Кирилл Кобрин: «Мы делаем разговор о литературе новым мейнстримом» Писатель и куратор премии «Волга/НОС» — о литературной обстановке и культурном расцвете Нижнего Новгорода

Кирилл Кобрин: «Мы делаем разговор о литературе новым мейнстримом»

В 2018 году литературная премия «НОС» фонда Михаила Прохорова впервые за свою историю вышла за пределы столицы. Региональное ответвление не случайно получило название «Волга/НОС» — премию планировалось организовать сразу в нескольких волжских городах, и первым выбран Нижний Новгород. Два прошедших круга публичных дебатов вызвали большой интерес и много споров среди городского литературного сообщества. 23 мая в Арсенале пройдет еще одно событие премии — спецпроект о текстах художников. Обновленное жюри с участием искусствоведа Нади Плунгян в качестве эксперта будет выбирать самую современную книгу современного художника. Среди авторов заявлены Виктор Пивоваров, Эрик Булатов, Петр Павленский, Леонид Тишков, Александр Бренер.

The Village выяснил у Кирилла Кобрина, почему премия стартовала именно в Нижнем Новгороде и есть ли противостояние между профессиональным литературным сообществом и книжными блогерами.

Текст

Анна Железова

Фотографии

Анатолий Козьма

— ПЕРВЫЙ КРУГ ПРЕМИИ «ВОЛГА/НОС» ПРОШЕЛ. КАКИЕ У вас остались впечатления от работы нижегородских экспертов и участия обычных читателей?

— Прежде всего одна из главных идей премии в том, что в жюри не сидят так называемые эксперты. Больше всего на свете мы боялись, что это будет еще одно «первенство по литературе». В ситуации с современной русской словесностью, когда все кому не лень устраивают такие чемпионаты по словесности, делать еще одну литературную премию — это множить болезнь, которая уже есть в организме культуры. А спрос на разговор о литературе огромный.

Мы хотели сформировать повестку дня для возможности начать нормальный человеческий разговор о литературе и обществе. Эта премия — удачно или неудачно — пытается все же вернуть этот разговор в актуальное поле российского общественного сознания. Именно поэтому в жюри сидят не эксперты, и это не разговор экспертов и так называемых «простых читателей» в зале. Кто этих «простых читателей» вообще видел? И кто такие «непростые читатели»? Это стало главным итогом премии: и «НОСа», и особенно «Волги/НОСа».

— Почему особенно премии «Волга/НОС»?

— Был очень хороший состав жюри, которое много и интересно говорило о словесности и обществе с точки зрения собственного экзистенциального, социального и культурного опыта. Например, Дмитрий Володин, будучи бизнесменом, говорил именно как известный бизнесмен — и как культурный человек, у которого из-за занятий бизнесом нет времени читать книжки. Надо исходить из того, что общество не состоит из людей, которые могут прочитывать по тридцать книг в месяц, и нельзя вычеркивать людей, которые, — в силу того что заняты, работают и делают российскую жизнь, экономическую, социальную и так далее, — не могут читать столько же. А давайте мы их всех вычеркнем, потому что они так себе читатели? Эти люди — важнейшая часть общества, у них тоже есть мнение, поэтому для меня принципиально участие представителей этой группы в жюри.

Мария Гончарова тоже была исключительно важна как человек, который профессионально читает и редактирует тексты в медиа, а медиа — это современная и могущественная сфера деятельности общества. В случае Гончаровой отметим еще и необходимость гендерного взгляда, чтобы премия «Волга/НОС» не стала еще одним упражнением в культурном mansplaining.

Артем Филатов также был важным участником жюри, потому что он современный художник. А современное искусство в России, да простят меня писатели, гораздо более современно и социально, чем нынешняя русская литература. Артем как раз работает с материалом общества, с городом, с историей. И потом, посмотрите на все жюри современных премий. Кто там сидит? Люди сорок плюс, в основном давно тусующиеся в литературных кругах. А здесь взгляд со стороны человека другого поколения, с другими представлениями.

Не забудем, у нас была традиционный филолог — Мария Гельфонд. Она высказывалась о том, что читала и что думает, с позиции своей филологической выучки. Важно, что мы не исключили точку зрения академической филологии на современную словесность, но поставили ее в один ряд с другими.

Наконец Евгений Стрелков, председатель жюри, счастливо воплотил в себе сразу три функции: он и поэт, и дизайнер, и куратор, культуртрегер. Не забудем одно обстоятельство: современная культурная ситуация в стране в ее лучших, продвинутых областях сделана людьми, которым сейчас от 45 до 60 лет. И Стрелков как представитель этого поколения является одной из основополагающих фигур для современной нижегородской культуры.

Принято ругать финальное решение жюри премии «Волга/НОС», но еще раз: это премия не про то, кто победил. Это премия про разговор. А разговор получился очень интересным, драматическим, с неожиданными перепадами. И наконец, получился диалог с публикой в зале.


Нижний Новгород — это одно из лучших воплощений нестоличной России и России как таковой


— А что с публикой?

— Во-первых, публика высказывалась и участвовала. Во-вторых, судя по откликам книжных блогеров, эта ситуация активно обсуждалась. Черт возьми, так мы же этого и хотели: чтобы был разговор, чтобы это вызвало интерес, чтобы люди вспомнили, что есть современная литература, которую, может быть, стоит почитать и поговорить об этом! Это главный положительный итог первой премии «Волга/НОС».

— Почему для пилотного запуска региональной премии был выбран именно Нижний Новгород?

— Нижний Новгород — это одно из лучших воплощений нестоличной России и России как таковой. Удивительная дореволюционная история, исключительно интересный период советского времени, когда он поменял свою идентичность. Это город с мощнейшей наукой и промышленностью. Last but not least, город больших литературных традиций — город Мельникова-Печерского, Розанова, Горького, Садовского и прочих.

— Но это только исторический бэкграунд.

— Это как сказать. Вроде бы тот же самый Мельников-Печерский для сегодняшнего человека не играет практически никакой роли. Казалось бы, жизни, о которой он писал, уже нет, он старомоден, но ведь он писал на самом деле, что российская жизнь в этих краях, в городе и вокруг, строится из комбинации горизонтали и вертикали, внизу и наверху, «В лесах» и «На горах». И сегодня мы имеем город, состоящий из города на холмах, наверху, и города в плоской заречной части, внизу — это же суперактуально сейчас! А кто это первый придумал, заметил и начал рефлексировать на эту тему? И вот, когда мы начинаем такой разговор, Мельников-Печерский превращается из утехи букиниста в актуального писателя. Актуальность культурного феномена не существует сама по себе, ее надо включать.

Нижний и сейчас переживает совершенно удивительный период своей истории. Сегодня это город мощной современной культуры. А раз так, то надо это поддерживать и этим пользоваться для дальнейшего развития. Важно и то, что здесь есть исключительное место современной культуры, которое называется Арсенал, — в Нижнем для организации премии «Волга/НОС» не нужно ничего изобретать.

— Когда прошел финал, результаты активно обсуждались нижегородскими литературными блогерами. Почему вы решили пообщаться с ними отдельно об этом?

— Для премии и для будущего российского общества и литературы важны именно такие люди, потому что они вырабатывают этот самый язык. Поэтому разговоры с Женей Лисицыной, Валентиной Горшковой и Сашей Карпюком были исключительно интересны — я учился у них этому языку. Именно поэтому мы попросили Валентину Горшкову войти в состав промежуточного жюри, чтобы это мнение, этот язык были представлены в нем. А может быть, его нужно будет еще больше?

Литературные блоги всегда были — со времен появления интернета; но новые платформы — Telegram, подкасты — дают новую возможность разговора другого типа. Я вижу здесь огромные возможности для развития премии.

— Насколько такие блоги включены в общую литературную повестку?

— Думаю, что традиционное литературное сообщество очень высокомерно относится к книжным блогерам, и это высокомерие на пустом месте. В головах людей с традиционным литературным мышлением все еще разыгрывается вечная борьба за место своего дискурса о литературе и обществе, которое, по сути, является борьбой за ресурс культурной власти. Но смешно то, что в сегодняшней русской литературной реальности никакой власти нет. Времена, когда русская литература действительно обладала определяющим влиянием на русское общество, прошли. Если отбросить жанровую литературу, которая вместе с учебниками и справочными изданиями содержит книжную индустрию, то некоммерческая литература денег почти не приносит. Ресурса здесь нет, влияние на общество литература имеет минимальное, влияния на власть она не имеет вообще. Сражаться здесь не за что. Литераторам, критикам и издателям пора встряхнуться и осмотреться по сторонам.


Было бы неплохо запустить постоянные ридинг-группы, которые в течение года обсуждают книги, которые на слуху и которые могут быть номинированы на премию


— То есть блоги не победят, потому что не за что сражаться?

— У той же Жени Лисицыной подписчиков больше, чем у почти любого литературного издания. Среднее количество просмотров статьи о литературе на сайте Colta.ru в лучшем случае пять тысяч. А у Жени только подписчиков больше десяти тысяч. Понимаете, тут опять же не за что сражаться. В этом смысле война закончилась не начавшись.

Здесь должны быть совершенно другие отношения и другие представления о мире. Это не история о том, что блогеры всех вытеснят. Мы живем в сложно устроенном мире, и между сферами деятельности должен быть разговор. Он не может быть узкопрофессиональным — только общественно значимым. К этому «НОС» и пытается призвать.

— Будет ли премия как-то меняться с учетом вскрывшихся новых моментов на региональных дебатах?

— «НОС» всегда менялся: добавлялись эксперты, академия критиков. В этом смысле он очень живое существо. И «Волга/НОС», которой меньше года, уже меняется: мы придумали новый спецпроект о текстах художников. Опять же, 23 мая вроде бы будет назван победитель, но это не значит, что это лучшая книга художника за последние десять лет. «Волга/НОС» — не ипподром, где побеждает первая пришедшая к финишу лошадь.

Из других проблем, ждущих разрешения, — прерывистость премиального процесса. «Волга/НОС» не может сводиться к двум-трем событиям в году. К примеру, было бы неплохо запустить постоянные ридинг-группы, которые в течение года обсуждают книги, которые на слуху и которые могут быть номинированы на премию.

— А зачем эта премия Нижнему Новгороду?

— Нижний Новгород переживает культурный расцвет, я не могу припомнить период истории города, когда в нем было столько действительно интересных поэтов и писателей. Но здесь нет абсолютно никакой инфраструктуры для поддержания литературной жизни. Здесь не существует современных литературных журналов, нет современных мест, где можно было бы опубликоваться современному поэту или прозаику. За крайне небольшим исключением, нет независимой книжной лавки, где происходил бы разговор о литературе, библиотеки всех уровней, особенно районные, могли бы устраивать встречи с современными писателями или даже организовывать небольшие книжные фестивали. И если ничего этого не будет, то весь нынешний литературный расцвет Нижнего Новгорода уйдет в песок. Для этого должны быть места, повестка дня и публика, которая сама по себе не возникает. Конечный результат всего этого — посредством чтения и обсуждения современной словесности вернуть людям возможность переживания сегодняшней реальности. Это и есть самое важное, а не то, что Пелевин выиграл какую-то там литпремию.

Спецпремия и публичные дебаты «Волга/НОС: тексты художников» пройдут

в киноконцертном зале Арсенала 23 мая в 18:30

Вход свободный

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Владимир Абих — о нижегородской разрухе и дополненной реальности
Владимир Абих — о нижегородской разрухе и дополненной реальности Постинтернет и нижегородский уют
Владимир Абих — о нижегородской разрухе и дополненной реальности

Владимир Абих — о нижегородской разрухе и дополненной реальности
Постинтернет и нижегородский уют

«Все, что я видел и слышал в родильной палате, — это концентрированная боль»
«Все, что я видел и слышал в родильной палате, — это концентрированная боль» Отцы из Нижнего Новгорода делятся своим опытом партнерских родов
«Все, что я видел и слышал в родильной палате, — это концентрированная боль»

«Все, что я видел и слышал в родильной палате, — это концентрированная боль»
Отцы из Нижнего Новгорода делятся своим опытом партнерских родов

DOPE Films — о новом клипе Монеточки, рэперах и нижегородской видеоиндустрии
DOPE Films — о новом клипе Монеточки, рэперах и нижегородской видеоиндустрии Как снимать клипы в провинции и делать это на уровне
DOPE Films — о новом клипе Монеточки, рэперах и нижегородской видеоиндустрии

DOPE Films — о новом клипе Монеточки, рэперах и нижегородской видеоиндустрии
Как снимать клипы в провинции и делать это на уровне

«Отпускается без рецепта»: Как появилась зеленка
«Отпускается без рецепта»: Как появилась зеленка Краситель для тканей, который есть почти в каждой аптечке
«Отпускается без рецепта»: Как появилась зеленка

«Отпускается без рецепта»: Как появилась зеленка
Краситель для тканей, который есть почти в каждой аптечке

Тэги

Люди

Прочее

Новое и лучшее

5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события

Большой гид по нижегородскому стрит-арту

Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?

Кира Коваленко — О войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова

Первая полоса

5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»
5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения» Смотрим сериал вместе с психологом
5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»

5 уроков эмпатии и толерантности. Чему нас научил новый сезон «Сексуального просвещения»
Смотрим сериал вместе с психологом

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события
Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события Ресторанный фестиваль, спектакль-рейв и девичник в «Доме культур»
Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события
Ресторанный фестиваль, спектакль-рейв и девичник в «Доме культур»

Большой гид по нижегородскому стрит-арту
Большой гид по нижегородскому стрит-арту Самые значимые работы одной из столиц уличного искусства
Большой гид по нижегородскому стрит-арту

Большой гид по нижегородскому стрит-арту
Самые значимые работы одной из столиц уличного искусства

Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?
Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса? И только недавно вновь вернулась к этому материалу
Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?

Испорченная репутация: Почему модная индустрия перестала использовать текстиль из каннабиса?
И только недавно вновь вернулась к этому материалу

Кира Коваленко — О войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова
Кира Коваленко — О войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова Большой разговор с режиссером фильма «Разжимая кулаки»
Кира Коваленко — О войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова

Кира Коваленко — О войне, возвращении на Кавказ и советах Сокурова
Большой разговор с режиссером фильма «Разжимая кулаки»

На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях
На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях
На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях

На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной
Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной
Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной

Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной

Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов
Спецпроект
Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов И почему такие товары стоят дешевле аналогичных
Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов
Спецпроект

Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов
И почему такие товары стоят дешевле аналогичных

Пивозавры

Пивозавры«В большом городе каждый третий — пивозавр»

Пивозавры

Пивозавры «В большом городе каждый третий — пивозавр»

«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова
«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова Теплая драма о молодой осетинке, скованной цепью с семьей
«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова

«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова
Теплая драма о молодой осетинке, скованной цепью с семьей

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021
Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021
Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021

Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Важная встреча: Как устроить свидание с собой
Спецпроект
Важная встреча: Как устроить свидание с собой И какой аромат для этого выбрать
Важная встреча: Как устроить свидание с собой
Спецпроект

Важная встреча: Как устроить свидание с собой
И какой аромат для этого выбрать

«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские
«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские И что делать, если вас удерживают люди в штатском
«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские

«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские
И что делать, если вас удерживают люди в штатском

Ресторан Mina: Италия и Ливан на Малой Никитской
Ресторан Mina: Италия и Ливан на Малой Никитской Лучшее открытие лета
Ресторан Mina: Италия и Ливан на Малой Никитской

Ресторан Mina: Италия и Ливан на Малой Никитской
Лучшее открытие лета

Мой дом, мои правила:
Как осознанно обустроить свое жилье
Спецпроект
Мой дом, мои правила: Как осознанно обустроить свое жилье И стараться не вредить природе
Мой дом, мои правила:
Как осознанно обустроить свое жилье
Спецпроект

Мой дом, мои правила: Как осознанно обустроить свое жилье
И стараться не вредить природе

14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком
14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком
14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком

14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

Подпишитесь на рассылку