Владимир Абих — о нижегородской разрухе и дополненной реальности Постинтернет и нижегородский уют

Владимир Абих — о нижегородской разрухе и дополненной реальности

Вечером 11 апреля в галерее FUTURO открылась масштабная (оба зала, пространство FUTURO Store и мини-галерея Ивана Серого) выставка Please wait петербургского художника Владимира Абиха, который создает работы на стыке стрит-арта, видео и инсталляций, а также активно работает с дополненной реальностью.

The Village Нижний Новгород пообщался с Владимиром и узнал у него о текстоцентричности русского стрит-арта, сходстве уличного искусства с хакингом и о том, чем ценно ожидание.

Текст

Марк григорьев

Фотографии

Илья большаков

О выставке Please wait

Выставка посвящена постинтернету — она о том, как технологии, интернет, соцсети, смартфоны повлияли на нашу жизнь, как ускорился поток информации, в котором количество контента и скорость его обновления стали важнее его качества. О мире, где все постоянно зациклено, где главной мерой успеха стали лайки.

Лайк, мне кажется, — это символ, превосходящий по своему тиражированию крест, свастику, полумесяц, да и любые знаки. Сколько ставится лайков в секунду? Миллионы, миллиарды, никогда еще не было символа, настолько часто используемого в культуре.

Сто лет назад я не мог сделать работу, в которой бы обыгрывал смену клавиатурной раскладки, — не было клавиатуры, никто бы не понял, что это значит. Если бы я нарисовал на холсте гиперссылку до появления интернета, это был бы просто подчеркнутый синий текст, а сейчас все понимают, что это значит. Это направление и называется постинтернет — искусство, возможное после интернета и сложившееся под его влиянием.

О FUTURO

Галерея Futuro очень крутая — она мне безумно понравилась сразу же, большой зал моментально производит вау-эффект. В то же время он очень сложный, потому что нельзя не считаться с его атмосферой, внешним видом и законсервированной обшарпанностью. Всё это само по себе говорит нам о течении времени — ничто так не передает время, как руины: если мы видим что-то руинированное, то сразу понимаем, что время идет или уже прошло.

В такой классический антураж с обшарпанной лепниной и различными архитектурными излишествами мы вписываем максимально современные технологичные работы, и выставка функционирует на контрасте.

О Нижнем и разрухе

Первое впечатление о городе (еще до многочисленных реставрационных работ к чемпионату мира) — дичайшая разруха, как после войны, как будто отсюда 90-е не уходили, просто жесть какая-то. Таких обшарпанных и при этом больших городов я еще не видел.

При всем этом город суперуютный — тут хватает стрит-арта, и я думаю, что во многом это тоже благодаря разрухе. Она легитимирует появление чего угодно — хуже уже не сделаешь, ты будто бы имеешь больше права рисовать, ведь на отреставрированном фасаде рука не поднимется что-то изобразить, а если видишь полуразрушенный дом, то сразу понятно, что до него нет никому никакого дела, и ты можешь делать с ним все что угодно. Многие нижегородские художники работают с деревянной архитектурой — Андрей Оленев, например. Не удивительно, ведь это отличительная черта региона.

Мне удобнее отталкиваться от среды, приезжать в город и что-то создавать на основе увиденного. В прошлом году на фестивале «Место» я понял, что отличительная черта Нижнего — дестрой, стрит-арт и обилие синих заборов. Совместив эти три компонента, я сделал фасадную видеоигру, в которой могли поучаствовать все прохожие и вспомнить, что скрывается за синими заборами.

BLUE FENCE from Vladimir Abikh on Vimeo.

О тексте и концептуализме

Русский стрит-арт отличается от западного концептуальностью, работой с текстом. У нас очень много пишут — в России вообще любят писать на заборах, это отличительная черта всего русского стрит-арта, но максимальный всплеск, возможно, был в Екатеринбурге благодаря Тимофею Раде и Илье Мозги.

На Западе тоже есть текстовые работы, но в России любят писать именно на русском. Если, например, испанец делает текстовую работу, то он часто пишет не на испанском, а на английском. В России же на английском никто не пишет, все пишут только на русском, и это говорит о большей искренности; о том, что работа делается для себя, а не для того, чтобы кому-то ее продемонстрировать.

О влиянии

Хочет художник того или нет, на него влияет само культурное поле, в котором он находится, где взрослел и где находится до сих пор. На меня, например, повлиял московский концептуализм — в особенности, Эрик Булатов с его текстами, лозунгами на холстах. Чуть в меньшей степени — Илья Кабаков, его люблю за иронию, он безумно ироничен.

«Небо — море», Эрик Булатов, 1985
«Хотелось засветло, ну, не успелось», Эрик Булатов, 2002
«Номер люкс», Илья Кабаков, 1981
«Жук», Илья Кабаков, 1982

Все, чем может поделиться художник, — это его размышления, личные открытия, его искренность. Сложно говорить о влиянии: даже если понимаешь его степень, нужно всегда отгораживаться, ведь есть опасность быть вторичным. Нужно что-то обязательно добавлять, продолжать, улучшать направление, в котором работаешь.

Про дополненную реальность и будущее

Думаю, что в будущем появятся большие платформы для дополненной реальности, интегрированные в смартфоны, как уже сейчас интегрированы сканеры QR-кодов. Тогда не надо будет для просмотра устанавливать какие-то дополнительные приложения, и такого рода контента станет гораздо больше.

Уже сегодня дополненная реальность может быть не только анимацией, которая реагирует на метку, — контент может быть интерактивным, он может привязываться по геотегам, может быть игровым и прочее. Думаю, в эту сторону, в том числе, и будет двигаться стрит-арт: ты видишь на стене небольшую метку, смотришь на нее через смартфон — и видишь огромную работу.

Думаю, что спустя какое-то время нам не нужен будет экран мобильного устройства — появятся какие-то линзы, через которые мы сможем видеть, например, стрелки маршрута и обязательно всплывающую рекламу — кучу баннеров, которые можно будет отключить только за деньги.

Уже сейчас мы живем в ситуации тотальной слежки: имеем при себе смартфон, который отслеживает геолокацию, где мы бываем. Конечно же, считываются все поисковые запросы и многое другое. Стрит-арт уже сейчас похож по своей нелегальной логике на хакинг, а в будущем, возможно, станет чем-то единым: ты будешь что-то взламывать в цифровом окружающем мире и интегрировать туда свой контент.

Про ожидание

На выставке можно увидеть работу под названием «Зал ожидания», где каждый желающий сможет провести сколько угодно времени. Там показывают бесконечно повторяющиеся видео, например зацикленный спуск в метро или проезжающий по мосту поезд. На видео незаметна сшивка, и поэтому спуск выглядит бесконечным. Зритель на терминале выбирает определенный вид ожидания, заходит в комнату, садится перед экраном и смотрит, чего-то ждет.

Мне кажется, человеку всегда было сложно находиться в обществе самого себя, а сейчас это стало еще сложнее. Любые свободные секунды мы тратим на проверку новых сообщений, разучились быть наедине с самими собой без дополнительных устройств.

По себе замечал: даже если вижу, что нет уведомлений, все равно включаю инстаграм и смотрю ленту. Вдруг что-то новое? Это прямо наваждение нашего времени. Ожидание так болезненно, потому что человек разучился проводить время с самим собой и понимать мир более открыто и глобально. Для человека сложна мысль о том, что время просто идет — вот оно есть, вот оно идет, вот оно прошло. И восприятие времени максимально сложно измерить — когда день насыщенный, тебе может показаться, что за сутки прошло несколько дней, а когда максимально скучный — наоборот.

Еще мне кажется, что ожидание и вообще любое пустое пространство даются сложно, потому что потеряно ощущение потенциальности, которая во всем скрывается. Любая пустота — это всегда возможность заполнения. В этом есть что-то медитативное: ты просто позволяешь вещам происходить самостоятельно, ничего от них не требуя.

Мы живем во времени, которое безумно переполнено контентом. Сейчас очень сложно удивить зрителя, он уже все видел: если раньше для человека храм был взрывом визуальных рецепторов, то сегодня, когда есть кинотеатры, зачем нам ходить в храмы?

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Квартира для антиквара на улице Рубинштейна
Квартира для антиквара на улице Рубинштейна Исторические печи-камины, мебель в стиле mid-century, латунь и современное искусство в доме Довлатова в Петербурге
Квартира для антиквара на улице Рубинштейна

Квартира для антиквара на улице Рубинштейна
Исторические печи-камины, мебель в стиле mid-century, латунь и современное искусство в доме Довлатова в Петербурге

Лазерные шоу, лофт-трансформер и другие проекты, появившиеся в Нижнем благодаря банковским услугам
СПЕЦПРОЕКТ
Лазерные шоу, лофт-трансформер и другие проекты, появившиеся в Нижнем благодаря банковским услугам Три истории бизнесменов и их отношений с банками
Лазерные шоу, лофт-трансформер и другие проекты, появившиеся в Нижнем благодаря банковским услугам
СПЕЦПРОЕКТ

Лазерные шоу, лофт-трансформер и другие проекты, появившиеся в Нижнем благодаря банковским услугам
Три истории бизнесменов и их отношений с банками

Студия Botanicum
Студия Botanicum Симпатичный семейный бизнес по продаже комнатных растений
Студия Botanicum

Студия Botanicum
Симпатичный семейный бизнес по продаже комнатных растений

Тест. Что вы знаете о Мексике?
СПЕЦПРОЕКТ
Тест. Что вы знаете о Мексике? Земля древних ацтеков и уникальной кухни приглашает познакомиться ближе
Тест. Что вы знаете о Мексике?
СПЕЦПРОЕКТ

Тест. Что вы знаете о Мексике?
Земля древних ацтеков и уникальной кухни приглашает познакомиться ближе

Тэги

Люди

Событие

Места

Прочее

Новое и лучшее

Пора утепляться: Где покупать свитеры и кардиганы

Куда поехать в нерабочие дни

Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?

«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле»

Большой гид по независимым книжным Москвы

Первая полоса

Пора утепляться: Где покупать свитеры и кардиганы
Пора утепляться: Где покупать свитеры и кардиганы
Пора утепляться: Где покупать свитеры и кардиганы

Пора утепляться: Где покупать свитеры и кардиганы

Куда поехать в нерабочие дни
Куда поехать в нерабочие дни В каких российских городах вы сможете зайти в кафе или в музей по QR-коду
Куда поехать в нерабочие дни

Куда поехать в нерабочие дни
В каких российских городах вы сможете зайти в кафе или в музей по QR-коду

Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?
Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть? Спектакли, выставки и онлайн-фестивали
Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?

Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?
Спектакли, выставки и онлайн-фестивали

«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле»
«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле» «Выхода нет» поколения зумеров
«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле»

«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле»
«Выхода нет» поколения зумеров

Большой гид по независимым книжным Москвы
Большой гид по независимым книжным Москвы Как живут авторские книжные: Рассказывают их создатели
Большой гид по независимым книжным Москвы

Большой гид по независимым книжным Москвы
Как живут авторские книжные: Рассказывают их создатели

«Чтобы москвичи не приехали»: Гид по локдауну в Петербурге
«Чтобы москвичи не приехали»: Гид по локдауну в Петербурге Все о «нерабочих днях» с 30 октября по 7 ноября
«Чтобы москвичи не приехали»: Гид по локдауну в Петербурге

«Чтобы москвичи не приехали»: Гид по локдауну в Петербурге
Все о «нерабочих днях» с 30 октября по 7 ноября

Что покупать в совместной коллекции H&M и PETA
Что покупать в совместной коллекции H&M и PETA Все, что нужно для холодной погоды. И не только
Что покупать в совместной коллекции H&M и PETA

Что покупать в совместной коллекции H&M и PETA
Все, что нужно для холодной погоды. И не только

Как отказаться от кофе и кому это нужно?
Как отказаться от кофе и кому это нужно? Кофеиновая зависимость — это болезнь, но избавиться от нее легче, чем бросить курить
Как отказаться от кофе и кому это нужно?

Как отказаться от кофе и кому это нужно?
Кофеиновая зависимость — это болезнь, но избавиться от нее легче, чем бросить курить

Где покупать винтаж в Москве. Часть 2
Где покупать винтаж в Москве. Часть 2
Где покупать винтаж в Москве. Часть 2

Где покупать винтаж в Москве. Часть 2

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской» Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе

Гастрономический трансфер: 5 шеф-поваров из Санкт-Петербурга, преуспевших в Москве
Гастрономический трансфер: 5 шеф-поваров из Санкт-Петербурга, преуспевших в Москве
Гастрономический трансфер: 5 шеф-поваров из Санкт-Петербурга, преуспевших в Москве

Гастрономический трансфер: 5 шеф-поваров из Санкт-Петербурга, преуспевших в Москве

Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну
Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну
Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну

Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну

«Я уехал зимовать в тропики»
«Я уехал зимовать в тропики» Сложно ли сейчас поехать на зимовку и сколько это стоит
«Я уехал зимовать в тропики»

«Я уехал зимовать в тропики»
Сложно ли сейчас поехать на зимовку и сколько это стоит

Яхтсменка пропала на парусной тренировке в Подмосковье

Спасатели ведут поиски

Яхтсменка пропала на парусной тренировке в Подмосковье
Спасатели ведут поиски

Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке
Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке
Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке

Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке

Что покупать в коллекции Uniqlo +J?
Что покупать в коллекции Uniqlo +J?
Что покупать в коллекции Uniqlo +J?

Что покупать в коллекции Uniqlo +J?

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство

Не только Паралимпиада
Спецпроект
Не только Паралимпиада Победитель игр и тренеры рассказывают об инклюзивном спорте
Не только Паралимпиада
Спецпроект

Не только Паралимпиада
Победитель игр и тренеры рассказывают об инклюзивном спорте

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

Подпишитесь на рассылку