Хидэо Кодзима — о принципе «омоияри» и Death Stranding, своем самом амбициозном проекте Интервью с японским гейм-дизайнером

Хидэо Кодзима — о принципе «омоияри» и Death Stranding, своем самом амбициозном проекте

Кодзима один из первых гейм-дизайнеров, которого начали называть суперзвездой. И он явно этого добивался. В индустрии, где имена создателей даже не писали в финальных титрах, он первым стал начинать игру с гордой надписи на весь экран: «A Hideo Kojima Game» — как в Голливуде. Когда над игрой работает Кодзима, то делает ее целиком: придумывает идею, пишет сценарий, делает раскадровки, придумывает игровые механики и философию за ними и до последнего контролирует весь процесс разработки. Фанаты называют его гением, по философии его игр защищают диссертации, а его игры настолько технически сложные, что их делают по несколько лет.

Кодзима, по сути, придумал жанр стелс-игр: герою нужно тайком проникнуть на военную базу, отвлечь охрану, выкрасть документы, спасти кого-нибудь и также тайком исчезнуть из вида (по похожему принципу строится одна из самых популярных игр последних дней — Untitled Goose Game, только вместо гуся вы управляете военным наемником).

По количеству подписчиков Кодзима — самый популярный гейм-дизайнер в мире, и он плотно интегрирован в поп-культуру за пределами игр. В его новой игре Death Stranding снимается Норман Ридус, Мадс Миккельсен, Гильермо дель Торо и Леа Сейду — завидная команда даже для большого голливудского фильма. Песни для игры написали Chvrches, Major Lazer, Bring Me the Horizon и The Neighbourhood. Кодзима — Джеймс Кэмерон от мира игр. Как и режиссер «Терминатора», он — автор с большими идеями, который обожает передовые технологии и постоянно прощупывает границы возможного.

За всю карьеру японца Death Stranding — его самый амбициозный проект. На прошлой неделе он лично представил его в Москве. Каждый его шаг обсуждался во всех соцсетях. Он побывал в музее холодной войны и в «Вечернем Урганте», прокатился в московском метро, в рамках выставки «Грядущий мир» дал public talk в «Гараже», места для участия на который кончились за пару минут, и собрал самую большую толпу за всю историю фестиваля «Игромир». The Village поговорил с Кодзимой о его новой игре Death Stranding, которая выходит на PS4 8 ноября.

Текст: Дмитрий Веснин геймдизайнер, автор телеграм-канала Backtracking

Фотографии: Андрей Стекачев

Фотографии

Андрей Стекачёв

Текст

Дмитрий Веснин
гейм-дизайнер, автор телеграм-канала Backtracking

— Ключевая тема Death Stranding — связь между людьми, а задача главного героя — эту связь налаживать. Как он это делает?

— В Death Stranding главный герой воссоединяет не только людей, но и весь окружающий его мир. Он в одиночку проторяет дорожку, которая соединяет людей и все другие элементы игры между собой. То, как пойдет эта дорожка, выбирает сам игрок, и здесь мы даем ему определенную свободу. Может быть, кого-то вы соединять не захотите. Мы хотим, чтобы каждый игрок выбрал собственный путь, свою собственную форму единения. И мы бы очень хотели, чтобы, играя в Death Stranding, люди понимали, как объединения между теми или иными людьми может влиять на развитие игрового мира.

— Вы говорили, что ваша игра строится вокруг японского принципа «омоияри». Объясните, что это такое?

— Вот, например, игрок ставит на карте лестницу. Он делает это для себя, чтобы забраться на какую-то высоту. Когда он поднялся, лестница остается на том же месте, и остальные игроки тоже могут ею воспользоваться. Когда кто-то другой пользуется лестницей, которую я оставил для него, другой игрок получает преимущество, а я ему таким образом помогаю. Я мог не оставлять эту лестницу для другого игрока, но когда я ему помогаю, то получаю своего рода лайк. И теперь, в следующий раз, когда я ставлю лестницу, я уже понимаю, что если оставлю ее, то, возможно, помогу кому-то другому и снова получу лайк, и я начинаю об этом задумываться.

Когда человек видит, как он помог другому, он начинает хотеть помогать чаще, ставить лестницы так, чтобы это было удобно другим игрокам. И здесь рождается принцип «омоияри» — глубокой и уважительной связи, когда ты испытываешь эмпатию, помогая другим людям.

— Как при этом игроки связаны друг с другом?

— В игре есть непрямая, косвенная связь с другими игроками, которые делают то же самое, что и вы, — по-своему соединяют мир. В любой момент игрок может сравнить, соединяет ли он мир так же, как и другие игроки, или у него какой-то уникальный стиль. Несмотря на то что вы играете один, вы видите следы других, какой путь они прошли и где они были. Например, если я выпью из этого стакана и поставлю его обратно на стол, то потом, играя после меня, вы увидите, как я это сделал, но меня самого вы не увидите. У нас с вами не будет прямого взаимодействия.

Такая форма соединения сквозь время — это форма переписки, которая имела место сотни лет назад, когда мы обменивались письмами, оставляя определенные артефакты в жизни друг друга. В Death Stranding я как раз пытался отойти от парадигмы, которая довлеет над всеми нами. Сейчас мы объединены интернетом, социальными сетями, мы всегда онлайн. Я же хотел вернуться к старинным методам соединения людей через предметы, историю и время. Я хочу, чтобы люди еще раз задумались о том, как они связаны друг с другом.

— Говорите ли вы тем самым, что современные технологии мешают выстроить глубокую и уважительную связь между людьми?

— Это слишком категоричное заявление. В современных технологиях много преимуществ. Мы все используем социальные сети, благодаря им происходит много хорошего. Идея того, как технологии не дают образоваться глубокой связи между людьми, это лишь аспект, на который я обращаю особое внимание. Надо понимать, что вычислительные машины, возможно, разрабатывались для военных и научных целей, и, может быть, когда-то в них закладывалось негативное значение. Но посмотрите — теперь мы все ими пользуемся, они упрощают нашу жизнь, позволяют нам играть и общаться.

— Ваши игры отличает сильное авторское видение, и при этом игра делается довольно большой командой. Как вы убеждаетесь, что это видение проходит через команду без изменений?

— На самом деле, так же, как и при съемках фильмов. Есть сценарий, раскадровка, дизайн и другие аспекты, которые я курирую целиком и полностью. Все эти вещи делают для меня другие специалисты, члены моей команды, а я, как и другие режиссеры, слежу за процессом. Конечно, я не делаю игру один — это коллективный труд.

На каждом этапе — будь то написание сценария, дизайн, разработка уровней — есть свои ответственные люди, профессионалы, которые этим занимаются. Из-за того что мне всегда импонировали инди-игры, которые авторы создают целиком и полностью, существует мнение, что я делаю это так же. Но это не так, я работаю в команде.

— В центре студии Kojima Productions находится кухня, а команда из 80 человек сидит вокруг нее.

— В первую очередь, в нашем офисе нет никаких перегородок. Это оупенспейс, где все могут видеть друг друга и могут друг с другом взаимодействовать. В центре офиса у нас действительно кухня, и мы специально подняли пол этой кухни, чтобы с нее было видно весь офис и сотрудников в нем. На кухне мы отмечаем дни рождения и проводим корпоративы. Наша кухня — центральный элемент офиса, столп, на котором стоит весь командный дух студии. Как кабина космического корабля, из которой происходит все его управление.

Редакция благодарит Музей современного искусства «Гараж» за помощь в организации съемки

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Котики за 100 тысяч долларов: Как играть в CryptoKitties
Котики за 100 тысяч долларов: Как играть в CryptoKitties Сколько денег нужно на новых питомцев и можно ли заработать на их потомстве
Котики за 100 тысяч долларов: Как играть в CryptoKitties

Котики за 100 тысяч долларов: Как играть в CryptoKitties
Сколько денег нужно на новых питомцев и можно ли заработать на их потомстве

«На место Ленина встать нельзя»: Как команда Зыгаря превратила историю СССР в игру
«На место Ленина встать нельзя»: Как команда Зыгаря превратила историю СССР в игру И к каким нападкам готовятся авторы новинки
«На место Ленина встать нельзя»: Как команда Зыгаря превратила историю СССР в игру

«На место Ленина встать нельзя»: Как команда Зыгаря превратила историю СССР в игру
И к каким нападкам готовятся авторы новинки

Из чего состоит Red Dead Redemption 2
Из чего состоит Red Dead Redemption 2 10 фактов о самой ожидаемой игре года
Из чего состоит Red Dead Redemption 2

Из чего состоит Red Dead Redemption 2
10 фактов о самой ожидаемой игре года

«Нам понадобятся тяжелые тележки для денег»: Как делали World of Tanks
«Нам понадобятся тяжелые тележки для денег»: Как делали World of Tanks Рассказывает один из создателей игры Вячеслав Макаров
«Нам понадобятся тяжелые тележки для денег»: Как делали World of Tanks

«Нам понадобятся тяжелые тележки для денег»: Как делали World of Tanks
Рассказывает один из создателей игры Вячеслав Макаров

Тэги

Сюжет

Люди

Прочее

Новое и лучшее

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Первая полоса

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы Что слушать, читать и смотреть в эти выходные
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
Что слушать, читать и смотреть в эти выходные

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters» Артем Макарский — о том, как изменилась певица
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Артем Макарский — о том, как изменилась певица

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург Падающий Кремль и летающие мусорные баки
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Падающий Кремль и летающие мусорные баки

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели Концерт Ветлицкой, фестиваль короткометражек и лекция о свободе
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели
Концерт Ветлицкой, фестиваль короткометражек и лекция о свободе

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками «Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»

5 рецептов сытных блюд из овощей
5 рецептов сытных блюд из овощей Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда
5 рецептов сытных блюд из овощей

5 рецептов сытных блюд из овощей
Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда

В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября
В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября
В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября

В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября

Что такое светотерапия
Что такое светотерапия Как лампы помогают бороться с сезонной депрессией и где их взять
Что такое светотерапия

Что такое светотерапия
Как лампы помогают бороться с сезонной депрессией и где их взять

«Я прошел цифровой детокс»
«Я прошел цифровой детокс» Горожане, отказавшиеся от соцсетей — о свободе и времени на чтение книг вместо фейсбука
«Я прошел цифровой детокс»

«Я прошел цифровой детокс»
Горожане, отказавшиеся от соцсетей — о свободе и времени на чтение книг вместо фейсбука

Фабрика-кухня мечты

Фабрика-кухня мечтыСамарский архитектор 20 лет сражался за нее — теперь там будет филиал Третьяковки

Фабрика-кухня мечты

Фабрика-кухня мечты Самарский архитектор 20 лет сражался за нее — теперь там будет филиал Третьяковки

Где покупать теплое пальто на осень (и зиму)
Где покупать теплое пальто на осень (и зиму) 20 вариантов от 7 до 50 тысяч рублей
Где покупать теплое пальто на осень (и зиму)

Где покупать теплое пальто на осень (и зиму)
20 вариантов от 7 до 50 тысяч рублей

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской» Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство

+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»
+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет» Лучшая неаполитанская пицца в округе, а, может, и во всей Москве
+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»

+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»
Лучшая неаполитанская пицца в округе, а, может, и во всей Москве

Можно ли восстановить волосы, сожженные термоинструментами или при осветлении?
Можно ли восстановить волосы, сожженные термоинструментами или при осветлении?
Можно ли восстановить волосы, сожженные термоинструментами или при осветлении?

Можно ли восстановить волосы, сожженные термоинструментами или при осветлении?

Подпишитесь на рассылку