21 января, пятница
Москва
Войти

Зима будет долгой: Что почитать о ГУЛАГе и репрессиях на праздниках

Зима будет долгой: Что почитать о ГУЛАГе и репрессиях на праздниках

Во вторник, 28 декабря, Верховный суд ликвидировал «Международный Мемориал» — признанный иноагентом просветительский проект, который исследовал политические репрессии в СССР. А через день та же участь постигла одноименный правозащитный центр, который помогал политическим заключенным. Прокуратура посчитала, что «Международный Мемориал» неоднократно нарушал закон об иноагентах, а также «искажал историческую память о Великой Отечественной войне, создавал лживый образ СССР как террористического государства и реабилитировал нацистских преступников».

В поддержку проекта выступили активисты и журналисты, писатели и депутаты, а правозащитная организация «ОВД-Инфо» (власти и ее считают иноагентом) запустила подкаст «Ликвидация» о процессе над «Мемориалом».

«Мемориал» существовал с 1989 года, и за это время его сотрудники создали онлайн-базу жертв политического террора (сейчас там более 2 миллионов имен), сформировали архив из почти 100 тысяч личных дел жертв сталинских репрессий, исследовали нарушения прав человека в военных зонах, оказывали помощь политическим беженцам. У «Мемориала» была образовательная программа — проект делал выставки об академике Сахарове, о жизни женщин в ГУЛАГе, а также выпускал книги, в том числе мемуары жертв сталинских репрессий.

The Village рассказывает о книгах, чьи авторы лично столкнулись с репрессиями. В подборку вошли комиксы, автобиографии и художественные тексты, посвященные истории ГУЛАГа и жертвам красного террора.

«Метео-чертик. Труды и дни»


Авторка

Ольга Раницкая

Издательство

Музей истории ГУЛАГа

Ольгу Раницкую арестовали в 1937 году после расстрела мужа, работавшего в украинском правительстве. Женщину сослали в трудовой лагерь Карлаг, из которого она вышла только в 1946 году. На свободе у Ольги остался сын Саша, и, отбывая срок, она сделала для него книжечку размером с ладонь — Раницкая сама рисовала иллюстрации, сочиняла стихи.

Работа получилась во многом дневниковой: главный герой текста — сказочный персонаж метео-чертик (Раницкая работала на метеостанции Карлага); в тексте зафиксированы детали лагерной жизни. В личную историю Раницкой вплетаются отсылки к произведениям Лермонтова и Пушкина, цитируются латинские выражения, а сама книга названа в честь одноименной работы греческого поэта Гесиода о справедливости и чести.

В 1942 году Ольга узнала, что ее сын погиб. Саше было шестнадцать, когда он повесился из-за насмешек одноклассников — те дразнили его за то, что мать сидит в Карлаге. Раницкая отдала свою книгу солагернице, а в 2017 году Музей истории ГУЛАГа выпустил работу Ольги, дополнив ее историей жизни авторки.


«В круге первом»


Автор

Александр Солженицын

Издательство

АСТ

Благодаря текстам Солженицина, о красном терроре знают не только в России, но и за рубежом. Осужденный за критику Сталина, писатель провел в заключении с 1945 по 1953 год. Автор сидел в лагере Новый Иерусалим, Степлаге, сменил несколько лагерей в Москве и Московской области. Затем Солженицына отправили на пожизненную ссылку в Южный Казахстан, а после реабилитации в 1957 году автор уехал во Владимирскую область.

«В круге первом» — автобиографический роман писателя, посвященный опыту жизни в «шарашке». Так называли научно-исследовательские институты и конструкторские бюро, где под надзором НКВД работали осужденные инженеры и ученые. Образ шарашки символичен — это первый круг из «Божественной комедии» Данте, куда попадают античные мудрецы, в случае Солженицына — советские ученые.

В главном герое романа Глебе Нержине угадывается сам писатель: перед ученым стоит выбор — работать на идеи, с которыми он не согласен, или отправиться в ГУЛАГ. Этот ценностный разлом — основа всего текста: Нержин выбирает свободу тюремного этапа, отказывается от идей коммунизма, в то время как его друг Лев Рубин, пройдя ГУЛАГ, все еще верит в марксистское учение.


«Сурвило»


Автор

Ольга Лаврентьева

Издательство

«Бумкнига»

В биографическом комиксе «Сурвило» Ольга Лаврентьева рассказывает историю своей бабушки Валентины. После ареста отца Вали в 1937 году девочка с матерью получили постановление — уехать из Ленинграда. Их отправили в башкирскую деревню, где они поселились в сарае, делили одну пару валенок на двоих, поочередно меняясь, чтобы собрать в поле хворост на растопку буржуйки, и продолжали верить, что вся эта история — результат чьей-то ошибки.

Бабушка Лаврентьевой пережила много страшного: длинные очереди за продуктами в мороз, раннюю смерть матери, косые взгляды одноклассников из-за статуса «дочери врага народа». А когда Вале наконец удалось вернуться в Ленинград, наступила война и блокада.

«Сурвило» — это откровенный текст, прямая фиксация трагедии целой страны, увиденной глазами ребенка. А еще это честный рассказ о последствиях травмы — о постоянной тревоге за близких и способах заново учиться жить с этим чувством.


«Крутой маршрут»


Автор

Евгения Гинзбург

Издательство

Редакция Елены Шубиной

С 1937-го по 1947-й журналистка и писательница Евгения Гинзбург находилась в лагерях, а затем еще восемь лет — в бессрочной ссылке. Ее работа «Крутой маршрут», написанная во второй половине 1960-х, — одно из первых и наиболее ярких русскоязычных произведений, осмысляющих сталинские репрессии. Правда, в СССР текст напечатали только 1988 году, первая же публикация «Крутого маршрута» состоялась в Милане в 1967-м.

Книга состоит из трех частей. В первой Гинзбург рассказывает о своем аресте и первых годах заключения в Ярославле, во второй — про отбывание срока в исправительно-трудовых лагерях Колымы, а в третьей повествует о жизни после лагерей и реабилитации в 1955 году.

«Крутой маршрут» — это важный и насыщенный деталями текст, описывающий женский опыт в ГУЛАГе — с мизогинией со стороны работников лагерей, со страхом быть изнасилованной и с переживанием смерти собственных детей.


«Дом на набережной»


Автор

Юрий Трифонов

Издательство

«Эксмо»

Повесть Трифонова посвящена событиям, которые происходили в Доме правительства на Болотном острове в Москве. Здание построили в 1931 году для первых лиц СССР, а в годы террора дом находился под особым надзором: консьержами и лифтерами в доме работали сотрудники НКВД, проводились аресты жильцов. Под репрессии попали более 700 человек, по дому прокатилась волна самоубийств.

Юрий Трифонов и сам жил в Доме правительства в детстве. Отец писателя, Валентин, был революционером и состоял в Военной коллегии Верховного суда СССР, однако в 1938 году близкого родственника автора расстреляли. Воспоминания Трифонова легли в основу повести, которая описывает сразу три периода истории Союза — середину 1930-х, вторую половину 1940-х и начало 1970-х годов.

Опубликованная в 1976 году книга стала важным событием литературной жизни советской Москвы. Трифонов описывает не только последствия репрессий, но и рассказывает о советском обществе, где, несмотря на провозглашенное равенство, оставалось сильное классовое расслоение. Автор критикует однобокое применение марксистской оптики; «Дом на набережной» — это изящный текст о памяти — личной и коллективной.


«Папины письма. Письма отцов из ГУЛАГа к детям»


Издательство

«Книги WAM»

В 2013 году «Мемориал» открыл выставку «Папины письма», на которой представил послания узников ГУЛАГа своим детям. А уже через год фонд совместно с издательством «Книги WAM» опубликовал эпистолярные тексты, дополнив их биографическими очерками репрессированных, а также фотографиями писем.

Как отмечают авторы сборника, никто из заключенных, писавших своим детям, не был диссидентом. В горьких письмах узники ГУЛАГа рассказывают о боли и беспомощности, о невозможности быть рядом с близкими и продолжать работать на идею, в которую они продолжали верить даже в лагере.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Дневник девушки политзаключенного о том, как проходят свидания в колонии
Дневник девушки политзаключенного о том, как проходят свидания в колонии
Дневник девушки политзаключенного о том, как проходят свидания в колонии

Дневник девушки политзаключенного о том, как проходят свидания в колонии

«Нам уничтожили будущее»
«Нам уничтожили будущее» Как в соцсетях реагируют на ликвидацию «Мемориала»
«Нам уничтожили будущее»

«Нам уничтожили будущее»
Как в соцсетях реагируют на ликвидацию «Мемориала»

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Первая полоса

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности
«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности Главный антигерой — Брэдли Купер
«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности

«Аллея кошмаров» Гильермо дель Торо: Печальная сказка о цирковом обмане и потере человечности
Главный антигерой — Брэдли Купер

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети
В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети Вот как она устроена
В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети

В Петербурге открылась свободная демократическая школа, в которой решения принимают дети
Вот как она устроена

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

Нижегородский правозащитник рассказал о давлении на родственников в Чечне. Через месяц его мать похитили

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn
Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Чайный бар Bobar, итальянский корнер Mamma Mia от White Rabbit Family и ресторан «Бор» от команды Björn

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?
Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Московская плитка не выдержала зимы. Что говорят горожане?

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Подпишитесь на рассылку