«У грузин есть все основания относиться к нам пристрастно» Яна Казанцева (Вхоре, Nazlo) — о жизни в Тбилиси и помощи украинцам

«У грузин есть все основания относиться к нам пристрастно»

Яна Казанцева родилась в Украине, детство провела в Казахстане, училась в России, восемь лет путешествовала по миру, потом вернулась в Россию, где создала несколько музыкальных проектов (Вхоре, Маркетинг, Nazlo). Осенью 2021 года она переехала в Тбилиси, где сейчас занимается организацией музыкальных фестивалей Volya, собирает деньги для помощи украинцам, пострадавшим от ***** и активно пытается интегрировать экспатов в грузинскую музыкальную сцену.

О переезде в Грузию

Я давно начала думать об эмиграции. После университета я пошла работать на ТВ2, это оппозиционная телекомпания в Томске. Проработала там около года. И уже тогда было понятно, что вертикаль власти укрепляется, Беслан в 2004 году, Грузия в 2008-м, ну и так далее… Уже было понятно, что лучше не будет. ТВ2 закрыли в какой-то момент, и я уехала из России на восемь лет.

У меня было две точки, две базы, одна — квартира в Томске, в которую я приезжала где-то раз в год на месяц, просто посмотреть, что с квартирой, и вторая квартира была в Таиланде, родители купили. Две точки, а между… Сколько позволялось, жила в Европе, в Испании жила на юге, потом в Азии, и время от времени прилетала в Россию. На митинги, в частности. В 2011 году на Болотку. Ну, не специально на них приезжала, но на крупных была.

Мы жили на Маяковской, у меня было жесткое задержание на митинге в январе, и у меня появился страх выходить из дома. Я поняла, что дальше так жить мне просто страшно.

Решение переехать именно в Грузию я приняла во время поездки в эту страну в апреле 2021 года. Осенью я уже переехала. Я посмотрела мир и Грузию выбрала вполне осознанно. У нас есть какая-то общность культурно-исторического бэкграунда, ну и плюс это просто безумно красивая страна. В ней можно безвыездно жить год, не как в Европе, когда ты 90 дней живешь, даже если у тебя виза на три года, а потом выезжаешь.

Решение уехать было для меня однозначным. Я решила вообще не жить в России, не платить никогда налоги, никогда ничего не покупать, потому что это все — от государства-агрессора, и я не могу ни копейки туда отдавать. Но я не знаю, как лучше.

О начале ***** и ее рутинизации

В январе мы поехали в отпуск на Шри-Ланку компанией из десяти человек. Пять украинцев, пять русских. Сняли виллу на десятерых и конечно же пристально следили за всеми событиями. То, что ***** начнется, было для нас достаточно очевидно, хоть мы и пытались в это не верить.

Все стало понятно еще 23-го в ночь, это же в пять утра произошло, мы следили… После этого у нас еще оставалось три дня в этом отпуске. Мы не выходили из комнаты, сидели в телефонах… они [украинские друзья] как раз писали и звонили родителям, друзьям, родственникам, мы постоянно смотрели новости, репосты…

Я помню утро 24-го. Моя украинская подруга, ничего не зная, хорошо поспала и пошла на рынок за фруктами, не смотрела новости, и она заходит с пакетами фруктов, я стою заплаканная, и она говорит: «Что такое?», обнимает меня, а я говорю: «***** началась». Она бросает эти фрукты и бежит маме звонить.

После Шри-Ланки украинские друзья планировали поехать к родителям в Украину ненадолго, но в итоге, конечно, не смогли никуда поехать. У кого-то родители все еще там. Мы с украинской компанией остались друзьями, до сих пор дружим, они в Грузию приедут в октябре, будут жить тут, а сейчас они в Будапеште.

У парня, который со мной переехал, в России, в Северске, остались бабушка и дедушка старенькие. К которым он сейчас не может приехать. Он понавысказывался везде, плюс ему еще нет двадцати семи.

Мои родители в Казахстане, поэтому я меньше за них боюсь, переживаю. У меня есть родные в Хотине в Украине, это самый Запад, на границе с Польшей. Мы созваниваемся с ними периодически, причем они говорят со мной только по-украински, а я не умею,но все понимаю.

Со временем боль притупляется, ее невозможно чувствовать нонстопом. К сожалению, рутинизация войны неизбежна, если война идет долго, и это стыдно, но по-другому я не знаю, как.

Об организации фестивалей в Тбилиси

Мы в Грузии делаем благотворительный фестиваль Volya, уже третий, вся прибыль с него, как и с предыдущих, пойдет фондам, которые помогают беженцам из Украины, и одному украинскому фонду, который занимается детьми. Я основная организаторка в нашей небольшой команде Volya Team, но делаю это бесплатно, моя основная работа - коммерческий директор в американской компании, которая производит софт. С утра у меня уже было шесть созвонов по работе, еще шесть будет — пять по основной работе, один по фестивалю.

На первом фестивале Volya играли в основном экспаты из России, еще была японская группа и два грузинских электронщика. На втором локальных артистов не было, только российские. Третий фестиваль мы планируем сделать более масштабным, это будут два дня, и большинство артистов у нас — грузинские. Метал, панк, рок, инди-рок, шумовые группы.

Об интеграции в грузинскую сцену

В Тбилиси безусловно формируется новая экспасткая сцена, и мы очень многое делаем для того, чтобы интегрироваться в грузинскую, всячески зазываем к нам местных. Я считаю, что это необходимая вещь.

Во время первых двух фестов у меня это, впрочем, не получилось, грузины не хотели играть с русскими. Наши отношения улучшились после того, как я показала каждому, сколько денег мы отдали [на помощь Украине]. Я очень надеюсь, что у нас будет разная аудитория, не только экспатская. С местными музыкантами я общаюсь на английском. Я учу грузинский, очень медленно, хотя и знаю английский, китайский и испанский.

Грузины политизированы, они помнят про 2008 год, про то, что часть территории Грузии Россия оккупировала, граница постоянно сдвигается в пользу России, эти приграничные деревни, там же люди в аду живут. Понятно, что у грузин есть все основания не то что не любить нас, но пристрастно к нам относиться и задавать нам вопросы. Я как могу пытаюсь отвечать на эти вопросы и я очень хорошо понимаю, почему они их задают, то есть к ним претензий вообще никаких нет.

О музыкантах из России и в России

Наверное, я выскажусь сейчас достаточно резко, но я осуждаю любое не политизированное действие сейчас, не политизированную музыку, концерты без отчислений в помощь Украине.

То есть я понимаю, что это их жизнь, их хлеб, их профессия, но вы можете всегда отдавать деньги с этих концертов, какой-то совсем маленький процент. Я понимаю, что россиянам сейчас очень небезопасно говорить о том, что они отдают деньги в Украину, но в России есть музыканты, которые это не афишируют, просто пишут, что отдают деньги на благотворительность.

О собственной музыке

Последний проект у меня был в Москве, назывался Nazlo, это такой женский панк, при этом у нас смешанный состав был, там и женщины, и мужчины. Нас было пятеро, иногда шестеро. Мы должны были выпустить релиз, я прилетала в Москву в декабре, мы записались, начали сводить и должны были в начале марта выпустить, но естественно, когда началась война, всё рухнуло. Это материал до сих пор лежит невыпущенный.

Сейчас у меня нет группы, мы здесь собрались как-то втроем, Рома из Slackers, Диана из Sonic Death и я, сделали группу “Мать”, я писала тексты на английском, они играли, в принципе звучало неплохо, но мы в итоге не стали продолжать. Сейчас у нас основная деятельность — по фестивалю, ее много.

При этом мне не хватает музыки. Я пишу постоянно. В голове, на бумаге, записываю на диктофон какие-то партии, постоянно.

О дилемме «уехать-остаться»

У меня нет позиции по поводу того, что правильно — уехать или остаться. Я для себя выбрала, но я понимаю, что у кого-то там кошка или собака больная или родители старенькие. Как я могу оценивать это? Я не осуждаю этот выбор, наоборот, я считаю, что те, кто остались и при этом заявляют о своей позиции, делаю репосты, информируют близких, работают даже просто внутри семьи над тем, чтобы доносить разную информацию, альтернативную информацию — герои.

О будущем

Ни будущего, ни Родины, ни каких-то планов, по сути, не осталось. Я не знаю, как теперь что-то планировать. И даже деньги откладывать не знаю, как. На что? Зачем? ***** демотивирует жить.

Фотографии: обложка - Аня Белка, 1, 2 - Личный архив героини

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

На границе с Финляндией у туристов изымают евро. На границе с Эстонией — не пропускают с валютой

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Первая полоса

После объявления мобилизации москвичи начали срочно продавать квартиры. Еще и с большой скидкой

Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска
Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска «Я сказал, чтобы никто не плакал, потому что вернемся и будем бороться»
Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска

Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска
«Я сказал, чтобы никто не плакал, потому что вернемся и будем бороться»

Этот момент настал. H&M закрывает магазины в России

Спектакль «Первый хлеб» — состоится. По словам представителей «Современника», в постановку не успели ввести актера

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду
Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду
Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду

Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду

На дочь журналистки Ирины Славиной составили протокол о «дискредитации армии» из-за пикета в память о матери

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе АрагацФоторепортаж The Village из Армении

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац Фоторепортаж The Village из Армении

С начала мобилизации из России уехали от 600 000 до 1 миллиона человек — Forbes Russia

В России в три раза вырос спрос на заморозку спермы из-за мобилизации

Дмитрий Озерков ушел из Эрмитажа. 22 года он отвечал за современное искусство в музее

В Казани одиннадцатиклассница пыталась поджечь военкомат в знак протеста против *****

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии? Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Ссылка дня: Аудиосборник «Рассказы про эмоции» от актеров «Гоголь-центра»

На границе Эстонии и России — гуманитарная катастрофа. Беженцы из Украины сутками стоят там в очередях

Число уголовных дел за уклонение от службы с весны достигло десятилетнего максимума

К Земле приближается астероид. Его диаметр достигает полкилометра

Билеты из России в безвизовые страны подешевели. Рассказываем, какие цены теперь

Рэпер Walkie покончил с собой из-за мобилизации

Автобус LuxExpress из Петербурга в Финляндию задержался на 7 (!) часов

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Полицейского, который избил подростка во время «антинаркотического рейда», приговорили к трем годам колонии

Трафик в торговых центрах упал в среднем на 20 %

Товар дня: Пакеты-повестки в магазине «Веселая затея»

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure

Более 180 человек получили повестки на КПП «Верхний Ларс»

В сеть слили данные клиентов и сотрудников DNS

В России заблокировали музыкальный сервис SoundCloud

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

За что прокуратура Петербурга хочет признать «Весну» экстремисткой организацией

На студента составили протокол о «дискредитации» за слово «могилизация»

Монголия выдаст виды на жительство всем россиянам, которые об этом попросят

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village Три утра Музея Москвы во время мобилизации
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Три утра Музея Москвы во время мобилизации

В ереванском баре Tuf начали продавать матрасы и подушки для переехавших по френдли-прайсу

InLiberty набирает учеников в онлайн-школу «Сделай сам» — для тех, кто занимается или хочет заниматься соцпроектами

Айтишникам начали приходить инструкции по получению брони от мобилизации. Но есть нюанс

Полицейским запретили выезжать из страны — Baza и 47news

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Бороться с колониальным мышлением и слушать панк
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Бороться с колониальным мышлением и слушать панк

Никита Михалков попросил отсрочку для участников съемок «нравственных» и «общественно значимых» фильмов

Apple перевезла большинство российских сотрудников в Кыргызстан — «Ведомости»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной

Хроники мобилизации в России, день девятый. Что произошло

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Мы публикуем стихи Артема Камардина Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован
Мы публикуем стихи Артема Камардина

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован

«Мир кубиков» заменит Lego в России

Финляндия закроет въезд для российских туристов 30 сентября

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап

Бывшие журналисты «Эха Москвы» запустят новое медиа

Центр Москвы перекроют 30 сентября из-за митинга в поддержку референдумов