26 сентября, воскресенье
Москва
Войти

«Дорогие товарищи!»: Античная трагедия Андрея Кончаловского о Новочеркасском расстреле С 12 ноября — в кино

«Дорогие товарищи!»: Античная трагедия Андрея Кончаловского о Новочеркасском расстреле

«Дорогие товарищи!»


Режиссер

Андрей Кончаловский

В кинотеатрах

С 12 ноября


В ролях

Юлия Высоцкая, Сергей Эрлиш, Юлия Бурова, Андрей Гусев, Владислав Комаров

Сценарий

Елена Киселева, Андрей Кончаловский

1 июня 1962 года. Накануне газеты объявили о повышение цен на мясо и масло почти на треть — хрущевское освоение целины провалилось, и страна снова чуть ли не оказывается на пороге голода. Об этом, разумеется, знает сотрудница Новочеркасского горкома КПСС Людмила Семина (Юлия Высоцкая), которая, просыпаясь в постели у любовника (первого секретаря того же горкома) и причитая о том, что «при Сталине только снижали», собирается в гастроном за положенным ей спецзаказом — давка же начнется. Семиной, как замечает любовник, и правда не на что жаловаться: помимо пайка (колбаса, сыр, сигареты «Тройка», конфеты «Мишка на Севере» и даже венгерский ликер из-под полы) и хорошей должности, у нее есть большая квартира, дочка-тинейджер Светка (Юлия Бурова) и даже живой дед-казак (Сергей Эрлиш). Рутинное собрание в горкоме прерывается ревом заводской сирены — как выясняется, рабочие организовали митинг из-за повышения цен в расположенном на окраине Новочеркасска НЭВЗ (Новочеркасский электровозостроительный завод).

И их недовольство как раз можно понять — пару месяцев назад им снизили зарплату, завод чуть ли не на треть укомплектован бывшими заключенными, за аренду комнаты даже в бараке приходится отдавать до половины зарплаты. Генсек Хрущев уже в курсе ситуации; в Новочеркасск послана правительственная комиссия во главе с зампредом Совета министров и старым большевиком Анастасом Микояном и членом президиума Фролом Козловым. К вечеру митингующих разгоняют, но по городу проносится слух, что на следующий день рабочие — не только с НЭВЗ — выйдут на улицу снова и отправятся прямиком к зданию горкома. В том числе, к удивлению Людмилы, ее дочь. В город стягивают войска. На следующий день, когда над толпой с транспарантами и портретами Ленина начнут свистеть пули, а ошарашенная Семина в отчаянной надежде найти дочь побежит в морг, про Сталина, который расстрелял бы всех этих пьяниц и провокаторов, вспоминать будет уже неловко.

Новочеркасский расстрел, при котором погибло 24 человека, — не самая известная история борьбы советского государства с собственными (ну, или не совсем — как в случае со странами советского блока) гражданами. В отличие от антиправительственных митингов в Венгрии 1956 года и в Праге 1968-го, как и не самых масштабных акций московских диссидентов. Но это постепенно меняется — несколько лет назад на Первом канале вышел три года пролежавший на полке сериал «Однажды в Ростове», частично посвященный событиям в южном городе, про них регулярно пишут в медиа, есть несколько книжек и документальных фильмов.

Кончаловский рассказывает, что размышлял о Новочеркасске с 90-х, но отправной точкой для начала работы над фильмом послужила итальянская постановка «Эдипа в Колоне», где Высоцкая, родившаяся в Новочеркасске через 11 лет после июньских событий 1962 года, играла Антигону. Поэтому, вероятно, режиссер, расправившись с исторической частью, напоминающей то нуар, то процедурал, то любой другой фильм о беспорядках — допустим, «Детройт» Кэтрин Бигелоу, — переходит к античной трагедии героини Высоцкой, которая пытается найти свою то ли погибшую, то ли живую дочь. «Я снимал не критику, а трагедию», — говорит Кончаловский, когда его спрашивают, как он относится к контексту — допустим, белорусскому — вокруг фильма.

Первая половина фильма выполнена не без блеска: визуально фильм, как и «Рай», сделан в стиле итальянских неореалистов — и глаз от этих безукоризненных черно-белых кадров не оторвать. Хотя зануды найдут к чему придраться: скажем, плакат «Хрущева на колбасу!» несли не в толпе, а повесили на остановленный рабочими поезд Саратов — Ростов-на-Дону; чиновники сбегали из здания горкома не по пожарной лестнице, а через черный ход (хотя один из кагэбэшников и спускался по трубе); танцев на следующий день после расстрела на площади не было; угрожать сдачей членского билета, как подметил Михаил Трофименков, секретарь обкома никому не мог («„Членские билеты“ — это, извините, у членов Союза кинематографистов или писателей. В советскую эпоху страшной угрозой было „Партбилет на стол положишь!“»). Да и дед-казак, даже в 60-е, вряд ли будет хранить икону Казанской Божией Матери в белоэмигрантской газете «Часовой» — откуда она у него возьмется? Но в остальном все близко к правде, даже в самых чудовищных деталях — кровь с асфальта действительно не отмывалась, и его пришлось перекладывать; трупы расстрелянных действительно хоронили где попало в Ростовской области; население действительно запугали — да так, что горожане до сих пор, спустя полвека, рассказывают об истории неохотно.

Но Кончаловского, сына Сергея Михалкова, автора в числе прочего советского (и нынешнего российского) гимна, звучащего в первые секунды фильма, понятно, больше интересует история выдуманной чиновницы Семиной. Ветеран войны, сталинистка и привилегированная советская чиновница, которая буквально за несколько часов теряет все свои жизненные ориентиры — это понятная ему героиня. «А если в коммунизм не верить, то во что верить? Взорвать тогда все», — говорит Семина ближе к концу. Она еще не знает, что через 30 лет все действительно взорвут — руками таких же, как она, правоверных коммунистов.

Смотреть?

Да

Обложка: «Дисней Студиос»

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Медиазона»-69: Как на самом деле проходил суд над «чикагской семеркой»
«Медиазона»-69: Как на самом деле проходил суд над «чикагской семеркой»
«Медиазона»-69: Как на самом деле проходил суд над «чикагской семеркой»

«Медиазона»-69: Как на самом деле проходил суд над «чикагской семеркой»

Обезьянка Джонни, Том Хэнкс, Казахстан и бывший мэр Нью-Йорка: Кто есть кто в новом «Борате»
Обезьянка Джонни, Том Хэнкс, Казахстан и бывший мэр Нью-Йорка: Кто есть кто в новом «Борате» И как они отреагировали на фильм
Обезьянка Джонни, Том Хэнкс, Казахстан и бывший мэр Нью-Йорка: Кто есть кто в новом «Борате»

Обезьянка Джонни, Том Хэнкс, Казахстан и бывший мэр Нью-Йорка: Кто есть кто в новом «Борате»
И как они отреагировали на фильм

«Еще по одной»: Мадс Миккельсен уходит в запой ради науки в трагикомедии Томаса Винтерберга
«Еще по одной»: Мадс Миккельсен уходит в запой ради науки в трагикомедии Томаса Винтерберга С 12 ноября — в прокате
«Еще по одной»: Мадс Миккельсен уходит в запой ради науки в трагикомедии Томаса Винтерберга

«Еще по одной»: Мадс Миккельсен уходит в запой ради науки в трагикомедии Томаса Винтерберга
С 12 ноября — в прокате

Тэги

Сюжет

Люди

Новое и лучшее

Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану

Первая полоса

Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны
Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны
Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны

Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события
Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события Ресторанный фестиваль, спектакль-рейв и девичник в «Доме культур»
Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события
Ресторанный фестиваль, спектакль-рейв и девичник в «Доме культур»

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен Даркнет, 228 статья и учеба в Америке
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Даркнет, 228 статья и учеба в Америке

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану Что слушать, читать и смотреть на этой неделе
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Что слушать, читать и смотреть на этой неделе

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти «Это наш гомеопатический домик»
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
«Это наш гомеопатический домик»

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты И все эти чудеса в России
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
И все эти чудеса в России

Чек-лист: Как собраться в поход
Спецпроект
Чек-лист: Как собраться в поход
Чек-лист: Как собраться в поход
Спецпроект

Чек-лист: Как собраться в поход

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Гуляем с «Позорами» по Басманному району Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве
Гуляем с «Позорами» по Басманному району

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»

Придерживаться принципа «сначала заплати себе»
Придерживаться принципа «сначала заплати себе» Чтобы откладывать деньги
Придерживаться принципа «сначала заплати себе»

Придерживаться принципа «сначала заплати себе»
Чтобы откладывать деньги

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка»  Рюсукэ Хамагути
Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка» Рюсукэ Хамагути От обладателя Гран-при на Берлинале
Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка»  Рюсукэ Хамагути

Американский мамблкор, Чехов и Хон Сан-Су: «Случайность и догадка» Рюсукэ Хамагути
От обладателя Гран-при на Берлинале

«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя
«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя Обсуждаем ее со специалистом по фэнтези
«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя

«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя
Обсуждаем ее со специалистом по фэнтези

«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже»
«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже» Заменивший серьезной корпоративной сотруднице практичную машину
«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже»

«Жизнь слишком коротка для скучных тачек»: Dodge Challenger, как в «Форсаже»
Заменивший серьезной корпоративной сотруднице практичную машину

«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней
«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней В роли карточного игрока с ПТСР — восхитительный Оскар Айзек
«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней

«Холодный расчет» Пола Шредера — «Таксист» наших дней
В роли карточного игрока с ПТСР — восхитительный Оскар Айзек

Большой гид по нижегородскому стрит-арту
Большой гид по нижегородскому стрит-арту Самые значимые работы одной из столиц уличного искусства
Большой гид по нижегородскому стрит-арту

Большой гид по нижегородскому стрит-арту
Самые значимые работы одной из столиц уличного искусства

5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»
5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения» Смотрим сериал вместе с психологом
5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»

5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»
Смотрим сериал вместе с психологом

Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова
Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова Большой разговор с режиссером фильма «Разжимая кулаки»
Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова

Кира Коваленко — о войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова
Большой разговор с режиссером фильма «Разжимая кулаки»

Подпишитесь на рассылку