Как финский режиссер снял роуд-муви в поезде «Москва — Мурманск» Интервью с Юхо Куосманеном — режиссером «Купе номер 6»

Как финский режиссер снял роуд-муви в поезде «Москва — Мурманск»

Золотое правило хорошего фильма — снимай о том, что хорошо знаешь сам. И финский режиссёр Юхо Куосманен, автор «Купе номер 6», ему следует. «Я обожаю поезда, мне кажется, это вообще лучший способ путешествий. Я много ездил по России, и во время одного из путешествий из Москвы в Мурманск познакомился с мужчиной, который представился Лёхой. И когда надо было назвать персонажа «Купе номер 6», сомнений не было — только Лёха и никто другой».

Лёха — компаньон финской девушки-археолога Лауры, главной героини «Купе номер 6», которая, как нетрудно догадаться, едет из Москвы в Мурманск в купе номер 6 и оказывается обречена на общество Лёхи на несколько дней. Герои плохо понимают друг друга, но языковой барьер — ещё не самая большая проблема. Лёха сбивает с ног навязчивым компанейством, пьянством и грубостью, и Лаура предпочитает прятаться в наушники и грустить об оставленной возлюбленной в Москве. Когда горячечный Лёха начинает выпытывать у Лауры, как по-фински говорится «Я тебя люблю», она научит его финскому «Пошёл на хер!» Долгие часы Лаура и Лёха проведут, пытаясь примириться друг с другом — и нет, перед вами вообще не love story о романе финки и русского. Под песню «Voyage, Voyage» перед глазами пронесётся роуд-муви об одиночестве и внезапной дружбе растерянных ровесников, каждый из которых не чувствует себя дома.

Лёху играет главная сенсация российского кино 2021 — всемогущий Юра Борисов. Лауру — неторопливо говорящая по-русски, обаятельно застенчивая Сейди Хаарла. «Купе номер 6» получило в Каннах в этом году второй по важности приз и теплейшие отзывы критиков о режиссёрской проницательности и таланте подмечать детали. «Я люблю обычных людей — для меня они очень интересные. И люблю простые, но не примитивные истории за их деликатность и хрупкость. В эпосе трудно увидеть хрупкие эмоции — и чтобы сделать их видимыми, надо сорвать всё лишнее и оставить только самое простое», — рассказывает Юхо про свой камерный фильм.

В «Купе номер 6» нет фейковой фактуры и надуманных деталей: авторам было важно написать живые диалоги на русском (соавтором Юхо стала сценаристка и режиссёр Любовь Мульменко), снимать в настоящем поезде РЖД на ходу и добраться до сурового русского севера. Поэтому и заспанное, раздражённое лицо проводницы, и содержимое тарелок в вагоне-ресторане, и бабушки на перронах не кажутся карикатурными, схваченными туристическим взглядом. А во времена локдауна фильм о вынужденном соседстве с кем-то совершенно чужим смотрится ещё актуальнее.

Перед московской премьерой «Купе номер 6» кинокритик Алиса Таёжная поговорила с Юхо Куосманеном о поездках по России, компаньонах в путешествиях, грубых мужиках, пандемии и вагонах-ресторанах.

Личное пространство и смягчение грубияна

— «Купе номер 6» основан на книге финской писательницы Розы Ликсом о её путешествиях на поезде по России. Расскажите, как вы нашли эту книгу и почему решили её экранизировать?

— «Купе номер 6» я прочитал в 2011 году, сразу, как она вышла. Это кинематографичная и эмоциональная книга с сильными образами о финской девушке, которая ездит по России на поезде и знакомится с разными, часто не самыми приятными людьми. Сама обстановка, образ поезда — открытый и вдохновляющий к экранизации.

Сюжет книги простой, но история глубокая: в ней много человеческого. По своему генезису она сложнее и шире фильма: нет одного времени повествования и больше персонажей. Так что копировать книгу в фильм было невозможно и совершенно бессмысленно. Потом мы познакомились с писательницей, и она уверила меня, что её книга может быть только материалом, и с ней необязательно работать буквально. Так что мы скорее вдохновлялись историей, нежели пытались воспроизвести её целиком.

— Как менялись ваши отношения с главными героями, пока вы работали над историей? Насколько я знаю, книжные образы — немного другие. Главная героиня куда более уязвима, а её спутник в купе номер 6 куда более угрожающий.

— Силовая динамика по сравнению с книгой должна была измениться. Мы хотели сделать финскую героиню Лауру менее робкой. Напряжение книги построено на постоянном чувстве угрозы и опасности: героиню всю дорогу окружают жестокие люди. Мне это показалось скучным и повторяющимся. Мне важно было придумать героиню и найти актрису, за которых не надо будет бояться. Чтобы зритель не замирал в напряжении: «А что же с ней произойдёт?»

С русским персонажем Лёхой тоже надо было избежать клише. С первого взгляда он должен был раздражать и расстраивать, но в конце мы должны проникнуться им и почувствовать его. Я хотел, чтобы к концу фильма Лаура и Лёха стали друг другу скорее братом и сестрой. Людьми, чьи различия в конечном счёте не имеют значения. И ничего бы не воплотилось в жизнь, если бы я не нашёл своих актёров — на пробах с Сейди и Юрой всё встало на свои места. Одно дело — написать персонажа, а другое — найти человека, который даст ему новое измерение.

— Смягчить агрессивного мужлана — сложная задача для автора фильма. Трудно сделать его обаятельным, глубоким и человечным.

— Лёха должен был постепенно влюблять в себя, опускать щит этого стереотипного грубияна, с которым не хочется иметь ничего общего. Как человек Лёха исполняет роль твёрдого мужчины, чтобы ему было проще выжить — ему нужно время, чтобы раскрыться. Постепенно на наших глазах он из брутального мужчины превращается в ребёнка, показывает свою живую природу и непосредственность.

— Лёха, что называется, постоянно нарушает чужие границы. Лично я, пока смотрела «Купе номер 6», вспоминала десятки историй, когда случайные попутчики заставляли меня чувствовать себя неловко или общаться с ними, когда я этого не хотела. Как вы сами относитесь к таким людям, как Лёха?

— Да, меня такое тоже бесит. Люди, которые не чувствуют ситуацию и других людей, раздражают. И надо сказать, второй компаньон Лауры — финский парень с гитарой — тоже уничтожает атмосферу и перетягивает внимание на себя. Так что с любыми намерениями люди могут разрушать и общее настроение, и вторгаться в чужое личное пространство.

Баранья нога и другие приключения в поездах

— Кажется, «Купе номер 6» мог снять только человек, который сам проехал тысячи километров на поезде. Вы много путешествовали? Что вам запомнилось из этих поездок?

— Я обожаю поезда, мне кажется, это лучший способ путешествий. Я много ездил на поездах по России — и до начала съёмок фильма: из Хельсинки в Москву, из Москвы в Иркутск и Улан-Батор, много раз — из Москвы в Мурманск. Собственно, во время одного из таких путешествий из Москвы в Мурманск я и познакомился с мужчиной, который представился Лёхой. И когда надо было назвать персонажа «Купе номер 6», сомнений не было — только Лёха и никто другой.

Были и запоминающиеся истории. Однажды в поездке мы услышали странный запах в другой части вагона — и в одном из соседних купе нашли четверых мужчин, которые готовили баранью ногу. У них было с собой много еды, потому что они ехали на рыбалку далеко в Арктику. Они, естественно, начали нас поить и угощать — и мы провели замечательный вечер. Ещё замечательные работники и пассажиры почти всегда встречаются в вагоне-ресторане: за разговорами с ними можно провести часы. А однажды я видел вырубившегося мужчину, чья искусственная челюсть выпала изо рта.

— Вы снимали в настоящем поезде, который ехал из Петербурга в Мурманск, арендовали железнодорожный состав, снимали в пути, импровизировали на остановках. Расскажите о ваших приключениях.

— Этот фильм было необходимо снимать в настоящем поезде и в России — чтобы всё подсмотренное попало в фильм и не было притворства. Это была настоящая головная боль — не столько для меня, сколько для продюсеров, которые думали над логистикой. Мы арендовали настоящий поезд (а это очень дорого), ездили по действующим железнодорожным маршрутам — и при этом должны были не вмешиваться в реальное расписание поездов и не мешать другим составам. Мы выехали с Витебского вокзала в Санкт-Петербурге и снимали в течение каждого дня сцены в движущемся поезде. Было много людей и мало свежего воздуха — и это требовало большой выносливости от всей группы. Мы даже ели в вагоне-ресторане.

— Что-то с майонезом?

— Нет, у нас был кейтеринг и вкусная еда. Так что, если и был майонез, то я его не помню.

Работа с Мульменко, случайные попутчики и русская душа

— Что вы знали о российском ландшафте, Северо-Западе и российской жизни в 90-е и нулевые до съёмок фильма? Важно ли для вас было побороть сложившиеся стереотипы?

— Я не жил и не путешествовал по России во времена, о которых идёт речь в фильме. Впервые я приехал к вам в начале нулевых. Для фильма я пытался узнать всё, что мог, много разговаривал с Любой Мульменко (сценаристкой фильма — Прим. ред.), которая написала нам русские диалоги, ведь сперва у нас был только англоязычный сценарий. Она придумала и добавила многое — например, мечты Лёхи о его собственном бизнесе с офисом или упоминание Пелевина. Я много говорил с актёрами — не только с Юрой Борисовым, но и с Юлией Ауг и Динарой Друкаровой — и это тоже помогало сделать фильм глубже.

Интервью

Из сценариста в режиссеры: Большое интервью с Любовью Мульменко «Судя по "Дунаю", мои герои по-прежнему чересчур много болтают»

Читать 

Удивительным образом меня часто спрашивают, откуда я так хорошо понимаю русскую душу. Но для меня самым главным было снимать не про неё, не про столкновение Финляндии и России, а про взаимопонимание человеческих существ. И тогда я сказал себе: «Что же, я сам человеческое существо, я понимаю, каково им быть, поэтому как-нибудь да справлюсь». Несмотря на наши различия, каждый из нас хочет быть любим, понят и принят таким, какой он есть. И в то же время каждый боится, что остальные увидят, какой он внутри. В этом наше главное противоречие.

— В «Купе номер 6» несколько раз звучит фраза о том, что людям стоит знать свои корни, чтобы лучше понимать, откуда они пришли и кто они такие. Насколько вам близка эта мысль?

— Эту банальную фразу я использовал скорее в ироничном ключе. Это одна из тех общих фраз, с которыми легко согласиться и которые люди часто повторяют: звучит интеллектуально, но на самом деле под этим ничего не скрывается. В фильме главная героиня повторяет эту фразу за интеллектуалами, которыми восхищается — просто копирует их поведение, потому что хочет казаться глубже и умнее. Мне самому кажется важным принимать свои корни, но все рассуждения о том, что необходимо знать, откуда мы пришли, кажутся мне общими и поверхностными.

— Фильм смотрится совсем иначе в период пандемии, хотя снят был ещё в доковидное время. Сейчас многие из нас живут с чувством, что обречены ехать в купе в поезде с теми, кого не выбирали попутчиками, — и неизвестно, сколько это продлится.

— Когда меняется реальность, те же фильмы и события мы действительно видим по-другому. Как ни странно, я рад, что мы можем выпустить фильм сейчас. Думаю, что-то точно сыграет сильнее в новом контексте. Помните сцену, когда Лаура теряет камеру, где записывала на кассеты свои походы в гости, вечеринки, смех и прогулки? Плача, она горюет не просто по камере и воспоминаниям, но и по потерянной Москве. Она описывает то, что мы так или иначе потеряли и неизвестно когда обретём снова. Это мы снимали задолго до пандемии. Но когда я монтировал фильм, я чувствовал похожую скорбь.

Простые истории и человеческая химия

— Судя по вашему предыдущему фильму «Самый счастливый день в жизни Олли Мяки» и «Купе номер 6» вы любите небольшие истории. Это связано с бюджетами, или вы действительно предпочитаете скромные сюжеты про маленьких людей?

— Думаю, это связано с моим режиссёрским отношением. Я люблю обычных людей — для меня они очень интересные. И люблю простые, но не примитивные истории за их деликатность и хрупкость. Как только в кино появляются большие события, сильные сюжетные линии и резкие повороты, на их фоне теряются важные для меня оттенки. В эпосе трудно увидеть хрупкие эмоции — и чтобы сделать их видимыми, надо сорвать всё лишнее и оставить только самое простое.

— Поэтому вам было важно дистанцироваться от противопоставления России и Финляндии, времени действия истории?

— Если следовать политической логике, человеческое опять останется в тени. Не будет возможности прочувствовать глубину этих людей и их эмоции и переживания. Самое важное в моём кино — человеческая химия. А отвлекаясь на обстоятельства, отношения Финляндии и России, политические рамки, мы так по-настоящему и не узнаем наших героев.

— Для вас было важно, чтобы встреча Лауры и Лёхи не стала историей любви?

— Для начала, у меня не было причины менять то, что описала в своей книге Роза. Вешать на героиню ярлык — лесбиянка она или бисексуалка — мне тоже не хотелось. В начале фильма у неё роман с женщиной, но я не уверен, что это целиком исчерпывает её сексуальность. Романтический поворот в фильме испортил бы первоначальную идею внезапной встречи и именно человеческого сближения людей из разных культур без флирта и перспективы отношений.

— Вы уже упоминали о том, что главные герои, как и все люди, прячутся за щитами стереотипов и первых впечатлений. Как вам кажется, им удалось снять оборону в финале?

— Думаю, что в моменте, когда Лаура и Лёха валяются в снегу, они наконец воссоединяются. Здесь они перестают производить впечатление и притворяться кем-то другим — а веселятся, как дети, не думая о последствиях.

— Как нам всем отказаться от этих щитов в общении друг с другом и понять другого, как это получилось у Лёхи и Лауры?

— Нам нужно больше принятия и меньше контроля. Контроль — ключевая проблема. Мы хотим быть определёнными людьми и начинаем следить за каждым нашим шагом и поведением, подчиняем их нашей идее о себе. Немного ослабить контроль над собой и поработать над принятием пойдёт нам всем на пользу.

Фотографии: «СППР»

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Французский вестник» как торжество незначительности
«Французский вестник» как торжество незначительности Из чего состоит новый фильм Уэса Андерсона
«Французский вестник» как торжество незначительности

«Французский вестник» как торжество незначительности
Из чего состоит новый фильм Уэса Андерсона

Из сценариста в режиссеры: Большое интервью с Любовью Мульменко
Из сценариста в режиссеры: Большое интервью с Любовью Мульменко «Судя по "Дунаю", мои герои по-прежнему чересчур много болтают»
Из сценариста в режиссеры: Большое интервью с Любовью Мульменко

Из сценариста в режиссеры: Большое интервью с Любовью Мульменко
«Судя по "Дунаю", мои герои по-прежнему чересчур много болтают»

Тэги

Сюжет

Люди

Событие

Места

Новое и лучшее

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике

Как перестать выбрасывать еду

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

Как провести первую неделю зимы в Москве

Первая полоса

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике Что слушать, читать и смотреть на выходных
Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике

Четыре альбома Arca, предшественник «Игры в кальмара» и сборник задач по лингвистике
Что слушать, читать и смотреть на выходных

Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду
Как перестать выбрасывать еду

Как перестать выбрасывать еду

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов И действительно ли покупатели обращают на них внимание
Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов

Из «Императорских Мытищ» в «Царскую площадь»: Как придумывают названия для жилых комплексов
И действительно ли покупатели обращают на них внимание

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать
Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта

Как повторить образы из фильма «Дом Gucci» Ридли Скотта
Леди Гага, Адам Драйвер и Джаред Лето, которого не узнать

Как провести первую неделю зимы в Москве
Как провести первую неделю зимы в Москве День рождения Powerhouse, фестиваль японского кино и Boiler Room
Как провести первую неделю зимы в Москве

Как провести первую неделю зимы в Москве
День рождения Powerhouse, фестиваль японского кино и Boiler Room

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы
Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат

Экс-кандидатку на выборы в Госдуму Алену Попову обвинили в невыплате зарплат
Активистки Дарья Серенко и Софья Сно рассказали о работе в штабе правозащитницы

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага
«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца

«Дом Gucci»: Ридли Скотт вновь снимает главный фильм месяца
Мультикаст суперзвезд, недовольство наследников и бесподобная Леди Гага

Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc
Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc
Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc

Турецкое микробистро Mini Turkish Spot, корнер Matcha Botanicals, ресторан Balance, завтраки в AVA и Blanc

Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве
Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве Рассказываем, что смотреть в декабре взрослым и детям
Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве

Гид по Большому фестивалю мультфильмов в Москве
Рассказываем, что смотреть в декабре взрослым и детям

Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект
Кто водит москвичей по крышам И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес
Кто водит москвичей по крышам
Спецпроект

Кто водит москвичей по крышам
И как любовь к фотографии превратилась в растущий ивент-бизнес

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России
Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел

Без «ОВД-Инфо» у нас было бы в десятки раз больше уголовных дел
Григорий Охотин — о том, как его проект за десять лет вырастил гражданское общество в России

«Работа в госучреждениях — это активизм»
«Работа в госучреждениях — это активизм» Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии
«Работа в госучреждениях — это активизм»

«Работа в госучреждениях — это активизм»
Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии

20 фильмов зимы

20 фильмов зимыОт возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

20 фильмов зимы

20 фильмов зимы От возвращения «Матрицы» до комедии об эвтаназии Франсуа Озона

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года? Первые мысли после прослушивания пластинки
Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?

Неймдроппинг, протест и самокопание: Почему «Красота и уродство» Оксимирона — самый удобный альбом года?
Первые мысли после прослушивания пластинки

10 лучших ресторанов осени в Петербурге
10 лучших ресторанов осени в Петербурге Возвращение кафе «Рубинштейн» и бара Mishka, All Grain, Numero Zero и Mercado del Sol
10 лучших ресторанов осени в Петербурге

10 лучших ресторанов осени в Петербурге
Возвращение кафе «Рубинштейн» и бара Mishka, All Grain, Numero Zero и Mercado del Sol

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?
«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

«The Beatles: Get Back»: Док Питера Джексона длится почти восемь часов. Почему его стоит смотреть не только фанатам?

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы
Спецпроект

Менять профессию — нормально. Рассказываем, как принять решение о поиске новой работы

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря
Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Адвент-календари Kiehl’s и Lumene, мусс для губ Morphe, аромасвечи с кардамоном Windsor’s Soap и другие новинки декабря

Что покупать и куда идти на non/fiction№23?
Что покупать и куда идти на non/fiction№23? Главные книги и события московской книжной ярмарки
Что покупать и куда идти на non/fiction№23?

Что покупать и куда идти на non/fiction№23?
Главные книги и события московской книжной ярмарки

Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера
Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера
Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера

Где ужинать прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют рестораны, кафе и бистро для отличного вечера

Подпишитесь на рассылку