«Медиазона»-69: Как на самом деле проходил суд над «чикагской семеркой»

«Медиазона»-69: Как на самом деле проходил суд над «чикагской семеркой»

Массовые протесты. Надвигающиеся жутко непопулярные президентские выборы. На фоне — десятки тысяч смертей.

Режиссеру и сценаристу Аарону Соркину, можно сказать, повезло. Лучшего бэкграунда для выхода его нового фильма не придумаешь. 2020-й очень похож на 1968-й, о котором рассказывается в «Суде над чикагской семеркой», вышедшем на Netflix 16 октября.

В 2020-м на второй срок идет республиканец и популист Дональд Трамп. В 1968-м — республиканец и популист Ричард Никсон. Трагедией, уносившей десятки тысяч жизней, тогда была не эпидемия, а вьетнамская война. И те и другие протесты начались на фоне убийств темнокожих — в 2020 году это Джордж Флойд, в 1968-м — Мартин Лютер Кинг.

Протесты 1968 года достигли своего пика во время августовского съезда Демократической партии в Чикаго, где оппоненты республиканцев должны были объявить своего кандидата на предстоящих выборах. То, что произошло во время и после той недели — собственно, суд над разобщенной группой организаторов акции и несколькими случайными людьми, — вполне можно примерить не только к штатовским, но и к российским реалиям 2020 (ну, 2019) года.

Полицейские провокаторы в толпе протестующих. Поэты и писатели, участвующие в митингах (в Чикаго 68-го это были Аллен Гинзбург). Призывы полицейских расходиться (но не чтобы не мешать «проходу граждан», а потому что «парк закрывается после 11 вечера»). Безосновательные задержания лидеров протеста (йиппи Эбби Хоффмана приняли лицом в омлет в закусочной за завтраком за то, что у него на лбу было написано «Fuck» — чтобы его не снимали репортеры). Сорванные выступления групп. Неадекватное количество силовиков — 12 тысяч полицейских и нацгвардейцев против в лучшем случае 10 тысяч протестующих. Брутальный разгон.

Затем — показательный судебный процесс над «организаторами» по новому антимитинговому законодательству (ничего не напоминает?) с некомпетентным старым судьей, отобранными вручную присяжными и абсурдными обвинениями. В «Суде над чикагской семеркой», написанном и снятом самим Соркиным, близко к реальности показан процесс — некоторые диалоги были взяты из судебных расшифровок. Однако в двухчасовой фильм попало не все, а некоторые детали были изменены — Соркин любит драматизировать. Рассказываем об историях, которые не вошли в фильм, и самых примечательных примерах драматизации процесса.

«Суд над чикагской семеркой»

The Trial of the Chicago 7


Режиссер

Аарон Соркин

Сценарий

Аарон Соркин


В ролях

Эдди Редмэйн, Алекс Шарп, Саша Барон Коэн, Джереми Стронг, Джон Кэрролл Линч, Яхья Абдул-Матин II, Марк Райлэнс, Джозеф Гордон-Левитт

Чикагская семерка — это кто?

Протестующие в Чикаго, как это обычно бывает, не выступали единым фронтом. Среди митингующих, организаторов и выступающих были и «Черные пантеры», и йиппи (представители леворадикальной Международной молодежной партии), и «Студенты за демократическое общество», и «Комитет за прекращение войны во Вьетнаме».

«Чикагская семерка» — самые видные представители этих групп. Эбби Хоффман и Джерри Рубин (в фильме — Саша Барон Коэн и Джереми Стронг) — основатели движения йиппи, самые изобретательные и театральные: во время митингов они приобрели у фермера живую свинью, назвали ее Пигасус и объявили о ее выдвижении в президенты от партии: «У нас не может быть своего президента в Белом доме, зато мы можем съесть его на завтрак!» (Всех участников акции задержали; судьба Пигасуса неизвестна — кажется, его поместили в приют для животных.)

Дэвид Деллинджер (Джон Кэрролл Линч), который возглавлял «Национальный мобилизационный комитет», старый пацифист, был на пару десятков лет старше Хоффмана и Рубина и выступал голосом разума.

Том Хейден (Эдди Редмэйн) и Ренни Дэвис (Алекс Шарп) возглавляли чикагское отделение комитета и движение «Студенты за демократическое общество». Хейден организовывал студенческие митинги, а Дэвис пострадал от полицейских во время протестов в Чикаго.

Ученые Ли Вайнер и Джон Фройнес (Ноа Роббинс и Дэнни Флаэрти) не возглавляли никаких организаций и не были вовлечены в организацию. Их обвиняли в том, что они учили протестующих делать взрывчатку. С обоих сняли обвинения до окончания процесса.

Защищать семерку вызвались адвокаты Уильям Кунстлер (Марк Райлэнс) и Леонард Вайнгласс (Бен Шенкман).

Как восьмерка стала семеркой?

Изначально подсудимых было больше. Восьмым был Бобби Сил (Яхья Абдул-Матин II) — сооснователь «Черных пантер». Он приехал на акцию на один день, прочитал лекцию, «съел пирог» и уехал домой. С остальными участниками процесса он даже не был знаком.

Тем не менее ему досталось больше всего. Темнокожих, пришедших поддержать Сила, постоянно выводили из зала суда — и только их. (В фильме показано, что другой сооснователь «Пантер» Фрэд Хэмптон (Кевин Харрисон-младший) — «новый Мартин Лютер Кинг» — давал ему юридические советы, но в реальности он не принимал участия в суде.) Силу не предоставляли его адвоката Чарльза Гэрри, запретили защищать самого себя, а когда он сорвался и назвал судью Джулиуса Хоффмана «прогнившей лживой расистской свиньей», десяток маршалов вывели его из зала, а затем завели назад — связанного и с кляпом во рту: судья разрешил так сделать, сославшись на старый прецедент.

Как это произошло?

В фильме Сила освободили почти сразу после того, как связали. В реальности все было даже хуже: Сила держали в таком виде три дня подряд. «Насколько шокирующими был вид цепей и кляпа, — писал Вайнер в своей книги «Сговор на улицах, — настолько же невероятно выглядела попытка суда вернуться к нормальности». После снятия обвинений его попытались наказать за 16 случаев проявления «неуважения к суду». За это ему грозило до четырех лет тюрьмы. Позднее их также аннулировали.

Симпатизировал ли помощник прокурора семерке?

В фильме за Сила вступился главный обвинитель — помощник прокурора Ричард Шульц (Джозеф Гордон-Левитт). У Соркина он вообще показан чуть ли не положительным персонажем: когда ему поручают дело, он спрашивает, а не виновата ли в беспорядках полиция (к таким выводам в реальности пришел бывший генеральный прокурор Рэмзи Кларк, в фильме его играет Майкл Китон). В течение суда он также проявляет к его оппонентам симпатию. И даже аплодирует со всеми, когда Хейден начинает зачитывать вместо последнего слова имена погибших во Вьетнаме за время процесса солдат.

Но из расшифровок заседаний суда никак не следует, что Шульц как-то симпатизировал семерке. Нет никаких подтверждений и тому, что он сомневался в том, стоит ли ему браться за это дело. И даже освобождение Сила инициировал не он.

Правда ли Хейден зачитывал имена погибших вместо последнего слова?

Не совсем. Имена погибших во Вьетнаме солдат действительно зачитывались в зале суда, но не в конце, а где-то в середине процесса, 15 октября, во время массовых акций против войны. И зачитывал их не Хейден, а Деллинджер. Акция длилась недолго — судья прервал ее после нескольких названных имен.

(Из открытых источников также не следует, что между Хейденом и Эбби Хоффманом были какие-то разногласия, которые Соркин демонстрирует перед финальной сценой. Йиппи и студенческое движение Хейдена действительно преследовали разные цели; в конечном итоге Хейден начал заседать в калифорнийском сенате, а Эбби Хоффман в 1989 году покончил с собой, как некоторые считают, разочаровавшись в протестном движении. Но во время процесса никаких трений между ними не было.)

Пранки и звезды

Всего участников процесса обвинили в более чем 150 случаях проявления неуважения к суду. Например — этот момент показан в фильме — за появление Эбби Хоффмана и Джерри Рубина в зале суда в судейских робах. Однофамильцы вообще постоянно играли в кошки-мышки: в какой-то момент Эбби послал присяжным воздушный поцелуй. Судья Хоффман в ответ приказал присяжным «игнорировать поцелуй». Когда Эбби в ответ на вопрос, где он живет, заявил «в Нации Вудстока», судья потребовал ответить нормально «без философии или Индии, сэр». Наконец после объявления приговора — включая штраф в 5 тысяч долларов — Эбби попросил судью «скинуть до трех с половиной». Тот в ответ приказал парикмахерам тюрьмы округа Кук побрить Хоффмана налысо. Состриженные волосы активиста позже продемонстрировали на пресс-конференции.

«Джулиус, ты радикализировал больше молодежи, чем мы когда-либо могли, — сказал Рубин, пытаясь подарить судье свою книжку. — Ты — главный йиппи».

Адвокаты семерки нередко прибегали к помощи звезд, участвующих в процессе. Вызванный в качестве свидетеля поэт Аллен Гинзберг вместо показаний начал петь мантры и «Харе Кришна». Музыкант Фил Оукс (это он купил свинью Пигасуса), Джуди Коллинз и Арло Гатри чуть не спели песню. Писатель Норман Мейлер давал показания в стихах: «[Полицейские прорывались сквозь толпу], как меч, срезающий листья травы».

Чем все закончилось

В 1972 году Апелляционный суд отменил всей семерке приговоры по основному обвинению и за неуважение к суду.

Фотографии: Netflix

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Сериалы, кино, книги, выставки и концерты: Все планы на осень
Сериалы, кино, книги, выставки и концерты: Все планы на осень
Сериалы, кино, книги, выставки и концерты: Все планы на осень

Сериалы, кино, книги, выставки и концерты: Все планы на осень

Что смотреть в октябре на Netflix, «Кинопоиск HD», «Амедиатеке» и других стримингах
Что смотреть в октябре на Netflix, «Кинопоиск HD», «Амедиатеке» и других стримингах «Зодиак», «Прочь», новые фильмы Соркина и Софии Копполы
Что смотреть в октябре на Netflix, «Кинопоиск HD», «Амедиатеке» и других стримингах

Что смотреть в октябре на Netflix, «Кинопоиск HD», «Амедиатеке» и других стримингах
«Зодиак», «Прочь», новые фильмы Соркина и Софии Копполы

Режиссер «Китобоя» Филипп Юрьев — о Чукотке, пацанских правилах жизни и магическом реализме
Режиссер «Китобоя» Филипп Юрьев — о Чукотке, пацанских правилах жизни и магическом реализме
Режиссер «Китобоя» Филипп Юрьев — о Чукотке, пацанских правилах жизни и магическом реализме

Режиссер «Китобоя» Филипп Юрьев — о Чукотке, пацанских правилах жизни и магическом реализме

Тэги

Сюжет

Люди

Новое и лучшее

Приходим в себя после майских: Как провести неделю

Как найти свою цель и начать двигаться к ней

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии

Что такое экотревожность

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове

Первая полоса

Приходим в себя после майских: Как провести неделю
Приходим в себя после майских: Как провести неделю Лучшие концерты, выставки и кинопоказы в Москве
Приходим в себя после майских: Как провести неделю

Приходим в себя после майских: Как провести неделю
Лучшие концерты, выставки и кинопоказы в Москве

Как найти свою цель и начать двигаться к ней
Как найти свою цель и начать двигаться к ней Опыт известных людей прошлого
Как найти свою цель и начать двигаться к ней

Как найти свою цель и начать двигаться к ней
Опыт известных людей прошлого

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии
Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии Рассказываем про лучшие новинки недели
Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии
Рассказываем про лучшие новинки недели

Что такое экотревожность

Что такое экотревожностьИ как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Что такое экотревожность

Что такое экотревожность И как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове «У меня все в жизни налаживается»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
«У меня все в жизни налаживается»

Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке
Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке
Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке

Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде

«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»
«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска» Самом смелом в истории группы
«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»

«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»
Самом смелом в истории группы

Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу
Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу Рассказываем о самых интересных лекциях, экскурсиях и кинопоказах фестиваля
Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу

Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу
Рассказываем о самых интересных лекциях, экскурсиях и кинопоказах фестиваля

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

К вам едет ревизор
Спецпроект
К вам едет ревизор Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим
К вам едет ревизор
Спецпроект

К вам едет ревизор
Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим

Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века
Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века
Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века

Ресторан Niki в кинотеатре «Художественный»: Россия без катастроф XX века

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим» Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы
Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы
Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Весна в городе: 20+ отличных веранд Москвы

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы! Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках «Жить нужно так, как хотим мы»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
«Жить нужно так, как хотим мы»

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем Который уже можно найти повсюду
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Который уже можно найти повсюду

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все! И даже больше
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
И даже больше

Подпишитесь на рассылку