20 мая, пятница
Москва
Войти

«На место Ленина встать нельзя»: Как команда Зыгаря превратила историю СССР в игру И к каким нападкам готовятся авторы новинки

Проект «1917» о русских революциях подошел к концу. Теперь команда Михаила Зыгаря, заручившаяся поддержкой «Яндекса», сосредоточится на развитии онлайн-игры про СССР. Первый эпизод «Карты истории» скоро появится на сайте.

The Village пообщался с исполнительным директором проекта Кареном Шаиняном и выяснил, не боятся ли авторы обвинений в искажении советской истории, с какими трудностями столкнулись разработчики и чем новинка должна привлечь игроков.

— Как вы оцениваете результаты проекта «1917»?

— Проект про Октябрьскую революцию охватил 3 миллиона человек на сайте и в соцсетях. При этом мы потратили на маркетинг какие-то совсем небольшие деньги. Нам кажется, что это большой успех. Но мы знаем, где у нас были слабые места, и постарались учесть их.

— «Карта истории» уже чем-то отличается?

— Да. Как бы прекрасен ни был 1917 год, мы видим, что по нему довольно сложно составить общую картину событий. Он очень хорошо погружает в атмосферу, но, чтобы понять что-то важное, за ним нужно пристально следить. Мы знаем, что люди этого не делают. Поэтому в новом проекте мы решили сохранить принцип документальности, но при этом полностью изменить механику, чтобы за один присест человек смог узнать какую-то конкретную историю от начала и до конца. Собственно, так мы и придумали «Карту истории».

— В чем еще особенности игры? На что обратить внимание?

— Нашей задачей было максимально погрузить человека в конкретный исторический момент. Игра начинается с Гражданской войны. На нее мы предлагаем посмотреть с точки зрения четырех людей из различных социальных сфер, с разными идеями, характерами и настроениями. Мы намеренно не брали лидеров. В игре нельзя встать, например, на место Ленина. Вся история и так слишком сфокусирована на руководителях, а нам хочется рассказывать о гражданском обществе и отдельных личностях. Эти люди не менее яркие, чем руководители, но их в учебниках не встретишь.

 Вся история и так слишком сфокусирована на руководителях, а нам хочется рассказывать о гражданском обществе

В эпизоде о Гражданской войне нашими героями станут представители красных, белых, политиков и писателей. Он будет длиться месяц. Каждую неделю будет появляться новая история, которую можно будет пережить. Чтобы человеку было проще поставить себя на место героя, ему предлагают разобраться в конкретных ситуациях. В конце будет некий моральный выбор: «Что бы ты сделал?» Можно дать свой ответ, а потом сравнить, с каким результатом вы приходите к концу Гражданской войны, а с каким, например, к нему пришла Александра Коллонтай или Максим Горький.

— Сколько времени заняла разработка? Какие были трудности?

— Разработка игры длилась больше полугода. Этот проект мы делали с лета. Сложнее всего пришлось с версткой и дизайном. Это очень красивая вещь, в которой проработали каждую мелочь. В игре нет никаких постановочных картинок. Все составлено из документальных фотографий и видео. В некотором смысле это произведение диджитал-искусства. Также в игре много инфографики, карт. Важно и то, что мы постарались, чтобы в игру было легко зайти как со смартфона, так и с десктопа.

— Вы уверяете, что смотрите на советский период непредвзято и ссылаетесь только на достоверные источники. Есть ли вероятность того, что вас все-таки обвинят в искажении фактов? Как сейчас часто случается с учебниками истории.

— Конечно, нас могут обвинить в искажении истории. Это могут сделать ровно потому, что мы смотрим на нее непредвзято. Ведь вся история отношений общества со своим прошлым — это история политики и пропаганды.

В нашем проекте нет трактовки. Мы оперируем фактами. Если мы знаем из дневников, что было так, мы это опишем. Что касается цифр, которые мы используем в инфографике, они могут расходиться с общепринятыми. Их нам предоставляют историки, которые специализируются на конкретном периоде. В конце каждого сезона приводится большой список литературы. Все наши авторы стараются найти источники, максимально близкие к тому моменту, в котором человек жил, чтобы погружение было документальным, а не художественным.

— Общались ли вы с современниками, чтобы запустить игру? Те, кто застал СССР в том или ином виде, пока еще живы.

— Мы еще не подобрались к той части истории, когда имеет смысл разговаривать с современниками. Пока речь идет о Гражданской войне, где точнее письменные источники. Каждый следующий сезон проекта будет длиться около полутора месяцев. Соответственно, за год мы расскажем всю историю XX века. Когда мы подберемся к периоду холодной войны или космической гонки, тогда, вероятно, придумаем другой способ работы с источниками. Наша цель ― рассказать правдивую, документальную и интересную историю советского периода.

— А кого она должна заинтересовать?

— Мы ожидаем, что в «Карту истории» будут играть школьники, которые не любят читать длинные тексты. Интерактивность и нужна, чтобы завлечь людей, которых не устраивают обычные лонгриды с картинками. Нам кажется, что чем больше новые молодые люди будут знать реальных событий про XX век, тем лучше будет наше общее будущее.

— Какому периоду посвятите следующий проект?

— Нашей студии предстоит большая работа. Каждый месяц мы будем выпускать что-то новое. Будет релиз сайта «Музей рождения демократии». Еще через месяц запустим огромный проект про 68-й год. Если за 2017 год мы сделали один проект, то в этом запустим как минимум четыре.

В подготовке текста участвовал Дмитрий Чертков.


Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Историк Александр Эткинд — о том, как память о репрессиях влияет на нас сегодня
Историк Александр Эткинд — о том, как память о репрессиях влияет на нас сегодня The Village поговорил с автором книги «Кривое горе: Память о непогребённых» о заражении прошлым, наследии ГУЛАГа и «голом» человеке
Историк Александр Эткинд — о том, как память о репрессиях влияет на нас сегодня

Историк Александр Эткинд — о том, как память о репрессиях влияет на нас сегодня
The Village поговорил с автором книги «Кривое горе: Память о непогребённых» о заражении прошлым, наследии ГУЛАГа и «голом» человеке

Историк Евгений Анисимов — о том, почему вновь актуальными стали Сталин, Грозный и князь Владимир
Историк Евгений Анисимов — о том, почему вновь актуальными стали Сталин, Грозный и князь Владимир А также о том, почему только один праздник в России стал настоящим, и это не День народного единства
Историк Евгений Анисимов — о том, почему вновь актуальными стали Сталин, Грозный и князь Владимир

Историк Евгений Анисимов — о том, почему вновь актуальными стали Сталин, Грозный и князь Владимир
А также о том, почему только один праздник в России стал настоящим, и это не День народного единства

«Истории московских домов, рассказанные их жителями»
«Истории московских домов, рассказанные их жителями» Бывшие сотрудники «Большого города» выпустили книгу о старых домах Москвы
«Истории московских домов, рассказанные их жителями»

«Истории московских домов, рассказанные их жителями»
Бывшие сотрудники «Большого города» выпустили книгу о старых домах Москвы

Михаил Зыгарь — о том, как устроен проект «1917. Свободная история»
Михаил Зыгарь — о том, как устроен проект «1917. Свободная история» Главный редактор нового исторического ресурса рассуждает о литературе будущего и популяризации истории
Михаил Зыгарь — о том, как устроен проект «1917. Свободная история»

Михаил Зыгарь — о том, как устроен проект «1917. Свободная история»
Главный редактор нового исторического ресурса рассуждает о литературе будущего и популяризации истории

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Первая полоса

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

Подпишитесь на рассылку