«На место Ленина встать нельзя»: Как команда Зыгаря превратила историю СССР в игру И к каким нападкам готовятся авторы новинки

Проект «1917» о русских революциях подошел к концу. Теперь команда Михаила Зыгаря, заручившаяся поддержкой «Яндекса», сосредоточится на развитии онлайн-игры про СССР. Первый эпизод «Карты истории» скоро появится на сайте.

The Village пообщался с исполнительным директором проекта Кареном Шаиняном и выяснил, не боятся ли авторы обвинений в искажении советской истории, с какими трудностями столкнулись разработчики и чем новинка должна привлечь игроков.

— Как вы оцениваете результаты проекта «1917»?

— Проект про Октябрьскую революцию охватил 3 миллиона человек на сайте и в соцсетях. При этом мы потратили на маркетинг какие-то совсем небольшие деньги. Нам кажется, что это большой успех. Но мы знаем, где у нас были слабые места, и постарались учесть их.

— «Карта истории» уже чем-то отличается?

— Да. Как бы прекрасен ни был 1917 год, мы видим, что по нему довольно сложно составить общую картину событий. Он очень хорошо погружает в атмосферу, но, чтобы понять что-то важное, за ним нужно пристально следить. Мы знаем, что люди этого не делают. Поэтому в новом проекте мы решили сохранить принцип документальности, но при этом полностью изменить механику, чтобы за один присест человек смог узнать какую-то конкретную историю от начала и до конца. Собственно, так мы и придумали «Карту истории».

— В чем еще особенности игры? На что обратить внимание?

— Нашей задачей было максимально погрузить человека в конкретный исторический момент. Игра начинается с Гражданской войны. На нее мы предлагаем посмотреть с точки зрения четырех людей из различных социальных сфер, с разными идеями, характерами и настроениями. Мы намеренно не брали лидеров. В игре нельзя встать, например, на место Ленина. Вся история и так слишком сфокусирована на руководителях, а нам хочется рассказывать о гражданском обществе и отдельных личностях. Эти люди не менее яркие, чем руководители, но их в учебниках не встретишь.

 Вся история и так слишком сфокусирована на руководителях, а нам хочется рассказывать о гражданском обществе

В эпизоде о Гражданской войне нашими героями станут представители красных, белых, политиков и писателей. Он будет длиться месяц. Каждую неделю будет появляться новая история, которую можно будет пережить. Чтобы человеку было проще поставить себя на место героя, ему предлагают разобраться в конкретных ситуациях. В конце будет некий моральный выбор: «Что бы ты сделал?» Можно дать свой ответ, а потом сравнить, с каким результатом вы приходите к концу Гражданской войны, а с каким, например, к нему пришла Александра Коллонтай или Максим Горький.

— Сколько времени заняла разработка? Какие были трудности?

— Разработка игры длилась больше полугода. Этот проект мы делали с лета. Сложнее всего пришлось с версткой и дизайном. Это очень красивая вещь, в которой проработали каждую мелочь. В игре нет никаких постановочных картинок. Все составлено из документальных фотографий и видео. В некотором смысле это произведение диджитал-искусства. Также в игре много инфографики, карт. Важно и то, что мы постарались, чтобы в игру было легко зайти как со смартфона, так и с десктопа.

— Вы уверяете, что смотрите на советский период непредвзято и ссылаетесь только на достоверные источники. Есть ли вероятность того, что вас все-таки обвинят в искажении фактов? Как сейчас часто случается с учебниками истории.

— Конечно, нас могут обвинить в искажении истории. Это могут сделать ровно потому, что мы смотрим на нее непредвзято. Ведь вся история отношений общества со своим прошлым — это история политики и пропаганды.

В нашем проекте нет трактовки. Мы оперируем фактами. Если мы знаем из дневников, что было так, мы это опишем. Что касается цифр, которые мы используем в инфографике, они могут расходиться с общепринятыми. Их нам предоставляют историки, которые специализируются на конкретном периоде. В конце каждого сезона приводится большой список литературы. Все наши авторы стараются найти источники, максимально близкие к тому моменту, в котором человек жил, чтобы погружение было документальным, а не художественным.

— Общались ли вы с современниками, чтобы запустить игру? Те, кто застал СССР в том или ином виде, пока еще живы.

— Мы еще не подобрались к той части истории, когда имеет смысл разговаривать с современниками. Пока речь идет о Гражданской войне, где точнее письменные источники. Каждый следующий сезон проекта будет длиться около полутора месяцев. Соответственно, за год мы расскажем всю историю XX века. Когда мы подберемся к периоду холодной войны или космической гонки, тогда, вероятно, придумаем другой способ работы с источниками. Наша цель ― рассказать правдивую, документальную и интересную историю советского периода.

— А кого она должна заинтересовать?

— Мы ожидаем, что в «Карту истории» будут играть школьники, которые не любят читать длинные тексты. Интерактивность и нужна, чтобы завлечь людей, которых не устраивают обычные лонгриды с картинками. Нам кажется, что чем больше новые молодые люди будут знать реальных событий про XX век, тем лучше будет наше общее будущее.

— Какому периоду посвятите следующий проект?

— Нашей студии предстоит большая работа. Каждый месяц мы будем выпускать что-то новое. Будет релиз сайта «Музей рождения демократии». Еще через месяц запустим огромный проект про 68-й год. Если за 2017 год мы сделали один проект, то в этом запустим как минимум четыре.

В подготовке текста участвовал Дмитрий Чертков.


Обложка: «Карта истории России»

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Историк Александр Эткинд — о том, как память о репрессиях влияет на нас сегодня
Историк Александр Эткинд — о том, как память о репрессиях влияет на нас сегодня The Village поговорил с автором книги «Кривое горе: Память о непогребённых» о заражении прошлым, наследии ГУЛАГа и «голом» человеке
Историк Александр Эткинд — о том, как память о репрессиях влияет на нас сегодня

Историк Александр Эткинд — о том, как память о репрессиях влияет на нас сегодня
The Village поговорил с автором книги «Кривое горе: Память о непогребённых» о заражении прошлым, наследии ГУЛАГа и «голом» человеке

Историк Евгений Анисимов — о том, почему вновь актуальными стали Сталин, Грозный и князь Владимир
Историк Евгений Анисимов — о том, почему вновь актуальными стали Сталин, Грозный и князь Владимир А также о том, почему только один праздник в России стал настоящим, и это не День народного единства
Историк Евгений Анисимов — о том, почему вновь актуальными стали Сталин, Грозный и князь Владимир

Историк Евгений Анисимов — о том, почему вновь актуальными стали Сталин, Грозный и князь Владимир
А также о том, почему только один праздник в России стал настоящим, и это не День народного единства

«Истории московских домов, рассказанные их жителями»
«Истории московских домов, рассказанные их жителями» Бывшие сотрудники «Большого города» выпустили книгу о старых домах Москвы
«Истории московских домов, рассказанные их жителями»

«Истории московских домов, рассказанные их жителями»
Бывшие сотрудники «Большого города» выпустили книгу о старых домах Москвы

Михаил Зыгарь — о том, как устроен проект «1917. Свободная история»
Михаил Зыгарь — о том, как устроен проект «1917. Свободная история» Главный редактор нового исторического ресурса рассуждает о литературе будущего и популяризации истории
Михаил Зыгарь — о том, как устроен проект «1917. Свободная история»

Михаил Зыгарь — о том, как устроен проект «1917. Свободная история»
Главный редактор нового исторического ресурса рассуждает о литературе будущего и популяризации истории

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?

От мечты до полета к звездам

У большинства заболевших в Москве — индийский штамм коронавируса

Первая полоса

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить 25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?
«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем? И как поддержать его организаторов
«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?
И как поддержать его организаторов

От мечты до полета к звездам
Спецпроект
От мечты до полета к звездам Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом
От мечты до полета к звездам
Спецпроект

От мечты до полета к звездам
Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом

У большинства заболевших в Москве — индийский штамм коронавируса

Он более агрессивный и хуже поддается вакцине

У большинства заболевших в Москве — индийский штамм коронавируса
Он более агрессивный и хуже поддается вакцине

Как покупать вещи на распродаже
Как покупать вещи на распродаже Чтобы выбрать то, что вам действительно нужно
Как покупать вещи на распродаже

Как покупать вещи на распродаже
Чтобы выбрать то, что вам действительно нужно

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа 7 снимков о жизни в старом доме
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
7 снимков о жизни в старом доме

Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького
Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького
Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького

Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и соки Pims в парке Горького

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей И как сделать городской транспорт еще удобнее
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
И как сделать городской транспорт еще удобнее

Как начать инвестировать и не пожалеть об этом
Как начать инвестировать и не пожалеть об этом Советуют эксперты финансового рынка
Как начать инвестировать и не пожалеть об этом

Как начать инвестировать и не пожалеть об этом
Советуют эксперты финансового рынка

Почему в Москве опять столько пуха?
Почему в Москве опять столько пуха? И надо ли паниковать, если вы аллергик
Почему в Москве опять столько пуха?

Почему в Москве опять столько пуха?
И надо ли паниковать, если вы аллергик

Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»
Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»
Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»

Матч во время ковида: Как выглядит Петербург в «третью волну»

Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо
Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз И как жить активной жизнью с таким диагнозом
Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо

Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз
И как жить активной жизнью с таким диагнозом

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт
Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт А также удмуртский электрофолк и якутский хоррор
Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт

Возвращение Kings of Conveniece, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт
А также удмуртский электрофолк и якутский хоррор

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России Рассказывает Сергей Храмцевич
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
Рассказывает Сергей Храмцевич

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе Mr. Oizo снова снимает абсурд
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
Mr. Oizo снова снимает абсурд

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту

Подпишитесь на рассылку