20 сентября, понедельник
Санкт-Петербург
Войти

Инди-рок из Минска и Пинска: Познакомьтесь с группой «Союз» «Беларусь — это очень классный буфер»

Инди-рок из Минска и Пинска: Познакомьтесь с группой «Союз»

Окрестности минского микрорайона Грушевка — странное место. С одной стороны — 15 минут езды что до туристического Троицкого предместья, что до проспекта Независимости, что до любого другого места в центре города. С другой — стоит перейти дорогу, как новостройки, развязки и прочая цивилизация заканчивается и появляются одноэтажные избушки с огородами, собаки, гаражи, низкие панельные дома.

«Это то, что не вытеснил город. Все слегка покрылось мхом, но выглядит очень колоритно, — говорит Алексей Чумак, вокалист и автор музыки в минской инди-группе „Союз“, стоя возле клуба „Агломерат“, где группа должна выступить на открытии Moscow Music Week. — Вот мама моя, когда заезжает ко мне туда на машине, любит приговаривать: „Вспоминаю 70-е годы. Тут у вас, конечно, самые что ни на есть 70-е“». В этом районе Чумак провел первые годы своей жизни и теперь снова переехал туда жить.

В мае «Союз» выпустил на лейбле Ивана Дорна Masterskaya свой второй альбом «II» — и стал по-настоящему востребованным за пределами белорусской столицы. Презентация проходила в московском клубе Powerhouse, из приглашенных гостей на альбоме — Петар Мартич из «Пасош» с куплетом об особенностях гастрольной жизни и Евгений Горбунов с… ну, тем, что у него получается обычно. Это, впрочем, не оттеняет главного героя альбома.

«Конечно, меня вдохновляет именно Минск», — продолжает Чумак. По его словам, переезд в родной район сыграл для него важную роль в процессе записи альбома. И действительно, если на прошлогоднем первом альбоме «Это все совсем не то» группа еще хотела сочинять песни, пускай и на репетиции в последний момент, то теперь их почти не осталось.

На «II» нет хитов, очень мало хуков, но вот музыки, такой же, немного сонной, как и город, которым она вдохновлена, очень много. Что-то взято из наших нынешних представлений о советской музыке, что-то — из психоделики, что-то — из джаза и фанка, что-то — из бразильской тропикалии. Одна из песен называется «Мируз», по фамилии французского композитора Жан-Пьера Мируза, и это уже отчетливый кивок в сторону того, чем вдохновлялись Чумак с басистом Никитой Орловым и барабанщиком Станиславом Мурашко.

А в песнях, если они и появляются, поется все о том же: «Я помню все пути, которыми ходили в детстве мы, — почти шепотом говорит Чумак в песне „Лирическая“. — Мне дороги они, я рад, что снова там могу пройти». The Village встретился с «Союзом» перед последним концертом группы в Москве и поговорил о музыке, минских сайтах и рэпе.

Интервью: Паша Яблонский

Редактор: Лев Левченко

Видео- и фотосъемка: Анастасия пожидаева

Интервью
Паша Яблонский

Редактор
Лев Левченко

Видео- и фотосъемка
Анастасия пожидаева

Монтаж

Наташа Шляховая

— По музыке заметно, что вы не просто так здесь собрались. Вы учились где-то?

Алексей: Из общепринятого образования у нас есть только музыкальная школа по классу фоно — только сегодня узнал, что у Никиты оно тоже есть. Все остальное мы постигали сами. Первую запись я сделал в Guitar Pro, когда мне было десять лет, — кажется, она до сих пор лежит на одном из жестких дисков. Прикольно, что я тогда совсем не умел играть на гитаре, поэтому, когда прописывал ее в программе, не учитывал, что там в принципе есть лады — я писал ее по нотам. Поэтому у меня могли получиться аккорды, где есть второй лад и 12-й.

— Что ты тогда слушал?

А.: Ну, наверное, тогда, лет в 10–12, я слушал прогрессив-рок. King Crimson немного, но в основном мне очень нравилась другая группа — не такой столп, как King Crimson, — она уже появилась в 90-е, называлась Dredg. На них меня подсадил мой старший брат. У них были интересные гармонии, необычные ходы — меня всегда это привлекало в музыке, и я искал, где можно найти такие ходы и такие решения. Когда я услышал Dredg, я подумал: «Вау, вот оно! Может, вся прикольная музыка — это и есть прогрессив-рок?»

Потом я понял, что, конечно, ошибаюсь, и продолжал искать — в какой-то момент у меня был период мат-рока и эмо. В то же самое время я мог слушать какой-нибудь дрим-поп и шугейз, например. Примерно тогда, лет восемь назад, у меня даже была своя мат-рок-группа — я там играл какие-то дикие запилы на гитаре и пел. Это все еще было по-английски — тогда была другая музыкальная парадигма.

Алексей Чумак
Станислав Мурашко

— Тогда вы еще не были знакомы между собой?

А.: Да, мы познакомились около трех лет назад.

— А как пришли к музыке Стас и Никита?

Никита: Свои первые записи я делал на магнитофон Sony, у которого были встроенные микрофоны — записывал разговоры с друзьями, а потом коллажировал все это с радиозаписями. Получались такие экспериментальные детские записи. Мне это очень нравилось. Теперь я нахожу эти записи, они супер. В десять лет я начал делать что-то во FruityLoops, затем переключился на Ableton — в нем я работаю до сих пор. Мне тогда очень нравился Моби, так что я тоже старался делать что-то электронное.

Станислав: Это даже слышно в ранних треках Applepicker (сольном проекте Никиты Орлова. — Прим. ред.).

Н.: Вместе с этим я тоже слушал и прог-рок, и что-то танцевальное. Дома всегда было много кассет и пластинок — было из чего выбирать.

— А вы ведь все из Минска?

А.: Нет-нет, Никита из Пинска.

— Я просто читал одно из ваших интервью и подумал, что это опечатка.

С.: Нет-нет, никакая не опечатка! У вас тут есть магазины «Пинскдрев» — это мы к вам сюда возим мебель из Беларуси.

А.: Мы, мы! Думаете, просто так сейчас к вам на поезде приехали? Нет, сначала надо было в товарный вагон зайти, вещи закинуть.

Н.: В общем, нет, никаких заявок на форумах я не оставлял, все это происходило через личные знакомства.

С.: «Музыкальная газета» у нас была. Вот там-то я и смотрел ориентиры с Metallica и «ДДТ».

Никита Орлов

— Я правильно понимаю, что в «СОЮЗе» вначале играли Леша и Никита?

А.: Вначале мы вдвоем пытались что-то делать, но подумали, что хорошо бы взять его кого-то — тут как раз подвернулся Стас, и мы стали «Союзом».

— Вы сейчас живете в Минске, ваш лейбл, Masterskaya находится в Киеве, при этом вы постоянно выступаете в Москве — как это для вас работает?

А.: Ну, к «Мастерской» мы особо не привязаны — просто выпустили там несколько альбомов. Нам для этого даже не нужно ездить в Киев, мы все делаем в Минске — у себя в студии, где мы и репетируем. Наш второй альбом записан в той же комнате, где мы все эти песни придумываем и разбираем.

Из того, что попало на альбомы, на «Мастерской» записаны только синты из «Партнеров по бизнесу». Причем их я писал прямо на диктофон айфона. Просто я в это время был в Киеве — работал на «Мастерской», но это никак не было связано с «Союзом».

— Чем вы занимаетесь, помимо группы? Вы же не можете зарабатывать только музыкой и сидеть целыми днями репетировать?

С.: Ха, ну вот Никита может! У него легко может быть по четыре-пять репетиций в день. Кстати, я сам когда-то был очень на него похож — бывает, выступаешь на небольшом фестивале и играешь в трех группах из пяти.

— У вас много концертов в Москве, основная ваша аудитория в России. Вы не думали переехать сюда?

А.: Интересно, что в последних поездках — мы вот сейчас ездили в Москву, Уфу и Казань — нас в каждом городе спрашивали об этом.

— Внутри России это логичный шаг для групп, которые становятся известными — все постепенно стягиваются кто в Москву, кто в Питер.

А.: Просто Беларусь — это очень классный буфер: вот здесь близко Россия, а проехал 100 километров в другую сторону — и там уже ЕС. Добрался до Вильнюса, а оттуда уже можно куда угодно лететь. Так что Беларусь — это все равно супер.

Плейлист с самыми интересные минскими группами, который составил для нас Никита Орлов

— Вернемся все же к работе и рутине — расскажите хоть вкратце, чем вы занимаетесь. Я периодически включаю вашу песню «Офисная» и начинаю расстраиваться. Я знаю, что ты, Леша, как раз-таки написал ее, сидя в офисе.

С.: Где бы ты ни работал, везде есть эта болезнь — замыливание разума, когда ты сидишь и думаешь: «Что, черт возьми, я здесь делаю?»

— Мы в таких случаях открываем заголовки минского The Village в конце рабочего дня: «Знакомые Коли Лукашенко рассказали, какой он человек», «Красный домик в Минске перекрашивают в розовый», «На Октябрьской избили парней, назвав их пидорами»…

А.: О-о-о, вот это супергорячая тема, последняя! Мы выступали на фестивале в «ОК16», и там висели постеры в поддержку ЛГБТ. Они были резко антигомофобные — на них большими буквами было напечатано «Да, я тоже пидор». Потом поборники традиционной семьи стали клеить поверх свои странные коллажи, будто бы сделанные в «Пейнте» или найденные в «Одноклассниках». Например, там была замечательная картинка, на которой изображена семья: с неба на них льется шестицветная радуга, но муж держит над женой и детьми зонтик, так что на них ничего не попадает. И там была целая новость про «Войну плакатов», так что я не удивлен, что сейчас все дошло до драки.

— Давайте вернемся к музыке — вам что-то нравится из того, что делают другие группы?

С.: Мне очень нравится «Петля пристрастия» — они и в России известны, сейчас вот на «Урганте» были. Я за ними очень давно слежу и пропитался их песнями — я просто плачу под них. Мне нравится лирика, музыка, да и люди там все прикольные. Не уверен, что я бы хотел так же, но они меня на что-то вдохновляют. Я помню первый концерт группы, в которой я играл очень долго, — был на разогреве у «Петли пристрастия» в клубе на 50 человек. Это было круто.

Н.: Я бы хотел вернуться к разговору о работе и через него перейти и к отечественной музыке. Я работаю на репетиционной «Студии 42», где мы, собственно, и записываемся. И мне очень интересно следить за минскими группами — как они появляются, как репетируют, как записывают новый материал…

С.: Как умирают…

Н.: На самом деле и это тоже, да. Параллельно с этим я смотрю анонсы и альбомы на «Родном звуке», но меня это не так цепляет — следить за местной сценой намного интереснее.

— Как получился фит с Петаром Мартичем?

А.: С «Пасош» мы просто как-то законнектились в прошлом году — мы с Петаром были на связи, ему нравилась наша музыка, еще когда выходил первый альбом.

С.: Я понимаю, как это работает: наш менеджер Максим — очень известный минский промоутер, через его руки проходят все знаковые артисты — и старые, и новые. Он очень любит рассказывать про нашу группу, и, мне кажется, он получил какой-то фидбэк от людей, с которыми мы начали контачиться. Вероятно, с «Пасош» так и произошло. К нам пришел Максим и сказал: «Ребята послушали, не против замутить фит».

— Откуда взялся речитатив?

А.: Петар послушал трек в первой версии, где был инструментальный второй куплет вместо читки, и сказал: «Ну, я здесь не могу услышать ничего другого, кроме рэпчика. Так что давайте я продолжу историю из первого куплета и дополню ее своим опытом».

С.: Никаких проблем с рэпчиком у нас нет — весь вопрос в том, насколько это гармонично звучит. В данном контексте я тоже ничего другого там представить не могу. Лично я бы вообще записал с ребятами целый альбом — может быть, и с «Пасош», а может быть, просто в какой-то рэп-направленности. Когда есть читка, повышается информативность — ты можешь раскрыть тему, и это не скучно.

— У «Пасош» весь последний альбом посвящен усталости от туров и переездов — вас эта тема тоже уже успела коснуться?

А.: У нас там все же разные куплеты — Петар рефлексирует на свою тему, читает о том, что ему близко. Он, кажется, записал вокал в Powerhouse в последний день перед отъездом в тур.

— Да, сейчас же у вас все идет от музыки.

А.: Все верно, слова у нас вообще часто пишутся в последний момент.

— А как случился совместный трек с «интуристом»? По стилистике-то вы намного больше похожи.

А.: Да как-то так же, через Макса. Но да, мне очень нравится то, что делает Женя.

Максим: Леша любит «Интуриста», а я люблю бухать с Мидборном — так и зародилась дружба разных стран. Вообще, Леша нашелся с Женей, потому что сильно уважает его творчество — и «ГШ»…

— Narkotiki…

М.: Какие наркотики, мы же из Минска! Ну а мы с Мидборном давно друзьяшки, да. В общем, я не могу вспомнить точный момент, когда вся эта история завертелась, но помню классный ответ Горбунова. Я ему говорю: «Запишем что-нибудь вместе?» — «Только при условии, что песня будет максимально отъехавшая». Так и было.

А.: По сути, я получил карт-бланш.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Пасош» — о Китай-городе, Мандельштаме и полиции
«Пасош» — о Китай-городе, Мандельштаме и полиции Одна из главных молодых рок-групп момента рассказала The Village о любимом районе
«Пасош» — о Китай-городе, Мандельштаме и полиции

«Пасош» — о Китай-городе, Мандельштаме и полиции
Одна из главных молодых рок-групп момента рассказала The Village о любимом районе

«Интурист»: «Я рожден быть дедом»
«Интурист»: «Я рожден быть дедом» Женя Горбунов рассказывает про «Командировку», ругает молодежь и предсказывает будущее
«Интурист»: «Я рожден быть дедом»

«Интурист»: «Я рожден быть дедом»
Женя Горбунов рассказывает про «Командировку», ругает молодежь и предсказывает будущее

«Кис-кис» — о «Нашествии», старых фанатах и о том, как сделать поп-панк толерантным
«Кис-кис» — о «Нашествии», старых фанатах и о том, как сделать поп-панк толерантным «Поедем по Невскому на огромной розовой вагине. Или даже на розовом танке!»
«Кис-кис» — о «Нашествии», старых фанатах и о том, как сделать поп-панк толерантным

«Кис-кис» — о «Нашествии», старых фанатах и о том, как сделать поп-панк толерантным
«Поедем по Невскому на огромной розовой вагине. Или даже на розовом танке!»

Как певица Олег Мусор делает русский рок для дворов
Как певица Олег Мусор делает русский рок для дворов 19-летняя Саша Горбачева — она же Олег — о любви к Жулебину, постбардах и отношении к Земфире
Как певица Олег Мусор делает русский рок для дворов

Как певица Олег Мусор делает русский рок для дворов
19-летняя Саша Горбачева — она же Олег — о любви к Жулебину, постбардах и отношении к Земфире

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

Кто такая Маша Платонова

Первая полоса

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того? Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург

Кто такая Маша Платонова
Кто такая Маша Платонова Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам
Кто такая Маша Платонова

Кто такая Маша Платонова
Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам

Стоит ли идти на выборы и почему?

Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Стоит ли идти на выборы и почему?
Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Выпил — за руль не садись
Спецпроект
Выпил — за руль не садись Как устроена профессия «трезвый водитель»
Выпил — за руль не садись
Спецпроект

Выпил — за руль не садись
Как устроена профессия «трезвый водитель»

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера

Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект
Стол к окну, микрозелень на подоконник 13 советов, как работать из дома экологично
Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект

Стол к окну, микрозелень на подоконник
13 советов, как работать из дома экологично

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе

«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе
«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти? «Моя война — это выбрать красный или белый цвет»
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
«Моя война — это выбрать красный или белый цвет»

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

7 глупых вопросов о Вертинском
7 глупых вопросов о Вертинском Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом
7 глупых вопросов о Вертинском

7 глупых вопросов о Вертинском
Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

«Ленинград — город маленький»: Показываем сквер «Осенний марафон» на Васильевском острове
«Ленинград — город маленький»: Показываем сквер «Осенний марафон» на Васильевском острове Советская киноклассика и новая урбанистика
«Ленинград — город маленький»: Показываем сквер «Осенний марафон» на Васильевском острове

«Ленинград — город маленький»: Показываем сквер «Осенний марафон» на Васильевском острове
Советская киноклассика и новая урбанистика

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку Прямиком с Каннского кинофестиваля
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
Прямиком с Каннского кинофестиваля

«Калинка моя», возрождение ресторана «Крокодил» и Российский ресторанный фестиваль
«Калинка моя», возрождение ресторана «Крокодил» и Российский ресторанный фестиваль
«Калинка моя», возрождение ресторана «Крокодил» и Российский ресторанный фестиваль

«Калинка моя», возрождение ресторана «Крокодил» и Российский ресторанный фестиваль

Большой куш: Ante Seafood & Bar в «Невской ратуше»
Большой куш: Ante Seafood & Bar в «Невской ратуше»
Большой куш: Ante Seafood & Bar в «Невской ратуше»

Большой куш: Ante Seafood & Bar в «Невской ратуше»

Подпишитесь на рассылку