25 июня, суббота
Москва
Войти

«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»

The Village запускает серию интервью с российскими музыкантами, которые покинули РФ из-за *****. Александр Голиков — гитарист и вокалист московской группы Bordge, а также барабанщик нойз-рок-команды «Мразь». С начала марта он живет в Ереване, где собрал два новых коллектива и основал с друзьями промогруппу, которая на данный момент собрала на помощь пострадавшим от боевых действий более 15 тысяч долларов.

О решении переехать в Армению

Как и для большинства, первая неделя после 24 февраля состояла только из шока, ужаса, злости и паники. В первых числах марта мой близкий друг сказал, что через несколько дней он со своей девушкой собирается уезжать из страны, и настойчиво позвал присоединиться. Взяв буквально пару часов на размышление, я понял, что либо уеду сейчас, либо вообще не уеду. Самым сложным было попрощаться с семьей и друзьями — происходящее казалось сценой из Ремарка. До последнего момента мы с друзьями не были уверены, что сможем вылететь (плюс у одной из наших соседок — украинский паспорт) — паническое настроение подогревалось постоянными вбросами про скорую мобилизацию и закрытие границ. До сих пор интересно, откуда эти вбросы шли. Выдохнуть получилось только тогда, когда мы увидели Арарат из иллюминатора самолета. В Ереване мы очутились абсолютно измотанными после бессонной ночи, нервяка на паспортном контроле и полете на отечественном самолете, который больше напоминал маршрутку. По изначальному плану в столице Армении мы собирались провести не больше трех дней, после чего хотели ехать в Тбилиси. Но вскоре начали поступать новости о том, что русским в Грузии не особо рады, снять квартиру в Тбилиси практически нереально и не только. С тех пор мы слышали от друзей несколько полярные мнения об отношении к россиянам в Тбилиси, но все наши знакомые, увы, сходятся в одном — в Ереване с русским паспортом сейчас гораздо спокойнее во многих смыслах. В общем, мы решили переждать шторм в Ереване. Прошло почти три месяца, мы все еще здесь.

О деятельности в Ереване

Спустя неделю после приезда, когда шок немного прошел, я понял, что обязательно надо продолжать играть музыку — всех нас распирало от негативных эмоций, и нужно было дать им выход. В марте в Ереване оказалось много людей из московской панк-сцены, и у меня практически сразу получилось сделать аж три группы. Назвали мы их по-армянски Davachanner («Предатели»), Vakhkot («Трус») и Pakhatsner («Беглецы») — такие качества людям, покинувшим Россию, приписывали провластные сайты.

Сейчас из трех местных проектов остались два — многие соратники либо вернулись в Москву, либо двинули куда-то еще.

Кроме того, в Ереване вместе со старыми и новыми друзьями мы создали промогруппу Camerata: нам всем очень хочется помогать людям, которые находятся в гораздо более ужасном положении, чем мы, — речь про мирных жителей, которые оказались под бомбежками и обстрелами в Украине. В апреле буквально за полторы недели мы сделали трехдневный благотворительный фестиваль, где выступили Sonic Death и «Арсений Креститель» (ребята приехали из Тбилиси, где запустили похожий благотворительный движ), Саша Огородников, Ваня Глобин из «Теней Свободы», «Источник» и другие гитарные и электронные артисты из России и Армении. Ну и сам я сыграл на Camerata Fest с двумя новыми проектами и сольным сетом. Несмотря на то что мы полностью вымотались и психологически, и физически (плюс, кажется, заболели ковидом за день до фестиваля), успех события, в результате которого мы собрали 10 тысяч долларов для пострадавших от боевых действий в Украине и Нагорном Карабахе, сильно нас зарядил. В апреле мы сделали еще один благотворительный акустический фестиваль с участием Расела Рахмана из «Спасибо», «ИБН» и группы «Семинар», а совсем недавно — концерт Kedr Livanskiy, Ушко и нескольких классных местных электронщиков, часть прибыли с него тоже пошло на благотворительность. В планах у нас много других привозов и черити-событий. Всю эту движуху я совмещаю с работой в Институте музыкальных инициатив. Творчеством и в Москве не получалось полноценно зарабатывать — неформатная музыка групп Bordge и «Мразь», мягко говоря, не пользуется огромным спросом. Как бы то ни было, к счастью, работа все еще есть, и, что не менее важно, ее можно делать удаленно.

Об особенностях ереванской музыкальной жизни

В плане сцены и концертов тут совсем другой мир по сравнению с Москвой. Многих привычных для москвичей элементов клубной и концертной жизни тут либо совсем нет, либо очень мало — от электронных продаж билетов до площадок со своим аппаратом и собственно самих событий. Это дает большой простор для деятельности. Наш первый фестиваль мы собрали в кратчайшие сроки, и, по словам местных промоутеров, он стал громким событием, так как такого рода фестивали в городе если и проводились когда-то, то очень давно. В Москве за полторы недели мы бы даже с артистами и площадкой не договорились, не говоря уже о том, чтобы сделать нормальное промо и собрать людей.

В Ереване неплохо развита техно-сцена, а вот с гитарной и тяжелой музыкой тут все довольно скудно. Мы знаем несколько крутых команд — F.I.X., Rozen Tal, Bipolars, — но их немного, да и народ на рок ходит не так охотно, как на электронику. Впрочем, справедливости ради, в Москве это работает точно так же, просто команд значительно больше. Как бы то ни было, пока мы здесь, будем пробовать изменить это положение дел.

Об интеграции россиян в армянский контекст

Большинство армян очень дружелюбно настроены к приезжим, многие рады нашему появлению здесь. Правда, если судить по концертам, которые мы делаем, пока армяне не особо ходят на русских артистов и наоборот — это тоже хочется изменить, мы будем включать больше местных артистов в наши события. Нас сильно взбодрил энтузиазм местных промоутеров и музыкантов — они очень быстро согласились нам помочь, даже несмотря на то, что в Армении неоднозначное отношение к Украине. Здесь все еще звучат отголоски недавнего конфликта с Азербайджаном, в результате которого многие ереванцы и не только (в том числе музыканты) не вернулись с фронта. Так что к теме ***** и ее жертв в Армении относятся крайне чувствительно.

О будущем оставшихся в Москве групп

Я скучаю по своим группам, будущее которых сейчас под большим вопросом, друзьям, семье и любимым местам в Москве. Я понимаю, что вернуться — это вопрос нескольких часов, да и, скорее всего, проблем выехать обратно потом не будет. Но есть психологический барьер, который сложно преодолеть. Возможно, в ближайшем будущем это ощущение изменится.

В самом Ереване мы существуем в атмосфере абсолютной неопределенности, как будто зависли вне времени и пространства в некоем лимбе. Мы не особо хотим возвращаться, но куда ехать дальше, пока не понимаем. Поэтому все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас.

Share
скопировать ссылку

Тэги

Событие

Места

Прочее

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Первая полоса

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту С минимальными потерями
«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту
С минимальными потерями

6 причин, почему разваливаются отношения
6 причин, почему разваливаются отношения Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»
6 причин, почему разваливаются отношения

6 причин, почему разваливаются отношения
Отрывок из книги «Осознанные отношения. 25 привычек для пар, которые помогут обрести настоящую близость»

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей В нем участвуют рестораны из пяти городов России
Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей

Как устроен шестой веганский фестиваль Utroo в поддержку российских благотворителей
В нем участвуют рестораны из пяти городов России

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей
Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

Армянская полиция искала стендапершу Таню Щукину, уехавшую из Питера из-за *****. В Ереване задержали ее соседей

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****» The Village начинает публиковать литературные тексты
«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»

«Как ***** излечила мои детские травмы (но принесла взрослые)» / «Мама, папа и *****»
The Village начинает публиковать литературные тексты

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние Собрали лучшие кадры астрономического явления
Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние

Над Москвой взошло «клубничное» суперлуние
Собрали лучшие кадры астрономического явления

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России
«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

«Как до спецоперации ничего не было, так и сейчас нет»: Что происходит с лекарствами в России

Гид по Beat Film Festival 2022
Гид по Beat Film Festival 2022 Что получилось привезти в этом году
Гид по Beat Film Festival 2022

Гид по Beat Film Festival 2022
Что получилось привезти в этом году

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России
Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

Как ***** и новые законы уничтожают литературу в России

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью
«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

«Котики-наркотики»: Как подростки помогают друг другу бороться с наркозависимостью

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»
Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом

Невесело и точка. Как работает обновленный «Мак» под российским брендом
Новый владелец сети обещает, что «хуже не будет»

«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»
«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак» Как предприниматель превратил свой магазин в политическое высказывание
«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»

«На улице может подойти человек и заорать, что я мудак»
Как предприниматель превратил свой магазин в политическое высказывание

Подпишитесь на рассылку