новая классика13 августа 2021

«Евангелион» Шопенгауэр, депрессия и гигантские биороботы

«Евангелион»

Уже больше 20 лет «Евангелион» не дает покоя ни своему создателю, ни зрителям. В середине 90-х сериал вытащил аниме-индустрию из пучины кризиса, но и сейчас он постоянно всплывает в виде отсылок везде: от грайндкор-альбомов до видеоигр. При этом и первоначальный «Евангелион» никуда не делся — люди продолжают спорить о сюжетных линиях, по-разному трактовать заложенные в сериале метафоры и обсуждать концовку. Сегодня в российский прокат вышел Evangelion: 3.0+1.0 — четвертый и последний фильм в серии ремейков оригинального сериала. The Village попросил журналиста и знатока аниме Сергея Корякова рассказать об истории создания первого «Евангелиона»: отсылках к Библии и Шопенгауэру, личной истории автора сериала, а также о том, как аниме, признанное бороться с эскапизмом, стало его символом.

«Евангелион»

Shin Seiki Evangelion


Режиссер

Хидэаки Анно

Сценарий

Хидэаки Анно, Ёдзи Энокидо

Композитор

Сиро Сагису

Выход в прокат

4 октября 1995

Ты (не) справишься

Чтобы понть феномен «Евы» (так сокращают название сериала его фанаты), нужно знать историю его создания. В начале 90-х Япония в финансовом упадке. В кризисе не только денежном, но и креативном находилась и аниме-индустрия. Достигший расцвета в 1970-е жанр меха — аниме про гигантских человекоподобных роботов — уже не работал. Это изначально был откровенно детский жанр — эдакий аналог супергеройских мультсериалов, что смотрели дети на Западе. Сидя в роботах, «хорошие ребята» каждую серию разбирались с плохими ребятами, сидящими в других роботах. Дизайны роботов делались сразу с расчетом на то, чтобы игрушки по ним пользовались успехом у детей — в каком-то смысле меха всегда были рекламой игрушек. Нет, были и исключения — культовая франшиза «Мобильный воин Гандам», впервые показавшая в формате ТВ-аниме-сериала приближенную к реальности войну, сменив классическое противостояние добра и зла на конфликт разных интересов без однозначно правых сторон. Но все равно «Гандам» не смог бы просуществовать так долго (а ей уже больше 40 лет), если бы люди не покупали модельки. Такой рыночно ориентированный подход не мог привести к хорошим последствиям, и в начале 90-х жанру определенно требовалась основательная встряска.

И вот внезапно на сцену выходит студия Gainax, ставящая на революционные и необычные вещи. Ее создали университетские друзья, влюбленные в аниме и мангу. Один из них, Хидэаки Анно, к началу 90-х был довольно известным автором. К своим годам он успел поработать аниматором в студии Ghibli, в том числе и над культовой «Навсикая из Долины ветров», а затем создать уже свой проект про гигантских роботов «Ганбастер». Для молодого человека в условиях консервативной индустрии тех лет это было большими достижениями. Тем не менее к началу создания «Евы» Анно пребывал в депрессии — его полностью вымотала работа над адаптацией Жюля Верна «Надя с загадочного моря»: Хидэаки постоянно приходилось идти на компромиссы с руководством канала NHK, для которого делался сериал, и по итогу он просто-напросто утрачивал творческий контроль над проектом.

После того как амбициозный проект сиквела культовых «Крыльев Хоннеамиз» (одного из самых дорогих аниме-фильмов на момент выхода) заморозили, руководство студии Gainax решило создать на основе его наработок совершенно новый сериал.

«Евангелион» открыл двери на телевидение для странных, авторских вещей

Осенью 1995 года на японском телевидении вышла первая серия «Евангелиона». Сериал начинается в нашем мире после некой глобальной катастрофы. Главный герой, мальчик Синдзи Икари, прибывает в город Токио-3, чтобы встретиться с отцом — они не виделись с тех пор, как умерла мать. По прибытии Синдзи, на город нападает таинственное и могущественное существо — Ангел. Вскоре оказывается, что отец Синдзи, Гендо Икари — глава организации по борьбе с Ангелами. Главное их оружие — Евы, огромные роботы, пилотировать которые могут только дети. Оказывается, что отец Гендо и прислал за Синдзи только ради этого: он ему нужен как пилот, а не как сын.

Режиссура в духе фестивального артхауса

«Евангелион» с ходу удивлял нестандартным подходом к режиссуре. Авторы не стеснялись использовать огромное количество статичных кадров, заставляли персонажей молчать неслыханное для аниме тех лет время, а также прибегали к языку сюрреализма. Линчевские галлюцинации плавно переходили в затяжные пейзажи бессердечно-синего неба, тишина прибрежной линии, кадры абсолютно пустого обреченного города, который зачем-то продолжает защищаться от нечеловеческой угрозы, — все это создавало неслыханный прежде для телевизионного аниме эмоциональный фон. Язык фестивального кино проник в мир телевизионной анимации. Именно «Евангелион» открыл двери на телевидение для странных, авторских вещей. Без него вряд ли бы мы увидели сюрреалистический веб-панк «Экспериментов Лэйн» или пепельную меланхолию «Союза серокрылых». Впрочем, все это совсем не мешало сериалу быть и смешным, и милым. Хватало в нем и привычных для аниме вещей, вроде пьющего пиво пингвина. В этом и была большая часть обаяния «Евы» — слияние вещей из разных, казалось бы, плоскостей художественного языка.

Через сложно выстроенных героев Хидэаки Анно выражал свои чувства — а он тогда находился в глубокой депрессии

Но сериал славился не только странностями. При всей своей экспериментальности он все еще был о роботах. По слухам, именно анимация их боев стоила команде большей части бюджета — после середины сериала пришлось жестко экономить. Анно, будучи и сам талантливым аниматором, приглашал в команду лучших художников и аниматоров — именно им приходилось выкручиваться в условиях скованного бюджета. За большинство блестящих серий стоит благодарить Мицуо Исо, одного из лучших аниматоров в индустрии на тот момент. Вычурные дизайны роботов и Ангелов, созданные Ёсиюки Садамото, придавали всему этому зрелищу необходимый уровень аутентичности. Отдельного упоминания заслуживает и работа с саундтреком. Композитор Сиро Сагису написал всю оркестровую музыку в сериале — именно она успешно поддерживает заданный уровень эпичности. Ну а песни из опенинга и эндинга давно уже стали хитами, существующими отдельно от сериала.

Глубокие персонажи

Еще одна черта, выделяющая сериал, — невероятно тонко проработанные психологические портреты. В сериале почти нет плоских героев — здесь буквально все страдают от внутренних проблем. Каждый старается справиться с ними по-разному, но по мере развития сериала обстановка вокруг накаляется — и самим героям становится все тяжелее. Выясняется, что борьба с Ангелами, находящаяся под мнимым контролем, скрывала под собой абсолютный хаос в личных жизнях. Не новость, что Синдзи не хотел становиться пилотом робота — это частый троп в меха-сериалах. Но Синдзи не просто не хотел этого — за его нежеланием воевать скрывалось вовсе не чувство пацифизма, а желание сбежать — не от войны, а от самой потребности принимать решения и строить отношения с людьми. Он хотел сбежать от самой жизни. На этом уровне сериал можно целиком рассматривать как большую метафору внутреннего конфликта главного героя. Сюда же накладывались и проблемы пубертата, и цитаты из Шопенгауэра о дилемме дикобразов. Через сложно выстроенных героев Анно выражал свои чувства — а он тогда находился в глубокой депрессии.

Гигантские человекоподобные роботы — это круто. Мало кто будет спорить с этим простым, но непробиваемым утверждением

Все пилоты «Ев» — сироты. В мире, лишенном человеческого тепла, они ищут хоть какого-то одобрения — пытаются тянуться друг к другу, но одновременно боятся близости. Гендо, отец Синдзи, потеряв свою жену, утратил остатки своей человечности, дойдя до абсолютно запредельных по своей кощунственности экспериментов — только лишь ради того, чтоб воссоединиться с ней. Подобная история стоит здесь за каждым ключевым персонажем. Идея сделать главных героев психологически поломанными людьми была не нова — аниме-сериал «Мобильный воин Гандам Зета» еще в 80-х попытался провернуть этот трюк. Но там не получилось сделать из персонажей живых людей — зритель им просто не верил. Не хватало противоречивых характеров и запоминающихся черт. Любопытно, что массовая культура со временем лишила всего этого и героев «Евангелиона» — переживала и выплюнула их образы, лишив глубины. Те же женские персонажи, сексуализированные пубертатным взглядом главного героя, в итоге действительно стали сексуальными маскотами для привлечения фанатов. Надо ли говорить, что это шло вразрез с тем, что хотели сказать авторы.

Роботы или герои Лавкрафта?

Гигантские человекоподобные роботы — это круто. Мало кто будет спорить с этим простым, но непробиваемым утверждением. Неудивительно, что на протяжении многих лет жанр меха прямым образом ассоциировался с аниме. Можно даже сказать, что в сознании многих всё аниме и было мехой. Лучшие вещи в этом жанре всегда славились отличными дизайнами роботов (вспомните те же игрушки). Естественно, авторы «Евангелиона» должны были отличиться и здесь. Что обычно представляли из себя роботы в аниме? В большинстве случаев это огромные человекоподобные танки — нечто, выглядящее максимально техническим, с громоздкими формами, пусть даже и с дизайном, напоминающим самурайский доспех.

Роботы из «Евы» кардинально отличались. Во-первых, это были биомехи — они представляли собой алхимический союз плоти, технологий и оккультизма — все по заветам андеграундных течений фантастики. Во-вторых, их дизайн был смещен в сторону гибкости — грубые формы сменились изящными. «Евы» были полны практически звериной грации — вкупе с яркой агрессивной расцветкой, их внешний вид и вовсе внушал чувство животной опасности. В отличие от большинства собратьев по жанру, роботы из «Евы» не были инструментами. Наоборот, они были живыми, непредсказуемыми, чуть ли не лавкрафтовскими существами, саму суть которых было невозможно познать ни героям сериала, ни зрителям.

Хидэаки Анно не первым придумал сделать робота непознаваемо страшной сущностью. Еще в начале 80-х другой аниме-сериал «Легенда о великом Идеоне» использовал такой же мотив. Впрочем, Анно никогда и не скрывал влияние «Идеона» на свое творение. Как бы то ни было, благодаря выдающимся дизайнам Ёсиюки Садамото и прочим авторским решениям, роботы из «Евы» стали в один ряд по узнаваемости с собратьями из «Мобильного воина Гандама» или даже «Трансформеров».

Религиозные отсылки

Больше всего фанатам «Евангелиона» не дают покоя отсылки к религиозным и эзотерическим учениям. Само название отсылает к Евангелию — то есть буквально «вести о наступлении Царства Божьего и спасении рода человеческого», что рифмуется с сюжетом. Имена Ангелов, нападающих на главных героев, взяты из иудаистских эзотерических книг: первого Ангела зовут Адам, второго — Лилит (согласно кабаллическим учениям, Лилит была женой Адама, первого человека). Количество различной визуальной символики в кадре и вовсе зашкаливает: еще в самом начале опенинга зрителю показывают Древо жизни из каббалы.

Время шло, и сериал за счет своей скандальности становился все более популярным, приобретая статус культового прямо на глазах

Учитывая то, что весь этот религиозно-эзотерический пласт в сериале не поясняется примерно никак, рождение огромного количества интерпретаций и спекуляций на тему происходящего и скрытых в нем смыслов было неизбежно. Сами создатели, и Анно в том числе, много раз в интервью подчеркивали, что все эти вещи вставлялись в сериал для создания атмосферы загадочности и не несли в себе никакого смысла, кроме эстетического. Естественно, подобные заявления лишь подливали масла в огонь вечных споров вокруг пресловутого «смысла Евангелиона». Тем не менее независимо от того, как оно есть на самом деле, нельзя не признать, что религиозный пласт придал сериалу уникальное лицо, став одной из главных причин того, почему «Евангелион» стал бездонным колодцем по генерации идей и смыслов.

Та самая концовка

Бюджет сериала поистрепался еще на середине производства. Почему так вышло — из-за лишних растрат Анно или проблем с финансированием, — не так важно. Важно, как это повлияло на сам «Евангелион». Последнюю треть сериала снимали в условиях жесточайшей экономии, а Анно снова начал терять творческий контроль над производством. Студия была недовольна — сериал смотрели плохо, а редкие отзывы и те были спорными. Качество падало, а нарастающая депрессия автора давала отпечаток и на самом содержании. К финальным сериям деньги окончательно закончились, так что Анно пришлось сделать их на основе черновиков и сцен из прошлых эпизодов. Закончив работу, он уехал из города, как и большая часть команды. Все прекрасно понимали — такой финал им никто не простит. Вместо ответов на все накопившиеся вопросы или привычной для жанра грандиозной битвы финал предлагал абстрактное месиво, нечто похожее на последние минуты «Космической одиссеи 2001» за которым скрывались 40 минут психотерапии главного героя.

Задуманный как послание против эскапизма, «Евангелион» сам стал символом эскапизма, плотно прописавшись в гик-культуре

Буря действительно грянула. Большинство зрителей осталось в недоумении от увиденного, а кого-то оно откровенно шокировало. Сериал и до этого отличался излишне запутанным повествованием, окутывая зрителей туманом из психоанализа, символизма и терминологии разных областей. Но его концовка переплюнула и это — люди еще были не готовы к таким абстрактным завершениям. На почту Gainax посыпались письма с угрозами и требованиями «нормального финала». Сам Анно получил сотни пожеланий смерти, что чуть не довело его до самоубийства.

Но время шло, и за счет своей скандальности сериал становился все более популярным, приобретая статус культового прямо на глазах. Зрители постепенно начали приходить к выводу, что такого им больше никто и не покажет. Успех привлек в студию деньги, и пришедший в норму Анно согласился сделать «истинный» финал уже для кинотеатров, полнометражный фильм — «Конец Евангелиона». И это было грандиозное событие, которого так ждала публика. Снова не раскрывая тайны, а скорее преподнеся новые, Анно с упоением разрушал все, что зрители успели полюбить за те два десятка серий. На экране разворачивался один из самых грандиозных апокалипсисов в истории анимации и кино, умудрившийся переплюнуть своего главного вдохновителя — классическую мангу Го Нагаи «Человек-дьявол». Не стоит забывать и про великую сцену сражения Евы-02 с одержимыми серийными Евами — ее и по сей день проходят в художественных школах. Эсхатологический финал ожидал ошеломительный успех. Он сделал главное — еще раз дал зрителям незабываемый опыт. И закончил историю, не сломав ее таинственности.

Ты (не) вернешься

Чем же по итогу был «Евангелион»? Удачно собранной солянкой из миллиона отсылок к старым аниме и манге? Конечно. Рефлексией на тему войны? Анно и сам говорил, что многие годы его беспокоили темы милитаризма и ядерного оружия, временами ему казалось, что Токио будет уничтожен. Рефлексией на тему депрессии? Безусловно. Хороший ли это сериал? Спорно. Великий ли? Да. Спустя годы круги на воде культуры, отброшенные «Евангелионом», по-прежнему дают о себе знать. И дело даже не в монетизации — понятно, что с годами на его основе выпустили игрушки, мерч, целые линии одежды, создание маскотов — да что угодно.

Но не закончилась и сама история «Евы». Анно многие годы пытался убежать от успеха своего детища, обвиняя его фанатов в том, что они вывернули наизнанку главный его посыл. Задуманный как послание против эскапизма, «Евангелион» сам стал символом эскапизма, плотно прописавшись в гик-культуре. Тем не менее спустя годы Анно все равно вернулся к нему. Уйдя из Gainax и основав свою собственную студию Khara, он с новой командой приступил к работе над «Евангелионом по-новому» — серией полнометражных фильмов-ребилдов, призванных рассказать старую историю для новых зрителей. С новым взглядом и новым финалом. Первый из них вышел в 2007 году, последний же, четвертый, пройдя привычный для франшизы производственный ад, вышел в Японии только в этом году. Поставит ли он наконец точку в истории «Евы»? Вряд ли.

Фотографии: Netflix

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Вечное сияние чистого разума» Мишеля Гондри
«Вечное сияние чистого разума» Мишеля Гондри Журналист Артем Макарский — о фильме, в котором любовь проиграла
«Вечное сияние чистого разума» Мишеля Гондри

«Вечное сияние чистого разума» Мишеля Гондри
Журналист Артем Макарский — о фильме, в котором любовь проиграла

«Я работаю над аниме „Призрак в доспехах“»
«Я работаю над аниме „Призрак в доспехах“» Как российский иллюстратор Илья Кувшинов стал работать в Японии и зарабатывать тысячи долларов на Patreon
«Я работаю над аниме „Призрак в доспехах“»

«Я работаю над аниме „Призрак в доспехах“»
Как российский иллюстратор Илья Кувшинов стал работать в Японии и зарабатывать тысячи долларов на Patreon

«Необратимость» Гаспара Ноэ
«Необратимость» Гаспара Ноэ
«Необратимость» Гаспара Ноэ

«Необратимость» Гаспара Ноэ

Тэги

Сюжет

Бренды

Новое и лучшее

Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

Как искать работу после долгого перерыва

Без ведра с водой и отжима тряпки руками

Первая полоса

Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната
Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната
Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната

Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели Концерт Ветлицкой, фестиваль короткометражек и лекция о свободе
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели
Концерт Ветлицкой, фестиваль короткометражек и лекция о свободе

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

Как искать работу после долгого перерыва
Как искать работу после долгого перерыва И выходить на нее, если вы отвыкли от пятидневки и постоянных нагрузок
Как искать работу после долгого перерыва

Как искать работу после долгого перерыва
И выходить на нее, если вы отвыкли от пятидневки и постоянных нагрузок

Без ведра с водой и отжима тряпки руками
Промо
Без ведра с водой и отжима тряпки руками Почему стоит задуматься о покупке электрошвабры
Без ведра с водой и отжима тряпки руками
Промо

Без ведра с водой и отжима тряпки руками
Почему стоит задуматься о покупке электрошвабры

Волонтеры, которые заменяют собой государство

Волонтеры, которые заменяют собой государство

Волонтеры, которые заменяют собой государство

Волонтеры, которые заменяют собой государство

Что такое апсайклинг: Как 6 российских брендов переосмыслили старые вещи
Что такое апсайклинг: Как 6 российских брендов переосмыслили старые вещи
Что такое апсайклинг: Как 6 российских брендов переосмыслили старые вещи

Что такое апсайклинг: Как 6 российских брендов переосмыслили старые вещи

Как превратить хобби в успешный бизнес
Промо
Как превратить хобби в успешный бизнес И выгодно продавать тай-дай, фенечки и открытки
Как превратить хобби в успешный бизнес
Промо

Как превратить хобби в успешный бизнес
И выгодно продавать тай-дай, фенечки и открытки

«Как можно было сделать такую искаженную карту гастрономической Москвы?»: Гастро-критики — о звездах и рейтинге «Мишлен»
«Как можно было сделать такую искаженную карту гастрономической Москвы?»: Гастро-критики — о звездах и рейтинге «Мишлен»
«Как можно было сделать такую искаженную карту гастрономической Москвы?»: Гастро-критики — о звездах и рейтинге «Мишлен»

«Как можно было сделать такую искаженную карту гастрономической Москвы?»: Гастро-критики — о звездах и рейтинге «Мишлен»

Ботфорты, резиновые сапоги и военные ботинки: Какую обувь носить осенью
Промо
Ботфорты, резиновые сапоги и военные ботинки: Какую обувь носить осенью
Ботфорты, резиновые сапоги и военные ботинки: Какую обувь носить осенью
Промо

Ботфорты, резиновые сапоги и военные ботинки: Какую обувь носить осенью

Как устроена жизнь в особняке-коливинге Colife

Как устроена жизнь в особняке-коливинге Colife

Как устроена жизнь в особняке-коливинге Colife

Как устроена жизнь в особняке-коливинге Colife

Венецианская чикеттерия Giulietta, Please, Stop Crying на Никитском бульваре
Венецианская чикеттерия Giulietta, Please, Stop Crying на Никитском бульваре
Венецианская чикеттерия Giulietta, Please, Stop Crying на Никитском бульваре

Венецианская чикеттерия Giulietta, Please, Stop Crying на Никитском бульваре

И в пир, и в диджитал-мир
Спецпроект
И в пир, и в диджитал-мир Что рабочие привычки говорят о вас как о творческой личности
И в пир, и в диджитал-мир
Спецпроект

И в пир, и в диджитал-мир
Что рабочие привычки говорят о вас как о творческой личности

Как устроена работа частного детектива

Как устроена работа частного детектива«За 500 рублей можно легко узнать у таксиста, о чем его пассажир говорил по телефону»

Как устроена работа частного детектива

Как устроена работа частного детектива «За 500 рублей можно легко узнать у таксиста, о чем его пассажир говорил по телефону»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской» Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство

«Без усилий»: Как начать действовать
«Без усилий»: Как начать действовать И не забросить свое начинание, толком ничего не сделав
«Без усилий»: Как начать действовать

«Без усилий»: Как начать действовать
И не забросить свое начинание, толком ничего не сделав

Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке
Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке И довольно унылый альбом Coldplay — что смотреть, читать и (не) слушать на этой неделе
Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке

Документалка Apple TV про The Velvet Underground, книга Рема Колхаса о Нью-Йорке
И довольно унылый альбом Coldplay — что смотреть, читать и (не) слушать на этой неделе

Вещи со смыслом
Промо
Вещи со смыслом Почему нам больше не интересны просто кроссовки
Вещи со смыслом
Промо

Вещи со смыслом
Почему нам больше не интересны просто кроссовки

Подпишитесь на рассылку