17 мая, вторник
Москва
Войти

Как Tequilajazzz стала великой русской группой? Разбираемся вместе с ее лидером Евгением Федоровым «Не пытаться делать что-то модное, а делать сразу вечное»

Как Tequilajazzz стала великой русской группой? Разбираемся вместе с ее лидером Евгением Федоровым

Сложно сказать, в какой момент и почему музыкальную группу начинают считать культовой. Кому-то на это требуются десятилетия, другим пара песен и красивая легенда, ну а большинство просто уходит в небытие. Группа Tequilajazzz как будто сразу возникла в статусе гениальной — по крайней мере так кажется из 2021 года. Дружба с Sonic Youth, альбом «Целлулоид» — который сразу же после релиза называли выдающимся, и, наконец, брошенное в одном интервью Борисом Гребенщиковым и тут же поднятое на знамя звание великой русской группы (которое до сих пор преследует группу).

В итоге до наших дней Tequilajazzz добралась в виде всеми уважаемого коллектива, любовь к которому может объяснить далеко не каждый поклонник. Ну, знаете, всегда есть какие-то вещи, в которых лень разбираться, но принято хвалить. Один мой знакомый бармен даже набил татуировку в честь Tequilajazzz, но на вопрос о любимой песне с трудом вспомнил лишь «Зимнее Солнце». Кто-то что-то слышал у Дудя, другие в детстве на «Нашем радио» — но в целом, откуда взялась любовь к группе Евгения Федорова и почему так вышло, что она великая — никто не помнит. Кроме знатоков и тех, кто действительно застал и прожил ее лучшие песни.

Музыкальный журналист Николай Грунин вырос на Tequilajazzz. Впервые кассета, на бумажном вкладыше которой было криво выведено название группы, попала ему в руки в 1997 году. Кассету передал сын преподавателя кружка по классической гитаре из ДК через дорогу, долго и витиевато объяснявший, что «Ария» и «Алиса» — тогдашние фавориты Николая — глубоко вторичны. Настоящую музыку же играют Sonic Youth. Или вот «Текила». Чуть сомневаясь, Николай вставил кассету в потрепанную магнитолу. Звук перемотки, и вот уже злобный и отчаянный голос кричит «Бей, барабан!» и поет песню... от имени пистолета? Эти музыка изменила его навсегда.

Мы попросили Николая поговорить с автором этих песен — басистом и лидером группы Евгением Федоровым — и вместе с ним рассказать историю Tequilajazzz, а также попытаться ответить на вопрос: почему же все-таки это великая русская группа. 

На дворе осень 2021 года, и мне в телеграм прилетает новый, первый за долгое время, «электрический» альбом Tequilajazzz «Камни» — вместе с предложением вживую пообщаться на отвлечённые темы с человеком, голос которого сопровождал меня практически всю сознательную жизнь. И вот я уже созваниваюсь по зуму с Евгением Фёдоровым — брутальным фронтменом с харизмой дракона с острова Комодо, который в свои 56 лет является самым витальным божеством пантеона российской рок-музыки. Евгений только что отвёз ребёнка в школу и приехал на репетицию. Его коллеги пьют виски (на дворе 11 утра) и готовятся прогонять программу будущих выступлений Tequilajazzz с презентацией нового материала. Евгений спокоен, насмешлив и строг. Чувствуется, что он не любит давать интервью, но чётко соблюдает правила шоу-бизнеса. Он курит одну за одной и с неохотой погружается в прошлое, что делает обычно только по просьбе журналистов.

Со стороны проще всего охарактеризовать Tequilajazzz как кармических преемников ленинградского рок-клуба. Переродившийся в «Текилу» «Объект Насмешек» вырос из кругов культовых «Автоматических Удовлетворителей», где также вращался, например, Виктор Цой, а барабанщик Александр «Дусер» Воронов играл в ещё одной важной питерской группе «Ноль». При этом ничего более далёкого от словосочетания «ленинградский рок-клуб», чем музыка Tequilajazzz, невозможно себе даже представить — кажется, что у «Текилы» больше общего с остервенелым сибирским панком, чем с детьми обеспеченных родителей из культурной столицы.

Историю Tequilajazzz можно охарактеризовать как «larger than life»: андеграундные панк-корни, дружба с мировыми рок-звёздами, концерт на Эльбрусе — кажется, что это чересчур для одной музыкальной карьеры, тем более русской группы. И всё-таки самое главное, почему этот бренд всё ещё актуален в 2021 году — не наследный статус и не богатая на события биография, а музыка. Глубокая, живая, никогда никого не копировавшая и сочетающая страсть и философский взгляд на мир, жёсткость и психоделичность, многослойная и комплексная, но временами привязчивая как поп-хит. Меняющая жизни, грандиозная и вечная. Вот как она создавалась.

1997

«Объект Насмешек» и «Дикий Восток»

Ранние песни «Объекта Насмешек» совершенно не похожи на политизированную музыку членов Ленинградского рок-клуба. Вместо glasnost и советского прошлого музыканты смеются над вещизмом и увлечением детективами, а вместо Горбачева их героем становится Бельмондо. Значительную роль в звуке играет синтезатор, а наряду с традиционными рок-зонгами группа играет твист и регги. С одной стороны, звук «ОН» создавался с прицелом на актуальных музыкантов эпохи (от Talking Heads до XTC), c другой — этот мелодичный и ироничный пост-панк и для 2021 года звучит удивительно актуально. В похожем стиле сейчас играет, к примеру, группа «Интурист». «Рок-клубы — это глупо», — заявляет лирический герой «Объекта», и этого индивидуалистического кредо Евгений Фёдоров и его коллеги-музыканты продолжают придерживаться и по сей день.

Евгений Фёдоров: «Изначально существовала группа КСК („Климакс Скандального Кризиса“), ею руководил мой брат Андрей „Дюша“ Михайлов. Мы играли актуальную и,  в целом, довольно весёлую музыку — пост-панк и нью-вейв. В 1985 году из армии вернулся Рикошет — и мы поняли, что такой классный певец и харизматичный фронтмен хорошо дополнит наш состав. Так родился „Объект Насмешек“. Первый альбом „Смеётся О.Н. — ОН смеётся последним“ на 90 % состоит из песен КСК 83-85 годов — это была близкая мне музыка, и многое оттуда перекочевало в Tequilajazzz. Затем Рикошет взял бразды правления в свои руки, и группа стала развиваться так, как хотелось ему, постепенно превращаясь в русский рок, каким мы его знаем сегодня. Я имею в виду стандартный формат „Нашего Радио“ и все негативные коннотации, которые с этим связаны.

На фоне популярности перестроечного рока всё это ещё как-то работало, но я активно сопротивлялся этим музыкальным тенденциям, и постепенно „Объект“ начал распадаться. В этом предраспадном состоянии записан последний альбом „Объекта“ того периода „Сделано в джунглях“. К написанию музыки на нём я приложил руку в большей степени — и кое-что из него тоже в итоге перешло в Tequilajazzz. Когда „Объект“ уже практически развалился, нас пригласили принять участие в съёмках фильма „Дикий Восток“ Рашида Нугманова. В главных ролях там играли Рикошет и гитарист Объекта Константин Фёдоров [в дальнейшем — гитарист Tequiljazzz периода 1993-2015-го — прим. ред.]. Уже под занавес работы над фильмом меня сняли в небольшом эпизоде и привлекли к работе над саундтреком. Именно сочинение музыки к этому фильму стало толчком, чтобы мы собрались как Tequilajazzz и начали делать что-то более актуальное. „Дикий Восток“ — и эстетически, и музыкально — это дистопический мир „Безумного Макса“. Он полностью отражал настроения, которые царили в то время в мире, и которые были интересны для нас.

В Ленинградский рок-клуб нам вступать не хотелось — эта структура уже в середине 80-х казалась нам устаревшей, как в музыкальном плане, так и в плане организации. И всё-таки вступить пришлось — просто Костя Кинчев очень хотел, чтобы мы с ним играли на пару, а условием легального выступления было наше членство. И мы до сих пор это расхлёбываем. По сей день приходится в интервью отвечать на вопросы о рок-клубе, хотя сами мы о нем почти никогда не вспоминаем».

«Объект Насмешек»

«Стреляли?» и «Вирус»

Эстетика «Безумного Макса» — разрушенные войной города, по которым скитаются люди как тени прошлого, тотальная анархия, в которой единственными героями становятся бандиты и пираты, и лязг ржавого железа в качестве основного саундтрека — всё это в полной мере про первые два альбома Tequilajazzz. На некоторое время главной концертной площадкой группы в России становится питерский клуб TaMtAm — запоздавший на пару десятилетий российский вариант легендарного CBGB, где формируется настоящая андеграундная сцена: «Последние Танки в Париже», «Химера», «Король и Шут». Тем не менее, «Текила» довольно быстро перерастает их по качеству звука и разнообразию музыкального материала — и на долгие годы становится чуть ли не единственным выбором российских промоутеров в качестве разогрева для главных западных групп — от Sonic Youth до Motorhead. При этом рамки пост-советской России, где на всю страну пока всего несколько адекватных звучанию группы концертных площадок, сдерживают потенциал Tequilajazzz — и все 90-е музыканты активно гастролируют за рубежом, задолго до t.A.T.u. обретая статус главного музыкального экспортного бренда нашей страны.

Евгений Фёдоров: «„Стреляли?“ не теряет актуальности — эти песни мы до сих пор с удовольствием играем на концертах. Они довольно точно характеризуют наше творчество, хотя Tequilajazzz в дальнейшем и поменяли эстетику на более мягкую, прозрачную, психоделичную. Если „Стреляли?“ — это в первую очередь романтически-революционный настрой, Че Гевара, страны третьего мира, бардак и текила рекой, то „Вирус“, несмотря на всю грубость, — это более северная пластинка со спокойным, холодным осознанием того, что всё пошло не так.

В тот период мы вдохновлялись музыкой и отношением к миру Einsturzende Neubauten, Ника Кейва, Swans — но в музыкальном плане мы на них не ориентировались. Я, например, большой поклонник Густава Малера, но это не значит, что мне хочется писать музыку для симфонического оркестра. Да, в наших песнях можно услышать образы кейвовской южной готики или распадающегося урбанистического пейзажа, как у „нойбаутен“. Эти вещи влияют на нас до сих пор — нет-нет, да и скажешь на репетиции: „Давай вот здесь сделаем гитару, как у Einsturzende“. Просто Бликса Баргельд и его музыканты — зачастую, кстати, играющие не на традиционных инструментах, а просто на каких-то железяках — используют очень нетривиальные способы звукоизвлечения. Рок-музыка ведь уже к средине 70-х годов стала глубоко консервативным явлением: бас–барабаны–гитара и певец на грани нервного срыва. Это по-своему великолепная формула, но она застывшая, ригидная. Нам важно расширять звуковую палитру — это позволяет не оставаться в приевшейся парадигме классического рока.

Едва появившись, Tequilajazzz привлекла внимание разных западных ребят, которые приезжали в Петербург на волне интереса к горби-культуре, включая европейских промоутеров. Образовались мы в 1993 году, а уже в 94-ом выехали на первые западные гастроли, и следующие несколько лет провели в бесконечных поездках от Гамбурга до юга Испании. Мы были одной из самых гастролирующих групп России — нас опережал только „АукцЫон“. При этом для экспатов мы играли только в США, Израиле и иногда в Германии, в целом русскоязычная аудитория для нас была редкостью. В принципе, мы изначально и рассчитывали кататься по миру и быть интересными публике в глобальном масштабе. На английском мы никогда не пели — в отличие от многих наших друзей, с которыми мы начинали на сцене TaMtAm. За границей мы обнаружили, что наша музыка, создаваемые ею образы сами по себе говорят с публикой на многих языках, вне зависимости от того, на каком языке поётся текст.

Мы действительно довольно много играли тогда на разогреве у западных команд — во многих случаях это был их собственный выбор. И если Smashing Pumpkins выбирали из набора: „Вопли Видоплясова“, „Мумий Тролль“, Tequilajazzz, то Faith No More во второй приезд сами попросили организаторов поставить на support именно нас. Играть с большими западными командами всегда очень любопытно и очень неудобно. Это жёсткие рамки касательно саундчека, расписания, возможностей нормально подготовиться к выступлению. Фанатского запаса тоже минимум — людям в зале ты, скорее всего, по барабану. Это нужно выстоять, пережить, это научило нас нормальному, здоровому пофигизму, мы в целом стали сильнее. С другой стороны, мы всегда тепло общались с западными музыкантами — например, с Sonic Youth и с большей частью Smashing Pumpkins. А после выступления на фестивале „Учитесь Плавать“ к нам в гримёрку зашёл Том Морелло, приобнял Сашу Дусера и сказал: „Классный ты драмер, нам бы такого!“».

«Целлулоид» и «Сто Пятьдесят Миллиардов Шагов»

В 1998-1999 годах вышли альбомы, резко переместившие Tequilajazzz из андеграунда в высший эшелон мейнстрима и открывшие её для огромной аудитории. «Целлулоид» и «Сто Пятьдесят Миллиардов Шагов» — это концептуальные пластинки, на которых можно услышать целую палитру нестандартных аранжировочных элементов, от ситара до брейк-бита. «Тему прошлого лета», «Зимнее солнце», «Стратосферу» до сих пор можно услышать в эфире радиостанций, а на «Тишину и волшебство», «Кроме звёзд» и «Меня здесь нет» были сняты арт-клипы, пришедшиеся ко двору на только что начавшем вещание «MTV Россия». На разнообразное звучание пластинок непосредственное влияние оказал опыт Евгения Фёдорова в создании музыки для кино, телевидения и театра. Для иных преображение группы в тот момент стало шоком, те же, кто был знаком с экспериментальным совместным альбомом Tequilajazzz и группы «Колибри» «Бес Сахара», ещё в 97 году понимали, что с хардкором ранних альбомов покончено.

Евгений Фёдоров: «К 97 году мы подустали от постоянного пребывания в альтернативной тусовке. „Учитесь Плавать“ — прекрасный фестиваль, но несколько однобокий, а нам хотелось чего-то большего. Мы и музыку слушали несколько другую, не замкнутую на всём этом альт-роке. С „Колибри“ мы варились в одной петербургской музыкальной тусовке: они часто ходили на наши концерты, а мы — на их. Девчонки — в первую очередь Наташа Пивоварова и Инна Волкова — тогда сами устали от образа эдаких птичек и очень хотели записать по-настоящему жёсткую, хардкоровую пластинку. А мы, в свою очередь, устали от тяжеляка, и нам хотелось нежного, прозрачного звука. Борьбу двух этих начинаний и можно услышать на „Бес Сахара“. Победила, конечно, жёсткость — потому что девушки всегда добиваются того, чего хотят.

„Целлулоид“ — это был резкий поворот. Мы делали то, чего никогда раньше не пробовали, и делали это весело, радостно, воодушевленно, без тягостного ощущения большого труда. Это концептуальная пластинка, которая задумывалась как некий саундтрек — в частности, некоторые песни с неё не предполагалось исполнять живьём. А „Сто Пятьдесят Миллиардов Шагов“ уже вытекает из „Целлулоида“ как родной, эти две пластинки дополняют друг друга. Это более грустная запись, обратная сторона медали.

На запись и продвижение альбома было решено занять денег у ребят, с которыми страшно было разговаривать. Заняли довольно крупную сумму даже по нынешним временам — чтобы работать в студии столько, сколько мы захотим, без всяких ограничений, плюс снять видеоклипы. Пластинка вышла за два дня до дефолта 1998 года. Я помню, что мы тогда были в Крыму на „Казантипе“, и прилетели готовиться к презентации заранее, за несколько дней — а многие наши друзья прилететь оттуда уже не смогли. Для того, чтобы выбраться из долговой ямы, нам пришлось дать огромное количество концертов. Но мы выбрались.

Ни до, ни после того периода у нас не было денег на съемки клипов — мы же нищая петербургская группа, а не московские дети богатых родителей. На видео нам не хотелось выглядеть как стандартная брутальная рок-группа — поэтому мы делегировали работу с ним людям, у которых было своё, особенное видение, и ничего им не навязывали. Кстати, мой самый любимый клип — не из этого периода. Это видео на песню „Звери“, оно очень точно совпадает с замыслом самой композиции. Это фантастическая работа Димы Резчикова — не съёмка, а анимация, работа с рельефной фактурой. А я в ней снимался как кукла внутри кукольного мультфильма».

«Выше Осени» и «Журнал Живого»

Получив все мыслимые для России конца 90-х почести за «Целлулоид» и «Сто Пятьдесят Миллиардов Шагов», в 2002 году Tequilajazzz выпускает, возможно, свой главный альбом «Выше Осени» — зрелую, сложную работу без массовых хитов, но с новой, философской интонацией и песнями о расставании с прошлым. Вишенкой на торте должен был стать дуэт с бас-гитаристкой и вокалисткой Sonic Youth Ким Гордон, не случившийся только из-за трагического стечения обстоятельств. После этой работы нового студийного альбома придётся ждать целых семь лет, хотя группа продолжит активно гастролировать и выступит даже на склоне Эльбруса на высоте 4 800 метров над уровнем моря. Выложенный для свободного скачивания на официальном сайте группы «Журнал Живого» расколет аудиторию: кто-то посчитает материал чересчур легковесным и проходящим скорее по адресу многофигурного сайд-проекта Фёдорова Optimystica Orchestra, а кто-то — что расцвеченное мажорными духовыми и изобилующее самоцитатами звучание группе к лицу.

Евгений Фёдоров: «„Выше Осени“ — пластинка о личных вещах, увиденных с высоты кавказских гор. Это взгляд из заснеженного, обледеневшего, абсолютно одинакового на протяжении веков мира, находящегося выше облаков. Что-то надчеловеческое, надмирное, с высоты Господа — или демона. В 2001 году меня пригласили поработать над музыкой для фильма о восхождении в горы. Работа предполагала подъём вместе со съёмочной группой. Это был очень сложный маршрут — 6Б, высшая категория сложности, гора Шхара, её ещё называют гора-убийца. Маршрут до конца пройден не был, экспедиция закончилась трагически. По возвращению на большую землю мне стало очень трудно общаться с людьми, так как я, скажем так, увидел нечто другое. Приходил в себя я долго. При этом „Выше осени“ не то, чтобы непосредственно об этом, — просто это приключение укрепило меня в мысли, что не надо смотреть на то, что происходит вокруг: что о тебе думают люди в тусовке, журналисты или коллеги-музыканты. Нужно гнуть свою линию и делать то, чего тебе хочется в данный момент. Не пытаться делать что-то модное, а делать сразу вечное.

С Ким Гордон получилось так. Мы хотели, чтобы она записала песню „Двойники“. Когда мы её придумали, флюиды Sonic Youth прямо летали вокруг — и проявились в аранжировке. Мы уже договорились с Ким о записи, но помешали печально известные события 11 сентября 2001 года. Тогда ещё не было так распространено заочное сотрудничество, которое сейчас возможно благодаря интернету. Из-за последствий теракта визу в США нам не выдали, хотя мы до этого уже были там несколько раз. Ехать в Россию также не входило в планы Ким — так что нам пришлось отказаться от этой идеи. В 2003 году, когда Tequilajazzz и Sonic Youth вместе играли на финском фестивале „Илосаари-рок“, мы за кулисами со смехом и лёгкой грустью вспомнили эту историю. Впрочем, может, ещё удастся сделать что-то вместе.

До вершины Эльбруса мы с концертом не добрались, хотя план был именно такой, — помешали погодные условия. Это был конец сезона, поднялся сильный ветер и сдул снег на нужных участках — поэтому мы не смогли поднять туда гитары, барабаны, усилители, генераторы. Мы остановились на скалах Пастухова, и там дали небольшой концерт для сопровождавших и приглашённых — человек для 20. Но вообще всё это приключение было большой глупостью, потому что это как раз те места, где музыка может звучать разве что ради рекорда. Скрип снега, стук ледорубов и шум ветра — вот звуки, которые должны там царствовать. Этот опыт подвёл меня к мысли, что музыка уместна далеко не везде — а если уместна, то далеко не всякая.

„Журнал Живого“ — очевидно кризисный альбом. Такие альбомы есть у всех, и они должны быть. Если человек записывает кризисный альбом и потом на какие-то месяцы или годы прекращает активную деятельность — это, по-моему, как раз показатель здоровья. Как сказал однажды Булат Окуджава Олегу Митяеву: „Не пишется? Значит, пока читай“».

«НЕБЫЛО» и «Камни»

В марте 2010 года Tequilajazzz объявили о распаде. И хотя первое совместное выступление Фёдорова и Дусера состоялось уже в 2012, а в 2013 «Текила» вновь вышла на сцену в оригинальном составе, чтобы отыграть концерт в честь 20-летнего юбилея, поклонникам трудно было поверить в полноценное возвращение — до тех пор, пока не появился новый студийный материал. Записывала его группа уже в обновлённом составе — к двум сооснователям присоединились Константин Чалых («Мои ракеты вверх») и Роман Шатохин (i-Laska). Выпущенный в 2018 году альбом акустических версий песен Tequilajazzz стал одной из самых нежных и воздушных записей года. С тех пор Евгений Фёдоров и компания заметно активизировались — выкладывали в соцсети ранее не опубликованные песни («Бонни»), выступали с жёсткой критикой устаревшего формата «Нашего радио», играли живьём от начала до конца «Целлулоид». Отдельного упоминания стоит шикарный народный трибьют группе, до сих пор не оценённый по достоинству; между тем, на нём группа «Звери» поёт «Зверей», а другие песни Tequilajazzz предстают в невероятном многообразии версий — от джаза и кухонной акустики до хардкора и шугейза.

И вот, в пост-карантинном 2021 году выходят «Камни» — первый полноценный альбом за 12 лет. «Камни» — это альтернативный рок в мажоре («Ненавижу минорные тональности», — комментирует Евгений Фёдоров), девять песен о надвигающейся катастрофе и стоицизме, исполненные прозрачного, мирового уровня звука и изобретательных инструментальных партий. 

Евгений Фёдоров: «„НЕБЫЛО“ почему-то не принято причислять к нашим номерным альбомам. Это очень печально, потому что это абсолютно новые аранжировки, новый подход — фактически другие песни. Новые музыканты в составе Tequilajazzz Костя и Роман привнесли собственный звук и идеи, а самое важное — у них велико желание играть, а не почивать на лаврах. Альбом появился благодаря тому, что они присоединились к коллективу: мы сидели с ними как-то дома, в тихой обстановке, и разбирали партии старых песен на акустических гитарах. И неожиданно для самих себя обнаружили: если выключить перегруз, изъять навороченные партии барабанов — песни раскрываются совершенно иначе.

Обычно unplugged — чисто коммерческая затея, смягчённая версия программы, чтобы играть по клубам перед людьми, поглощающими стейки. У нас же была совершенно другая задача — раскрыть те аспекты, которые изначально заложены в музыке, но прячутся за громом барабанов и рёвом гитар. И теперь наоборот, элементы аранжировок, сделанных для „НЕБЫЛО“, входят в нашу эклектическую программу. Этот опыт очень пригодился и во время пандемии: мы много играли квартирных, подпольных концертов для маленькой аудитории. Мы тогда вспомнили, что такое настоящий квартирник: не что-то, с понтом разрекламированное в интернете, а концерт в самой настоящей квартире, когда приходят друзья, шапка пускается по кругу, и играется тихая, домашняя программа.

Сейчас рок выходит уже на третью волну самоповтора. Это довольно забавно — супер-прогрессивной считается музыка, которая была модной, когда мне было 20. Это даёт нам фору — мы можем продолжать играть то, что играли всегда, и при этом никто не скажет, что мы занимаемся ретро. Песни из „Камней“ появились на очень лёгком катере — радостно, спонтанно, что говорит об их потенциально долгой жизни. Это не вымученные произведения, созданные от головы или в погоне за модными тенденциями.

Для меня совершенно очевидно, что „Камни“ — продолжение альбома „Вирус“. Это альбом о предчувствии, что всё скоро рухнет, эдакое спокойствие обречённого. При этом, разумеется, каждый, кто послушает альбом, вынесет из него что-то своё, совсем не то, что мы в него закладывали — так происходит абсолютно всегда. Мы наблюдаем, как мир катится в пропасть — в экологическом, экономическом, во всех смыслах. Это вызывает целую палитру эмоций. Но у меня полностью отсутствует один из обязательных компонентов жизни здорового человека — ностальгическое чувство. Мир летит в тартарары, и чёрт с ним».

До этого интервью Николай встречался с Евгением Фёдоровым трижды — а он с ним ни разу. Однажды, годы спустя после прослушанной в 1997 году кассеты, Николай увидел солиста Tequilajazzz на одном из московских уличных маркетов около Новой Третьяковки: высоченный, выше самого Николая (к чему он с ростом в 190 сантиметров совсем не привык), в тельняшке и чём-то вроде матросского бушлата, Федоров излучал такую брутальную уверенность, что подойти с банальными восторгами Николай не решился. Вторая встреча была уже на сцене — в период, когда Tequilajazzz формально не существовала. В Зелёном театре Парка Горького непривычно окостюмленный Евгений руководил многоголовым ансамблем Optimistica Orchestra и исполнял блаженно-мажорные версии песен “Текилы”. Это оставило Николая обескураженным.

Наконец, третья односторонняя встреча произошла во время реюньона Tequilajazzz в старом составе. Со знаменитым вороным MusicMan наперевес, Фёдоров с равной лёгкостью и напором исполнял как “пиратскую” классику, так и более поздние, философские вещи. Тогда Николай подумал, что он выглядит как капитан корабля, готового не отплыть в вечность, как большинство русрокеров, а взять на абордаж пару-тройку гвардейских кораблей.

Прошло еще несколько лет, и вот Николай лично пообщался с Федоровым. 

Довольно стремно встречаться с кумирами юных лет. Многие считают, что этого лучше не делать вовсе — слишком велик риск разочароваться. Но разговор с Федоровым, разменявшим шестой десяток, наоборот убедил Николая в том, что тот не растерял ни энергии, ни грации. Ни, что самое важное — позитивно заряженной злобы ко всему, что стоит на пути. И кто знает, может быть, он и правда дракон с острова Комодо, который умудрённо глядит на остальное человечество, а сам цедит себе под нос: «Крабы, рыбы, чайки, совы, мыши, змеи, рыси, волки — все придут ко мне. Воду, воздух, камни, травы, соки, пламя, снег и сосны поднесут мне. И тогда, как всегда, все исправится. Кроме нас никого не останется».

24 декабря Tequilajazzz представят новый альбом в клубе «Космонавт» в Петербурге, а 14 января — в московском «Главклубе».

Фотографии: обложка – Анжела Липкевич, Виталий Ветров / Zapal, 1, 4 – Виктория Назарова / Zapal, 2 – Tequilajazzz, 3 – Валерий Потапов / Объект Насмешек

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа
Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа
Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле»
«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле» «Выхода нет» поколения зумеров
«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле»

«Русские горки»: Качели как символ ушедшего детства в клипе «Элли на маковом поле»
«Выхода нет» поколения зумеров

HMOT, сооснователь Klammklang — о российской электронике, неолиберализме и пении птиц
HMOT, сооснователь Klammklang — о российской электронике, неолиберализме и пении птиц «Какого черта кто-то считает, что может отнять у нас право мечтать?»
HMOT, сооснователь Klammklang — о российской электронике, неолиберализме и пении птиц

HMOT, сооснователь Klammklang — о российской электронике, неолиберализме и пении птиц
«Какого черта кто-то считает, что может отнять у нас право мечтать?»

Тэги

Сюжет

Люди

Бренды

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

Первая полоса

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена» Редакторы The Village попытались записаться на показы
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
Редакторы The Village попытались записаться на показы

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам Которые едут в Европу
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
Которые едут в Европу

Как дела, как дела? Это новый автозак
Как дела, как дела? Это новый автозак Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки
Как дела, как дела? Это новый автозак

Как дела, как дела? Это новый автозак
Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки

«Поездка на дачу отменяется»
«Поездка на дачу отменяется» Собрали кадры с майским снегопадом в Москве
«Поездка на дачу отменяется»

«Поездка на дачу отменяется»
Собрали кадры с майским снегопадом в Москве

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу» Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе

Подпишитесь на рассылку