Петербурге на фоне *****

Как правильно заморозить овощи
Как правильно заморозить овощи Чтобы сохранить сезонные продукты и сэкономить зимой
Как правильно заморозить овощи

Как правильно заморозить овощи
Чтобы сохранить сезонные продукты и сэкономить зимой

Гид по Signal-2022: Чем заняться на четырехдневном рейве и как к нему подготовиться
Гид по Signal-2022: Чем заняться на четырехдневном рейве и как к нему подготовиться
Гид по Signal-2022: Чем заняться на четырехдневном рейве и как к нему подготовиться

Гид по Signal-2022: Чем заняться на четырехдневном рейве и как к нему подготовиться

Люди с нарколепсией — о дреме на работе, сонном параличе и сне во время родов
Люди с нарколепсией — о дреме на работе, сонном параличе и сне во время родов
Люди с нарколепсией — о дреме на работе, сонном параличе и сне во время родов

Люди с нарколепсией — о дреме на работе, сонном параличе и сне во время родов

В Mutabor пройдет панк-фестиваль Minimum Pop

Кандидатку в муниципальные депутаты уволили из дочерней компании «Сбера» из-за участия в выборах

Роскомнадзор заблокировал сайт молодежного движения «Весна»

Минюст опубликовал новые правила внутреннего распорядка для СИЗО. Брошюра должна помочь защитить права заключенных

Цифра дня: На сколько подорожали прокладки в России

Трех администраторов телеграм-канала «Сканер», предположительно связанных с Пригожиным, обвинили в мошенничестве

Предложение дня: Заставить сервисы такси вести рейтинги водителей

Петербурженка попросила силовиков проверить посты художника Покраса Лампаса на «дискредитацию армии»

«РБК»: Грузовой авиаперевозчик «Волга-Днепр» сократит около 200 пилотов

Журналиста Илью Азара обвинили в демонстрации экстремистской символики

Twitter заблокировал аккаунт российского МИД на английском языке

В российской системе образования бакалавриат по точным наукам заменят на специалитет

Акция дня: Активистки оставляют надпись «Ты родила сына не для *****» под окнами роддомов

Два банка в Казахстане перестали принимать платежи от «дочки» Сбера

Беларускую активистку Яну Пинчук этапируют на родину, где ей грозит до 19 лет тюрьмы

Forbes: «Яндекс» больше не будет доставлять продукты в Европе

IKEA завершит онлайн-распродажу 15 августа

Минцифры: Собирать биометрию без согласия граждан не будут

Художника Григория Мумрикова перевели из СИЗО под домашний арест

«Ъ»: Власти начали закупать меньше лифтов для капремонта жилья

Reuters: Авиакомпании начали разбирать самолеты на запчасти

Цифра дня: Сколько сайтов заблокировали и удалили после начала ***** в России

Финляндия ограничит выдачу виз россиянам, приезжающим в страну только для транзита

В Москве отменили концерт группы «АлоэВера»

Wildberries создаст новый сервис для борьбы с контрафактом

Мосгорсуд оставил политика Илью Яшина в СИЗО по делу о «фейках»

Минтруд поможет россиянкам справиться со «стеклянным потолком» и неравенством

Владелец «Л’Этуаль» выкупил косметическую сеть «Подружка»

Ротонда: Строительная компания RBI запретила использовать в рекламе жилого комплекса его название — «Миръ»

В Москве-реке появилось нефтяное пятно. Прокуратура начала проверку