27 июня, понедельник
Москва
Войти

Орхан Памук и много шведской литературы

Орхан Памук и много шведской литературы

Совместно с кураторской библиотекой «Партнерский материал» мы будем расспрашивать совершенно разных жителей города о их любимой современной литературе — в подборке вы не найдете Достоевского или Апдайка, будем говорить только о том, что вышло за последние примерно двадцать-тридцать лет. На этой неделе героем стал руководитель службы коммуникаций и спецпроектов «Центра 800» Андрей Сорвачев.

*Материал был написан до небезызвестных событий.


 Лучше всего мои отношения с чтением описал такой противоречивый персонаж, как Артемий Лебедев. «Когда читаешь, сознание постоянно улетает в какие-то эмпиреи (или дебри). Так вот мысленный шум в голове — именно это и есть та самая польза от чтения! Именно ради этих мыслей и нужно читать. Когда думаешь свои собственные мысли, не так сильно удивляешься или придумываешь новое, как когда идешь по следам чужих мыслей. Именно вот эта нестандартная мозговая лыжня и приводит к пейзажам, куда сам бы не дошел или дошел бы, но на пять лет позже».

Мне нравится читать, потому что: а) этот редкий процесс, подобный медитации, который заставляет меня концентрироваться, я очень ценю это чувство, потому что повседневная жизнь скатилась в чудовищную многозадачность, б) это, действительно, рождает шум внутри тебя, который в идеале обязан перекрывать шум вокруг. Это позволяет не кипишить в сложных жизненных ситуациях.

Меня поражает, что люди пишут столько новых книг, потому что написано уже так много, что человечество вполне могло бы остановиться, чтобы осмыслить созданное. И, мне кажется, очень важно найти книгу, которая объяснит вам некую суть и станет опорой в ваших суждениях, хотя бы на какой-то жизненный период. Поэтому я читаю, чтобы узнавать мир, людей, удивляться, а самое главное — сомневаться.

«Мои странные мысли»

Орхан Памук


Ехать в столь популярный сейчас Стамбул, не читая Памука — деньги на ветер. Ни один писатель в мире, пожалуй, не умеет превращать город в настолько важного героя своих произведений. «Мои странные мысли», возможно, наиболее «стамбульский» из романов Памука, при этом идеально подойдет, чтобы познакомиться со стилем писателя. Это размеренное и гипнотизирующее чтиво, которое подобно сериалу обволакивает атмосферой и деталями, при этом небрежно подбрасывая фундаментальные вопросы о любви, вере и долге. Ты хотел понять что-то о Турции, а, в итоге, поймешь многое о себе.


«Убийца из города абрикосов»

Витольд Шабловский


Если понять Турцию (и себя), Памука не хватило, то на помощь придет дерзкая книга польского репортера. Раскрыть общее Шабловский решил через частности (и крайности), и рассказывает в своих очерках о том, как пятизвездочные отели нанимают специалистов для отлова трупов мигрантов, как негласно цветет проституция, как курды мечтают о независимости, исламисты укрепляют позиции, и почему Али Аджа некогда решил убить Папу Римского. Идеально дискуссионно, провокационно и познавательно.


«Популярная музыка из Виттулы»

Микаэль Ниеми


На первой волне пандемии каждый сходил с ума по своему. Вернувшись из Стокгольма, я методично читал шведскую литературу — три десятка книг от Стриндберга и Лагерлёф до Стига Ларссона. Эксперимент, кстати, вышел чрезвычайно удачным, и позволил узнать множество нюансов о стране и открыть больших писателей, о которых до этого не было никаких шансов услышать. У Ниеми на русский переведено три книги: исторический детектив о проповеднике среди саамов «Сварить медведя», роман-катастрофа «Дамба», но «Популярная музыка из Виттулы», конечно, главная его книга. Это изумительная и трогательная история о взрослении в Тьмутаракани (вообще, как переводится созвучное Viitu — отдельная песня) во времена кипящих 60-х. Пожалуй, единственная книга за много лет, от которой я смеялся в голос. Настоящий рок-н-ролл, потрясающе остроумно.


«Уничтожьте всех дикарей»

Свен Линдквист


На фоне последних событий, связанных с движением Black Lives Matter эта книга приобретает пугающую актуальность. Линдквист не просто обстоятельно рассказывает о колонизации Африки, он раскрывает исторический контекст, показывая как цивилизованность и ученость не мешали творить, а порой и оправдывали самые страшные этические преступления. Кто и когда дергал за веревки колокола, который звонит сегодня? Книга из разряда обязательных, каких бы взглядов на общественные процессы вы не придерживались. На эту тему написана популярная художественная книга «Сердце тьмы» Джозефа Конрада и снят легендарный фильм «Апокалипсис сегодня».


«Убили бы вы толстяка?»

Дэвид Эдмондс


Удивительно живая и динамичная книга о философии. На примере загадки о вагонетке автор жонглирует ключевыми этическими теориями и философскими подходами. Хочешь-не хочешь, а каждый раз ты вынужден принимать какую-то позицию, благодаря чему автор водит тебя по самым неожиданным коридорам морали, демонстрируя этические ловушки, о которых ты даже и не задумывался. Никаких шансов уйти от ответа, что же такое хорошо и что такое плохо?

«Шум времени»

Джулиан Барнс


Вечно актуальная тема: великий русский творец и русская власть. Большое искусство и большая политика, у какого какие цели, и кто кому в какой ситуации оказывается должен. И тут уже даже неважно, насколько книга о Шостаковиче исторически точна. Легко и непринужденно Барнс вовлекает читателя в столкновение русского демиурга и системы. Книгу можно и нужно прочитать за один присест и гарантированно она не оставит эмоционально равнодушным, столь выверено Барнс балансирует на историях и играет символами. В итоге вы буквально почувствуете себя внутри мема «Ха-ха, я здесь живу!» с Гарольдом Скрывающим боль.


«Чернобыль. История катастрофы»

Адам Хиггинботам


Не менее восхитительная работа, чем известный сериал о катастрофе. Настолько же детальная и всеобъемлющая. Хиггинботам писал книгу десятилетие, ему удалось не только тщательно раскрыть технические нюансы, но и воссоздать дух времени и эмоции героев на основе архивов, бесед, переписок и воспоминаний. Прежде всего, читается, как триллер об эпохе и системе, советских людях и советской повседневности. Лучшая книга 2019 года по версиям Time и New York Times.


«Первая мировая в 211 эпизодах»

Петер Энглунд


Если о Чернобыле, так вышло, говорят много и даже охотно, то ряд исторических тем упорно не находят в отечественной культуре должного отражения. Одна из них — Первая мировая война. Шведский историк Энглунд (а еще он председатель жюри Нобелевской премии по литературе) взял очень простой рецепт — дневники девятнадцати разных людей, каждый рассказывает о своей мировой войне. Эффект от склейки принципиально разных индивидуальных впечатлений магический. Из этих девятнадцати один погибнет, один пропадет без вести, еще двое попадут в плен, один будет прославлен как герой и еще один превратится в живую развалину. Книга о том, что нет ничего важнее повседневных переживаний отдельного человека, даже когда речь идет о мировой войне, и о том, что понять, что такое океан, можно даже по капле воды.


«Светила»

Элеанор Каттон


Если вас вдруг ударят флэшбеки, вот бы что-то прочитать фундаментальное а-ля из школьной программы на лето, то «Светила» — то, что вам нужно. Лихо закрученный детективный сюжет, экзотическая страна на фоне и модная, что сейчас, что в XIX веке астрология. Элеонора написала 800-страничный роман в 28 лет и стала самым юным лауреатом Букера, обеспечив вечное бурление в комментариях, мол за что дали-то, а?


«Остаток дня»

Кадзуо Исигуро


Британский писатель японского происхождения нашел удивительно точный образ в европейской культуре, отражающий более распространенный в азиатском мире паттерн самоотречения. Жил-был дворецкий и был верен он своему лорду, вне зависимости от его взглядов. Вся жизнь работа, так она и прошла. Лорд умер, дом продан, хозяева новые. Когда тебе уже стукнуло 30, самое время прочитать что-то подобное и понять, куда же все и ради чего вообще катится. Кстати, по мотивам «Остатка дня» Джеймс Айвори снял одноименную картину, получившую восемь номинаций на «Оскар».

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Интуитивное питание, отношения с нарциссом и «Неаполитанский квартет»: любимые книги Елены Терещенковой
Интуитивное питание, отношения с нарциссом и «Неаполитанский квартет»: любимые книги Елены Терещенковой
Интуитивное питание, отношения с нарциссом и «Неаполитанский квартет»: любимые книги Елены Терещенковой

Интуитивное питание, отношения с нарциссом и «Неаполитанский квартет»: любимые книги Елены Терещенковой

Русская тюрьма, киберпреступники, Елизаров и Сорокин: любимые книги Ильи Тарасова
Русская тюрьма, киберпреступники, Елизаров и Сорокин: любимые книги Ильи Тарасова
Русская тюрьма, киберпреступники, Елизаров и Сорокин: любимые книги Ильи Тарасова

Русская тюрьма, киберпреступники, Елизаров и Сорокин: любимые книги Ильи Тарасова

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

Рейчел Каск — литературная революционерка или могильщица романа?
Рейчел Каск — литературная революционерка или могильщица романа? Разбираемся в феномене создательницы «Контура», «Транзита» и «Kudos»
Рейчел Каск — литературная революционерка или могильщица романа?

Рейчел Каск — литературная революционерка или могильщица романа?
Разбираемся в феномене создательницы «Контура», «Транзита» и «Kudos»

Тэги

Сюжет

Бренды

Новое и лучшее

Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

6 причин, почему разваливаются отношения

Первая полоса

Мошенники рассылают письма от имени The Village

Рассказываем, что об этом известно

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить
Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить
Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить

Что такое дефолт, опасен ли он и как при нем жить

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту С минимальными потерями
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
С минимальными потерями

6 причин, почему разваливаются отношения
6 причин, почему разваливаются отношения Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»
6 причин, почему разваливаются отношения

6 причин, почему разваливаются отношения
Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей В нем участвуют рестораны из пяти городов России
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
В нем участвуют рестораны из пяти городов России

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****» The Village начинает публиковать литературные тексты
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
The Village начинает публиковать литературные тексты

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние Собрали лучшие кадры астрономического явления
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Собрали лучшие кадры астрономического явления

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

Подпишитесь на рассылку